Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
CHILD DOC - здоровье, воспитание, развитие ребенка
р
Ребенок бьет мамуВ разные моменты развития и роста ребенок полутора - трех с половиной лет начинает проверять границы дозволенного, в частности таким способом. Бьет, щиплет, кусает, дергает за волосы маму, папу, бабушку. Как правило, в этом возрасте события разворачиваются в кругу семьи и еще не распространяются на других детей. Что делать? Естественно, рецепт не универсален, но в случаях, когда речь идет о проверке границ, этого достаточно. 1. Сразу после удара важно сказать ребенку, что Вам больно и Вы не хотите, чтобы он Вас бил. 2. Если удар повторяется, постарайтесь перехватить руку. 3. Если в этот момент ребенок находится у Вас на руках, после второй попытки, нужно спустить его с рук, опять же сопровождая словами, что Вам не приятно такое обращение и на таких условиях Вы общаться не будете. Таким образом, мы присоединяем к словам действия, демонстрируя при его помощи суть слов. 4. Если ребенок плачет, можно практически сразу взять его обратно на руки и пожалеть. Ведь наша задача не наказать и унизить, а объяснить. А неожиданным для ребенка спуском с рук Вы действительно его расстроили. 5. Если после того, как Вы взяли малыша на руки, удар повторяется, снова спускаете его с рук, так же по возможности спокойно объясняя, ЧТО КОНКРЕТНО Вам не подходит. Важно найти такие слова, чтобы было точно понятно, что не ребенок плохой, а его поведение недопустимо. 6. Естественно, после этой попытки сразу на руки уже не берете. Но и доводить до истерики тоже не стоит. В следующий раз можно взять на руки, слегка придерживая ручки малыша. 7. Если ребенок не на руках, важно также, сопровождая действия словами, дистанцироваться. Т.е. если Вы играли вместе, прекратить игру, если он подбежал и ударил – выйти из комнаты. 8. Если все это происходит в присутствии других членов семьи или друзей, важно, чтобы они либо не вмешивались в ситуацию, либо поддержали маму. В данном случае лучше пожалеть пострадавшего, полностью игнорируя обидчика. Такой пример демонстрирует ребенку, что такое поведение – не самый удачный способ привлечь внимание и, главное, что он не работает. 9. Во всех этих действиях важна последовательность. Т.е. если маму нельзя бить, значит нельзя ни утром, ни вечером, ни на улице, ни в гостях, ни в каких других ситуациях. Как правило, для того, чтобы решить проблему хватает 2-3 недель. Классические ошибки родителей, когда они пытаются справиться с подобным поведением: 1. «Дать сдачи» несильно ударить по руке в ответ или отшлепать. Это неверно. Ведь дети копируют поведение родителей. И таким образом Вы демонстрируете ребенку, что удар – это вполне допустимый способ выразить свое недовольство. То, что нельзя ребенку, нельзя и маме. 2. «Притвориться плачущим» - это спектакль. Если не трогать сам факт обмана, то еще и то, как мама что-то изображает само по себе «развлечение». Особенно в год-полтора. И есть риск, что ребенок дальше будет повторять свои действия, чтобы увидеть «спектакль». 3. То же самое, что и п. 2 касается крика, воплей боли и т.д. Если ребенок не пугается, то воспринимает происходящее как «спектакль». И, возможно, захочет его повторить. 4. Стыд. Как тебе не стыдно и т.д. Стыд это социальная мерка, которая, если и эффективна в воспитательных целях, то намного позже. Для малышей это просто слово. В начале статьи я писала, что это часто проверка границ. Естественно, в том случае, когда в семье ребенок не видит подобного обращения. Если его бьют самого, или один из родителей может поднять руку на другого, то начинать менять ситуацию стоит с себя.


Игры для разума и души Игрушечная промышленность предлагает современным детям игры и игрушки на хоть какой вкус и возраст. Их богатство и обилие вызывает энтузиазм у малыша и растерянность у родителей. Какую избрать? Есть беспроигрышный вариант – настольные игры.

Нужно ли учить малыша играть? Казалось бы, он и сам отлично совладевает с этой задачей. В определенные периоды жизни малыш перестает тянуться к подвешенной погремушке и начинает перебирать пирамидку. Вот он уже раскладывает кубики по величине и форме, разбирает на запчасти возлюбленную машинку, пробует узнать, куда пристроить знакомую картину.

Сам? Да сам, но при помощи любящих родителей. Ведь это они подобрали правильную по размеру пирамидку, приобрели цветные кубики и проявили простые деяния с картинкой-вкладышем. Но это на шаге становления игры. А далее?

Познавательные настольные игры

Малыши хоть какого возраста обожают утехи, где есть познавательное содержание. Стоит только купить детские настольные игры, как внимание малыша переключается на решение развивающих задач. В таких играх можно проявить свои познания, находчивость, эрудицию. Можно заслужить похвалу возлюбленных родителей либо почтение друзей.

Вот почему 5-7-летние малыши с наслаждением разбирают простые головоломки, раскладывают геометрические фигуры с данными параметрами, собирают рисунки из паззлов, преодолевают препятствия в настольных «путешествиях».

Занимаясь без помощи других, ребенок в большинстве случаев ориентируется на свои познания и интуицию. Пробует разные варианты, перебирает вероятные решения, но не всегда выходит победителем из игры. Помощь взрослого, ненавязчивая подсказка, совместные занятия дают толчок к развитию мыслительной деятельности, помогает ребенку самоутвердиться в собственных возможностях и талантах. А это очень принципиально в данном возрасте, когда формируется база личности.

Обыкновенные и сложные игры

Как говорят психологи, настольные игры – типичная еда для детского разума. А еду нужно делать различной, если предки желают сделать малыша сильным и умным. Выбирая настольную игру принципиально ориентироваться не только лишь на возраст и интересы малыша, да и на трудность либо простоту решаемых задач.

Забава с посильными задачками доставляет наслаждение от победы на следующем шаге и подготавливает малыша к более сложным заданиям. В трудной же, многоцелевой игре нужна помощь взрослого, по другому ребенок стремительно растеряет энтузиазм, будет переключаться на другие виды деятельности.

Для хоть какого возраста

Приятный пример тому – настольная игра Эпидемия, в какой стратегические решения являются главной развивающей задачей. Рассчитанная на малышей младшего школьного возраста, она, все же, вызывает энтузиазм как у ребят постарше, так и у их родителей.

Основная цель игры – взаимодействие всех участников, слаженность в поиске средств от глобальных эпидемий. Здесь принципиальна командное взаимодействие со сверстниками либо взрослыми. Действуя в команде, ребенок ощущает себя всеполноценным участником игры. Победа, добытая совместными усилиями, закрепляет способности коллективной работы и значимости личного вклада. А это полезные свойства для школьника.

Покупайте детям развивающие настольные игры, учите их играть и играйтесь всей семьей. Пользу от такового совместного времяпрепровождения получит не только лишь ребенок, да и взрослый!



Современная "неуверенность" и ее результаты

Современная неуверенность и ее результатыВ чем разница меж отношением к дисциплине во времена наших бабушек и дедушек и современным взором на нее? Что бы дедушка ни делал, он был полностью и стопроцентно уверен внутри себя. Что бы мы ни делали, мы терзаемся сомнениями. Даже заблуждаясь, дедушка действовал очень авторитетно. Даже сознавая свою правоту, мы колеблемся. Отчего так бывает? Вот письмо одной мамы к создателю этих строк, которое служит броской иллюстрацией вышеизложенного.

Мне очень тяжело гласить о том, что меня тревожит. Может быть, в письме мне получится лучше выразить свои мысли. Надеюсь, что, если я забуду о чем-нибудь, вы сможете прочесть недосказанное меж строк. Вы удачно правили занятиями дискуссионной группы для родителей, хотя меня это стопроцентно и не удовлетворяло: хотелось больше и больше узнавать о дилеммах воспитания малышей. Зато очень порадовало меня ваше замечание о том, что предки никогда не испытывают желания причинить преднамеренный вред собственному ребенку. У их это выходит быстрее невольно.

Никто из нас, взрослых, не стремится сознательно увечить собственных детей-ни морально, ни чувственно, ни духовно. Но мы нередко поступаем конкретно так! Вспоминая то, что мне доводилось гласить время от времени, я внутренне содрогаюсь и клянусь не повторять этого. Я очень боюсь, что нанесла собственному ребенку неизлечимые раны”.

Никто не вправе колебаться в искренности этой мамы и преданности ее собственному ребенку. Но было бы еще лучше, если б она не только лишь остро ощущала свою вину, да и искусна “поправить дело”. Используя аналогию, можно сказать, что у нас навряд ли вызовет доверие доктор, рыдающий при виде хворого со сломанной рукою, падающий в обморок при виде крови. От доктора мы ожидаем сострадания, также проявления его Проф подготовки, но не истерики и слез. Так и предки должны научиться реагировать более “мастерски” на поведение собственных малышей. Многие дисциплинарные трудности полностью можно разрешить без особенных чувств. А если предки повсевременно кричат, раздражаются, эти трудности могут стать очень суровыми и длительно будут тревожить и беспокоить всю семью.

Жажда любви у родителей и детская деспотия

Предки должны обожать собственных малышей, но неприемлимо испытывать к ребенку болезненно-усиленное чувство, желание, чтоб малыши жарко и с схожим всепостоянством обожали нас. В большенном проигрыше оказываются те предки, для которых малыши служат только оправданием их брака либо “смыслом” всей их жизни. Опасаясь утратить любовь малыша, эти предки не смеют ему ни в чем отказать, и он становится реальным домашним деспотом. Чувствуя жажду любви у родителей, ребенок свирепо пользуется этой их слабостью и владычествует над ними, как над преданными слугами.

Многие малыши грозят матерям, что разлюбят их. Они шантажируют их практически безотчетно: “Я не буду тебя обожать, если...” Катастрофа не в том, что ребенок грозит, а в том, что предки страшатся этих угроз. Некие принимают слова малыша за чистую монету, рыдают и упрашивают его не лишать их собственной любви, ради этого позволяя ему все, что угодно.

Что считать допустимым и что недозволенным для малыша? Мы должны отлично осознавать, что малыши - это малыши, что у хоть какого обычного малыша незапятнанная рубаха очень скоро станет грязной, что бегать еще лучше, чем просто ходить, что деревья есть для того, чтоб по ним лазить, а зеркала - чтоб крючить морды, смотря на свое отражение.

Итак, нужно принимать малышей серьезно. Дети-личности, которые имеют равные с нами права на любые чувства и желания. Необходимо осознавать их огромные фантазии и маленькие выдумки, их мысли, чувства, желания, также давать всем чувствам соответственный выход. “Разрушительные” инстинкты предки должны сдерживать и обеспечивать им разрядку. Что можно тут предложить? Малыши могут отрисовывать “противные” рисунки, кидать копья в мишень, изображающую “неприятеля”, распиливать его изображение напополам, колошматить игрушку, придумывать язвительные стихи, писать детективные романы с убийствами. Короче говоря, следует принимать и осознавать такие “символические”, воображаемые поступки. Но дозволять ничего излишнего нельзя. Если мы указываем выход эмоциям малыша, это поможет ему научиться верно выражать их, также приобрести доверие ко взрослым. Когда же детям позволяют очень много, это порождает тревогу в их душах и желание достигнуть еще огромных приемуществ.

Новый подход: относитесь по-разному к эмоциям и поступкам

Краеугольным камнем нового подхода к дисциплине является резкое разграничение меж желаниями и поступками. Мы ограничиваем только поступки, мы не ставим препятствий желаниям.

Многие дисциплинарные трудности состоят из 2-ух частей: чувства ярости и гневных действий. Подход к этим частям различный: необходимо найти чувства и выразить их, а деяния ограничить, навести (отвести) в другое русло. Время от времени обычное определение эмоций малыша помогает все поставить на место.

Мама. Похоже, ты сейчас на кого-либо сердишься.

Отпрыск. Да, сержусь.

Мама. Весь так и кипишь.

Отпрыск. Еще бы!

Мама. На кого же ты рассердился?

Отпрыск. На тебя.

Мама. А в чем дело? Объясни-ка.

Отпрыск. Ты не взяла меня в парк гулять, а Степу взяла.

Мама. Потому ты и рассердился. Ты поразмыслил: “Мать любит его больше, чём меня”.

Отпрыск. Да.

Мама. Время от времени для тебя и взаправду так кажется.

Отпрыск. Естественно.

Мама. Знаешь, сынок, когда ты почувствуешь, что сердишься из-за этого, скажи мне.

Но бывает и так, что нужно строго приостановить малыша. Четырехлетнему Игорю захотелось отрезать у кошки хвост, чтоб поглядеть, “что там снутри”. Мама сообразила, что им движет энтузиазм к занию загадок природы, но решительно воспретила трогать кошку: “Я знаю, что ты хочешь поглядеть, что там снутри. Но ведь кошка жива! Оставь ее в покое. Давай-ка лучше поищем таковой набросок “изнутри” в энциклопедии”.

Когда мама пятилетнего Димы увидела, что он в раздумье водит карандашом по стенке гостиной, 1-ое, что ей захотелось сделать, это отшлепать его. Но у отпрыска был таковой испуганный вид, что у нее рука не поднялась. Мама протянула Диме несколько листов бумаги и произнесла: “Вот для тебя бумага. Не рисуй на стенке, хорошо?”-и начала стирать набросок с обоев. Дима был так ошеломлен, что пробормотал: “Мамочка, я тебя люблю”.

Но в неких семьях реакция бывает другой; “Ты что делаешь? Что же все-таки это такое? Ты разве не знаешь, что стенки марать нельзя? Неприятный мальчик ну что мне с тобой делать? Вот подожди, возвратится отец, я ему все расскажу, - дождешься порки!

Дисциплина вчера и сейчас

Ранее предки умели только ставить запреты и не думали о том, каковы предпосылки отвратительного поведения малышей. К тому же запреты обычно рождались в пылу ссоры, были нечеткими, непостоянными, досадными для малыша.

Современный подход к дисциплине помогает ребенку совладать со своими эмоциями, установить контроль над поведением. Предки позволяют ребенку (при критериях, о которых мы побеседуем позднее) высказаться, разъяснить, что он ощущает, но сразу ограничивают либо воспрещают дурные поступки. Запреты необходимо накладывать так, чтоб при всем этом не задеть плюсы ни малыша, ни самих родителей. Запреты не должны быть непроизвольными, их нужно вводить исключительно в воспитательных целях.

Нельзя использовать ограничения со злобой, с помощью преднамеренного насилия. Омерзение малыша к этим мерам встречают осознанием, за это его ни при каких обстоятельствах нельзя наказывать.

Если таким макаром вводить дисциплинарные ограничения, ребенок ощутит необходимость поменять свое поведение хотя бы отчасти. Тогда дисциплина, “насаждаемая” родителями, перевоплотится в самодисциплину. Отождествляя составные части собственного внутреннего мира с теми ценностями, которые несут предки, ребенок делает базы самодисциплины.

Три цветовых поля

Детям очень нужно точное определение допустимого и недопустимого поведения. Они ощущают себя более уверенно, когда знают границу применимых поступков. Используя метафору, предложенную медиком Фрицем Редлем, мы можем сказать, что по степени дозволенности поведение малышей делится на три цветовых поля: зеленоватое, желтоватое и красноватое. Поле зеленоватого цвета обозначает такое поведение, которое мы допускаем и поощряем, желтоватое поле - такое, что допустимо только в исключительных случаях. К примеру:

1) нельзя наказывать малыша, когда он только еще обучается основам поведения. Некие поступки полностью можно допустить в интересах следующего улучшения поведения;

2) бывают и особенные предпосылки, связанные с так именуемыми стрессовыми ситуациями: злосчастными вариантами, заболеваниями, переездом на новейшую квартиру, разлукой с друзьями, гибелью кого-то из близких родственников малыша либо разводом родителей. Тогда мы даем ребенку больше свободы в поведении, сознавая, что ему приходится нелегко. Не надо притворяться, что нам нравится такое поведение, что мы его одобряем. Ребенку следует дать осознать, что терпимость вызвана в данном случае только исключительностью положения.

Поле красноватого цвета обозначает такое поведение, которое совсем не приемлемо и не допускается ни в коем случае. Сюда входят поступки, подрывающие здоровье членов семьи, их авторитет в обществе, финансовое положение, также деяния, нелегальные как этическими законами, так и соц.

Очень принципиально верно соблюдать границы цветовых полей. Если ребенку позволяют делать что-либо запрещенное, на душе у него становится тревожно. Восьмилетний мальчишка, которому мама позволила висеть на подножке идущего автобуса, обвинил ее в том, что она его не любит:

Если б ты взаправду меня обожала, ты бы не позволила мне рисковать жизнью”.

Другой мальчишка закончил уважать собственных родителей за то, что они не приостановили ребят, которые разламывали его хим “лабораторию”. Детям очень тяжело управляться со своими социально недопустимыми реакциями, эмоциями, желаниями. Предки должны стать их союзниками в этой борьбе. Определяя границы допустимого, мы помогаем детям, вроде бы напоминая им: “Не страшись собственных реакций. Я рядом - я не дам для тебя далековато зайти”.

Что можно и чего нельзя

Тяжело проводить “политику ограничений”, где итог находится в зависимости от фурроров всего процесса воспитания. Нужно так определять запреты, чтоб ребенок верно знал: 1) что конкретно нельзя делать; 2) что можно заместо запрещенного деяния (пример: “Нельзя кидать тарелки на пол, а подушки - можно”).

Лучше, если запрет будет полным, а не частичным. Ведь есть же разница меж утверждениями “Никогда не лей воду напрасно” и “Не лей воду на голову сестре”. Если вы гласите: “Ну, побрызгай на сестричку водой, если хочешь, только чуть-чуть, чтоб не промочить ей платьице”, - то ребенок в полной растерянности, у него нет точного аспекта для принятия решений.

Запрет нужно утвердить решительно: “Этого делать нельзя - вот мое последнее слово. Я говорю серьезно”. Если предки не знают, что им делать, лучше не спешить, сесть и поразмыслить, как быть. Непродуманные и неудобные запреты являются для малышей некоторым вызовом. Начинается борьба, из которой навряд ли кто-либо выйдет победителем. Запрет необходимо высказать так, чтоб не задеть плюсы малыша, не вызвать у него чувства горечи. Нельзя оскорблять малыша, нельзя стимулировать его на бурную отрицательную реакцию. Нужно также подавить внутри себя желание разом покончить со всеми схожими неуввязками, без разбора. К примеру, таковой случай внушительно указывает, как не следует взрослому себя вести.

Восьмилетняя Аня пошла с мамой в магазин. Пока мама делала покупки, девченка любовалась куколками в отделе игрушек и, в конце концов, избрала несколько “самых-самых прекрасных”. Когда мама возвратилась, девченка подбежала к ней и тихонько спросила: “Мать, какую куколку мы возьмем домой?” Мама, которая только-только истратила средства на еще одно новое платьице, не могла сдержать возмущения: “Еще одну куколку? У тебя и так их некуда девать! Что бы ты ни увидела, все для тебя покупай! Пора бы умерить свои аппетиты!

Когда мама сообразила причину собственного раздражения, она попробовала задобрить Аню, купив ей мороженое. Но, невзирая на это, девченка продолжала печалиться.

Если ребенок просит чего-нибудть такое, в чем мы должны (либо обязаны) ему отказать, следует по последней мере признать, что мы осознаем его желание. К примеру, мать могла бы сказать Ане:

Естественно, для тебя охото унести домой эту куколку.

Я понимаю, что для тебя хотелось бы забрать домой все игрушки. Но у нас на данный момент нет средств, чтоб все это приобрести. Если хочешь, давай купим воздушный шарик либо жевательную резинку. Ты что выбираешь?

К примеру, девченка избрала бы жевательную резинку. Тогда мать отдала бы ей монетку и произнесла: “Ну, беги, скорей покупай”, и на этом инцидент был бы исчерпан. Даже заплачь Аня в три ручья, мама все равно должна стоять на собственном: “Я знаю, что для тебя охото унести домой все игрушки, ведь они такие прекрасные. Я вижу, что плачешь, и все-все понимаю. Но сейчас у нас нет средств, дочка”.

Можно по-разному определять запреты. Время от времени отлично помогает вот такая “ступенчатая” система.

1. Предки признают, что некоторое желание полностью может появиться у малыша: “Мы осознаем, что ты очень хочешь пойти сейчас в кино”.

2. Они верно определяют запрет на какое-либо действие: “Но мы не можем этого для тебя позволить: сейчас будний денек”.

3. Они указывают, каким образом ребенок может выполнить свое желание, хотя бы отчасти: “А в пятницу либо в субботу ты можешь пойти в кино”.

4. Они помогают ребенку выразить недовольство теми запретами, которые есть в семье:

Естественно, для тебя это не нравится.

Ты бы желал, чтоб не было таких запретов.

Для тебя охото каждый вечер ходить в кино.

Когда ты сам станешь взрослым, то будешь каждый денек отпускать собственных малышей в кино.

Запреты необходимо формулировать в таких выражениях, которые не ущемляют плюсы малышей: ведь еще легче подчиниться “безличному” запрету.

В будни в кино не прогуливаются” лучше, чем: “Ведь ты отлично знаешь, что в будни в кино ходить нельзя”.

Пора спать” будет принято спокойнее, чем: “Ложись спать пораньше, ведь ты еще небольшой”.

Время детских передач кончилось” лучше, чем: “Хватит глядеть телек, выключай на данный момент же”.

Орать на людей нельзя” еще действеннее, чем: “А ну-ка, перестань кричать на него”.

Запреты также не воспринимаются обычно “в штыки”, если указывают на функцию предмета: “На стуле посиживают, а не стоят” (заместо: “На данный момент же слезь со стула”). “Кубиками играют, а не кидают их” лучше, чем: “Перестань швырять кубики” (либо: “Я не разрешаю для тебя швырять кубики, это очень небезопасно”).

Трудности дисциплины

Большая часть дисциплинарных заморочек появляется при ограничении физической активности малышей.

- Не бегай! Ты что, не можешь ходить, как все обычные малыши?

- Ну что ты скачешь всегда?

- Сядь как надо.

- Что ты стоишь на одной ноге, как аист?

- Смотри, упадешь - ноги переломаешь. Нельзя “подавлять” моторные функции детского организма. Детям просто нужно прыгать, бегать, скакать, крутиться на месте и т. д. Не стоит хлопотать о состоянии мебели больше, чем о здоровье малыша. Запрет на подвижные игры порождает у малыша напряженность, нехорошее настроение, злость.

Необходимо сделать так, чтоб потребность малыша в движениях, в физической активности организма находила адекватное выражение. Это залог неплохого поведения малышей и соответственно спокойствия родителей.

Нарушение дисциплины. Если предки ясно выражают какой-нибудь запрет, не унижая малыша, то ребенок обычно подчиняется. Но временами малыши нарушают любые запреты. Вопрос вот в чем: что делать, когда ребенок так поступает? Нужно, чтоб предки были добры, но строги. Реакция их на нарушение запрета не должна быть многоречивой. Неприемлимо начинать дискуссию об уместности либо неуместности запрета, не стоит пускаться по этому поводу в долгие разъяснения. Глупо разъяснять отпрыску, почему нельзя обижать сестру, довольно сказать: “Лупить людей нельзя”. Никчемно разъяснять, почему нельзя швырять мяч в оконное стекло, нужно просто подтвердить: “Мяч кидать в стекло нельзя”.

Когда малыши в собственном незнании перебегают границу, то у их возникает ужас перед расплатой за совершенный проступок. Не следует усиливать чувство ужаса долгими объяснениями - этим мы усиливаем и слабость. А ребенок как раз должен в этот момент ощущать силу взрослого человека, который поможет ему совладать с ненужными порывами. Вот вам наглядный пример, который указывает, как нельзя реагировать на нарушение запретов.

Мама. Я вижу, ты понимаешь меня только тогда, когда я кричу. Ну, отлично. (Визгливо, звучно) закончи, либо я на данный момент так для тебя всыплю, что в очах потемнеет! Попробуй, кинь еще хоть раз!

Заместо того чтоб пугать и грозить, мама могла бы выразить собственный, как досадно бы это не звучало, праведный гнев наилучшим методом:

- Я очень на тебя сержусь!

- Я злюсь!

- Перестань, не зли меня!

- Кубики кидать нельзя! Кидают только мяч.

Вводя запреты, не следует устраивать схваток по поводу их необходимости, уместности, ущемляя детскую гордость.

Вера (на детской площадке): Мне тут нравится. Я домой не пойду. Останусь еще на час, да!

Отец: Ты говоришь - да, а я говорю - нет.

Такое заявление приведет к одному результату из 2-ух, при этом нежелательны оба: либо одолеет отец, либо одолеет дочь. Еще лучше сосредоточить внимание на желании дочери остаться на площадке, чем на ее вызове отцовскому авторитету. К примеру, папа мог бы сказать:

- Я вижу, что для тебя тут нравится. Естественно, ты хочешь играть здесь хоть 10 часов попорядку! Но сейчас уже нет времени, пора домой.

Если даже после чего девченка еще упрямится, отец может взять ее за руку и увести с площадки. Для детей действие куда красноречивее слов.

Атаки” на родителей. Никогда нельзя позволять ребенку лупить собственных родителей. Эти “атаки” идиентично вредоносны и для малышей, и для родителей. Ребенок начинает волноваться, страшиться наказания. Предки злятся на малыша, кричат. Чтоб стопроцентно исключить возможность таких реакций, нужно вовремя ввести соответственный запрет.

Временами приходится следить противные сцены. Небольшой отпрыск, к примеру, желает стукнуть маму по голове, а она заместо этого предлагает ему ударить по руке. “Стукни меня, только не очень очень”, - произнесла тридцатилетняя мама собственному 3-х летнему отпрыску, подставляя ему руку.

Охото вмешаться с кликом: “Что вы делаете? Лучше бы вы ударили его, чем он - вас!

Мама должна была немедля приостановить отпрыска:

- Лупить людей нельзя. Этого я для тебя не позволю.

- Если ты сердишься, растолкуй почему. Этот запрет должен быть нескончаемым, отменять его неприемлимо. Не плохое воспитание основано на обоюдном почтении родителей и малышей, но при всем этом предки всегда “старшие”, взрослые, более бывалые. Позволяя отпрыску “стукнуть, но не очень очень” себя по руке, мама просит от него неосуществимого: здесь он не в состоянии провести четкую границу. Выходит, что мама сама вроде бы кидает ему вызов, приглашая его “эмпирически” найти, что такое реальный, сильный удар.

Порка. Хотя порка имеет очень дурную “репутацию”, она все же является очень пользующимся популярностью способом воздействия. Обычно порют малышей тогда, когда более обычные способы, типа угроз либо просьб, не дали результатов. Да, порка оказывает нужное на этот момент действие: напряжение спало, ребенок подчинился (по последней мере сейчас).

Если порка настолько эффективна, почему же у нас появляется такое неудобное чувство, когда приходится к ней прибегать? Мы стесняемся использовать силу и повторяем для себя: “Нужно бы отыскать другой путь решения этой трудности”.

А плохо конкретно то, что порка “учит” малышей неверному методу разрядки дурного настроения. Мы вроде бы говорим детям: “Если злишься - лупи!” Заместо того чтоб приучивать их к более “цивилизованным” формам проявления собственной реакции, мы опускаемся до дикарских.

Одно из худших побочных действий порки - помеха воспитанию сознательности у малыша. Порка стремительно “снимает” чувство вины, и ребенок опять свободен поступать как ему вздумается. Бухгалтерский расчет, ну и только! Часто малыши даже провоцируют родителей на порку, по выражению 1-го отца: “Они просто сами навязываются”.

Неувязка эта не из легких. С такими детками необходимо беседовать, открыто дискуссировать их проступки, время от времени дать подсказку им пути выражения собственного гнева, понимания вины. Когда предки и малыши научатся, каждый в меру собственной ответственности, действовать сообща, необходимость в физических наказаниях отпадет.

Читайте также другие главы книжки Хайма Гиннота:

Предки и малыши. Некие принципы ведения разговораРодители и малыши. Критикуем и хвалим по-новомуРодители и малыши. Уважайте себя и малыша!Предки и малыши. Ответственность и независимостьРодители и малыши. Дисциплина. Границы дозволенногоРодители и малыши. Денек ребенкаРодители и малыши. Ревность: как с ней совладать?Предки и малыши. Некие предпосылки ужаса у малышей



Выбор детской обувиДля малеханьких малышей, ну и для малышей постарше, очень важен верный выбор обуви. Естественно, обувь не должна быть очень тесноватой, да и очень свободная обувь тоже приводит к вялости в ногах, резвой утомляемости при ходьбе, болях в спине и пояснице. Совершенно брать обувь на один размер больше - можно надевать носочки под теплые сапоги.

Некорректно подобранная обувь может привести и к развитию плоскостопия - деформации стопы с уплощением ее сводов. Такую патологию позже очень трудно поправить: исцеление у ортопеда, персонально подбираемый комплекс гимнастических упражнений, ношение специальной обуви на каблуке с супинаторами. Потому, при покупке обуви нужно всегда держать в голове и об этих противных последствиях.

Совершенно, чтоб у ботиночек либо туфель был ну совершенно маленький каблук. Это нужно для правильного формирования стопы в процессе ее роста. Естественно, обувь должна быть из кожи, а не из кожезаменителя, который отличается особенной плотностью и нередко натирает мелкие ножки. Необходимо поразмыслить и о застежке на обуви. Обувь должна отлично фиксироваться на ноге и в то же время без усилий сниматься. Безупречна в данном случае обувь на липучках.

Даже если ребенок очень стремительно вырастает, а вы нередко меняете ему башмаки, не стоит сберегать на здоровье и брать обувь на несколько размеров больше либо подешевле. Из этой ситуации существует выход - старенькую и не очень сносившуюся обувь можно продавать либо отдавать детям гораздо меньше.



Любовь в шестнадцать летА все другое – рано. В этом убеждены большая часть родителей. И вот поэтому ребенок не может поделиться с ними переживаниями, вызванными первым романом. И только у их помощи он не просит никогда.

Давайте отдадим для себя отчет в том, что любовь («сие величавое чувство, которого великодушный пламень...») существует в нашей жизни в 2-ух принципно различных и даже взаимоисключающих качествах.

Очевидно, есть любовь, которую обычно понимают как величайшую ценность, удовлетворенность и горе, узел восторгов и трагедий, главный энтузиазм романов и телесериалов. Фактически, о чем здесь длительно распространяться: о любви написано столько, что книжками о ней можно, возможно, опоясать земной шар по экватору. Ромео и Джульетта, Лейли и Меджнун, Абеляр и Элоиза... В качестве читателей и зрителей мы, взрослые, предки, относимся к любви с почтением и состраданием, с восхищением и белоснежной завистью, сопереживаем влюбленным и всегда находимся на стороне любви. Это во-1-х.

А сейчас во-2-х. Есть любовь, которая ни сострадания, ни почтения, ни рачительного внимания у нас не вызывает. Напротив, она вызывает возмущение и ужас, пренебрежение и досаду, раздражение, издевки. Желание запретить без дискуссий и поганой метлой вымести. Это, естественно, настоящая, не в романах и не в кино, а в жизни любовь наших детей-подростков. Ведь и мы помним, что Джульетте было четырнадцать, а Ромео – шестнадцать, но остаемся в убеждении, что у Шекспира – одно, а в жизни – другое: четырнадцатилетней Юле положено обожать арифметику, а шестнадцатилетнему Роме – мучиться из-за двойки по контрольной.

А вобщем, этот ироничный тон неуместен, так как неувязка вправду очень суровая. Я имею в виду в этом случае не исконную психическую делему, связанную с тем, что в Евангелиях определяется словами “оставит отца и мама и прилепится к супруге”. Желаю сказать о другом – о том, что в самой нынешней нашей культуре нет никаких разумных традиций и устройств реагирования на подростковую любовь. Ведь нельзя же считать такими семейные скандалы, яростные запреты и пробы запереть в 4 стенках провинившегося (другими словами влюбленного).

Предки, самые близкие и, в сути, единственные люди, которые неоспоримо хотят ребенку добра, оказываются самыми последними из всех, с кем ребенок желает поделиться переживаниями и обстоятельствами, вызванными первой любовью. Такими новыми и тяжелыми переживаниями, удовлетворенными и мучительными, такими сложными и внезапными обстоятельствами, в каких тотчас нереально разобраться без совета. Но у собственных родителей малыши не спрашивают этого совета никогда.

Единственно вероятным поведением для влюбленного ребенка является абсолютная закрытость от семьи. Что, естественно, опасно для малыша (а время от времени и просто небезопасно), но ведь это, если задуматься, самая комфортная ситуация для родителей. Если б те же самые Юля и Рома вдруг вызвали родителей на суровый разговор и признались, что, дескать, безрассудно полюбили, предки могли быть в шоке. “Как мне вести себя, мать? Что посоветуешь, папа? Как достигнуть ее (его) взаимности?”. А маме и отцу сказать нечего. Вот так.

Другими словами не совершенно так, естественно. Очевидно, мать и папа не запамятовали свои молодые годы, свои победы и ошибки и отлично могли бы дать отпрыску либо дочке своевременный мудрейший, смышленый совет.

Но у нас это не принято. Сострадание первой детской любви со стороны родителей, поощрительно-заботливое отношение к ней представляются в публичном сознании непонятным с нравственной точки зрения делом. Подтверждения разительны и оказываются на виду: сами малыши не ждут от родителей ничего другого, не считая возмущения и запрета: «Тебе рано еще об этом мыслить! Уроки забросил(а), одни девченки (мальчишки) в голове!» При этом сами же малыши, которые мучаются от схожей реакции, считают ее совсем естественной и неминуемой: «А разве может быть по другому?»

Вправду, разве мы признаем обычным, если мать станет давать подсказку дочке стратегию поведения в традиционной ситуации – почему не позвонил и как к этому отнестись? Либо папа возьмется разъяснить отпрыску, что не нужно веселить девченку рассказом о отношениях с тренером по карате, а лучше избрать для разговора другие темы, да к тому же даст подсказку, какие? Совсем не родительское дело. Предки должны стоять на охране и чаще гласить нельзя.

Неудача, но, в том, что это нельзя совсем не действует. Чем тверже запреты и жестче контроль со стороны родителей, тем поглубже скрытность и изощреннее ересь со стороны малышей.

Но в какой-то момент, к кошмару родителей, выясняется, что их дорогой влюбленный с самыми ужасными намерениями свешивался с подоконника на девятом этаже.

Но как ты мог(ла)? Неуж-то о нас ты совершенно не вспомнил(а)?

Я помнил(а). Но тогда задумывался(а), что вы, если вправду меня любите, поймете, что так мне лучше. Без него (нее) жить незачем...

Мне приходилось слушать не одно такое признание, отделенное несколькими годами от несостоявшейся пробы решить делему любовной беды ценой своей жизни, но никто не произнес со хохотом: «Какой же я был дурачина!» Все сходились на том, что момент был вправду очень страшный, а поддержки ни от кого не было.

Уверена, что если б предки были в курсе и хотя бы просто гласили с ребенком о том, что с ним происходит, то не было бы и пробы...

В баснословные времена Наташ Ростовых, когда дамам вообщем не полагалось выходить из дому в одиночку, все же числилось совсем естественным, что молодая женщина окружена обожателями, что она кокетничает, что в кругу четырнадцати-шестнадцати-восемнадцатилетних царствует атмосфера влюбленности. Тем ситуация представала культурно оправданной и откровенное обсуждение ее с родителями было может быть. Ведь о чем секретничает Наташа Ростова со старенькой графиней на ночь смотря в настолько трогательном эпизоде романа? Если найти грубовато, но правильно: мама с дочкой дискуссируют дочкиных поклонников и стратегию ее поведения с ними.

Сейчас как бы признано, что у нас свобода и сексапильная революция. Но схожая откровенность девченки и понимающая снисходительность мамы представляются неприемлемыми, неблагопристойными, аморальными, хотя это удивительно и несуразно.

Как переломить вредную тенденцию? Совсем, казалось бы, разумеется, что усилия к этому должны приложить взрослые, а не малыши, мощная сторона, а не слабенькая. Но родителям это почему-либо не разумеется: занимая настороженно-негативистскую позицию по отношению к юной влюбленности, они, без всяких на то оснований, ждут, что никакой влюбленности у их малышей в неразумном возрасте и не возникнет, если старшие не повелели.

Так что все-таки делать?

Вы, предки, должны первыми заговорить, – авторитетно высказался один шестнадцатилетний человек. – Да не тогда, когда нам уже четырнадцать-пятнадцать, а заблаговременно, чтоб мы знали, что о любви с вами гласить можно и что вы всегда на нашей стороне.



Все лучшее детям«Все лучшее — детям» — кому не знаком этот лозунг? В нашем детстве он украшал пионерские лагеря, актовые залы, звучал с экранов телевизоров. Когда мы сами стали родителями, этот лозунг для кого-то превратился в принцип воспитания. Но насколько он полезен? И действительно ли нашим детям так необходимо «все лучшее»? Есть предположение, что лозунг «Все лучшее — детям» появился во время Гражданской войны. Вполне понятно, когда есть нечего, всякий нормальный родитель не то что лучший — последний кусок отдаст ребенку. Но в условиях, когда нам не грозит смерть от голода, правильно ли главенство подобного принципа, который предполагает, что у ребенка какое-то особое положение в семье? Мне кажется, ребенок совершенно такой же член семьи, как и взрослый, нет, он даже менее главный, ведь его благополучие целиком и полностью зависит от родителей. Многие признаются, что понимают неправильность этого «все лучшее — детям», и все же часто не могут себя перебороть, каждый раз отдавая лучший кусок ребенку, отказывая себе в чем-то ради него. Живой пример от моих знакомых: вместо того чтобы купить некую полезную вещь для машины, с помощью которой можно вылезти из любой пробуксовки, они, промучившись в раздумьях, купили ребенку ПСП — игровую приставку, которую он очень просил. «А через некоторое время ехали, — вспоминают они, — и после 18 часов езды машина ушла в занос, мы вылетели на обочину и повисли на порогах. Телефон не ловит — сети нет, время два часа ночи… Сидели пять часов, пока трактор не приехал, и вспоминали эту ПСП». Или вот недавний пример из собственной жизни: есть энная сумма денег, есть несколько нужд, причем большая часть именно у родителей. И тут мама обнаруживает на сайте детского магазина распродажу. Что она делает? Правильно — тратит все деньги на вещи для любимых дочек, и, заметьте, вещи совершенно не необходимые. Зато красиво… А потом мама думает, что надо было лучше себе зимние ботинки купить, которые, кстати, совершенно необходимы, да уж поздно. У меня перед глазами трагичный пример одной семьи, где все было для детей: старались и родители, и бабушка, лишь бы деточки образование получили хорошее и все бы у них было. В итоге, когда мама тяжело заболела, дети и пальцем не пошевелили, чтобы ей помочь хоть в чем-то. А когда она умерла, на ее место обслуживающего персонала встала бабушка, которая почему-то все время удивляется и обижается — как же так, мы все для них делали, а они не ценят… Привычка — страшная вещь. Тут нелишне вспомнить, что раньше в крестьянских семьях лучший кусок получали не дети, а главный работник и кормилец — как правило, отец. А еще, мне кажется, нередко наше «все лучшее — детям» — это лишь прикрытие нашего эгоизма. Начиная с рождения, все самое красивое, дорогое и вкусное, что мы только можем себе позволить, — ребенку, и наша совесть как будто бы чиста. А как сказала одна моя знакомая: лучшее детям — это наше внимание и любовь. А на них-то нас часто и не хватает! Кстати, ценности денег дети-то ведь по-настоящему и не понимают, пока сами их не зарабатывают, а излишняя трепетность в отношении желаний и потребностей ребенка очень часто впоследствии выливается в тяжелые упреки вроде «я для тебя все делала, а ты, неблагодарный» Еще один распространенный мотив — «мы плохо жили, пусть хоть наши дети хорошо поживут» или «у нас в детстве этого не было». Может я не права, но, мне кажется, говоря так, родители сами унижают себя перед своими детьми. Должен быть принцип: что есть, то и хорошо, тогда и дети (до определенного, конечно, предела) не будут чувствовать себя несчастными или в чем-то обделенными. И если уж чего-то необходимого в семье действительно мало, то лучше это ребенку отдавать тихо и незаметно. Я вспоминаю, как моя мама, разбирая вареную курицу, мясо подкладывала нам с сестрой, а себе оставляла косточки. На наши вопросы она отвечала, что косточки обгладывать больше любит. И как-то так отвечала, что до определенного возраста у меня и сомнений в этом не было. На мой взгляд, даже в повседневных мелочах надо пресекать всякие поползновения детей поставить себя в исключительное положение по принципу «я ребенок, мне все лучшее». Будь то право громко топать по квартире, выступления в транспорте на тему «я хочу сесть» или желание получить что-то немедленно и безоговорочно. Нет в семье одного главного, которому положено все лучшее, в семье все главные. Поэтому давайте введем новый лозунг: все лучшее — поровну!


Детский садик Отшумела пора отпусков, и на данный момент матери и папы решают одну из важных заморочек: куда пристроить любимое чадо, когда в семье все на работе? Естественно, можно включить мультики, закрыть его в комнате и… весь рабочий денек мучиться, как он там. Но от этого ни у вас, ни у ваших малышей здоровья не прибавится.

Самый сбалансированный вариант - садик, ведь там малыш не только лишь будет под присмотром, да и научится делать многие полезные вещи. Хотя, чего скрывать, устроить детей в садик - задачка не из легких: пока в садиках чертовски не хватает мест. И речь не только лишь о демографическом взрыве в стране. Дело в том, что в свое время сады были реорганизованы под другие учреждения, и отвоевать их на данный момент не так просто. Потому очень нередко матери, гуляя с колясками, шутят меж собой: «Вот выписалась из роддома - и сходу в садик на очередь становиться …»

К чему должны быть готовы предки?

Малыши - это наше будущее. От того, какими мы их воспитаем, будет зависеть и наша старость, и наше благосостояние. Детский сад - это 1-ый коллектив, в который попадает малыш. Там будет формироваться детская личность, дети обучаться приспособиться в обществе. И очень принципиально, чтоб новый шаг в жизни был удачным.

По для себя могу сказать, что практически все малыши, которые не прогуливались в детский сад, в школе имели определенные трудности с адаптацией в коллективе и, чего скрывать, со здоровьем. Естественно, без заморочек не бывает нигде. Но, дорогие предки, вы сможете свести их к минимуму.

Очень мудро поступают те предки, которые заблаговременно задаются вопросом устройства детей в детский садик. Не тайна, что детский коллектив - это не только лишь общение со сверстниками и учеба. Это к тому же риск заразных болезней, травм. И в наших силах если не предупредить, то хотя бы минимизировать.

Как малыша приучить к садику?Как малыша приучить к садику?

Готовим малыша к садику:

Закаляйте детей.

Гуляйте на свежайшем воздухе в хоть какое время года.

Впору делайте прививки, водите на осмотры к спецам.

Не пугайте медиками и воспитателями, они должны быть друзьями малыша.

Приучивайте к самостоятельности и организованности, дружить с другими детками и делиться игрушками.

Следуйте гигиеническим нормам, правильного режима питания.

Непременно сводите малыша к дантисту перед садиком, для того чтоб вылечивать зубы, ведь ребенок со бодрствующими зубами будет более размеренным и внимательным. Естественно, малышу может не приглянуться вылечивать зубы, но задумайтесь о его здоровье и благополучии.

Надежда, Одесса



Временами, еще с русской поры, в газетах и журнальчиках появлялась информация об даровитом мальчугане (любопытно, почему конкретно о мальчугане?), ставшем в свои 12-13 лет студентом столичного университета. Но ни одно издание не поразмыслило хотя бы раз возвратиться к судьбе этого мальчугана, поинтересоваться, как ощущает себя таковой ребенок в обществе, его окружающем, и главное - что с ним стало, когда вырос...

Мечта многих родителей - даровитый ребенок. "Вундеркинд" - дословно "чудо-дитя". Его главные признаки - любовь к интеллектуальному труду и ускоренное развитие интеллектуальных способнос тей. Но кто бы знал, какой ответственный, обязывающий и далековато не всегда веселый подарок природы такое волшебство!

Инвалиды общения

Павлику было три года, когда он сам научился делать в уме сложные вычисления, а малость погодя - быстро читать. Читал приключения Винни-Пуха и мамины институтские учебники. В 5 лет обучил маму вычислять в уме логарифмы (ни в школе, ни в вузе этому не учат - таблицы есть). По самоучителю освоил начала музыкальной грамоты и стал играть по ноткам возлюбленные песни (семья была не музыкальная и никто не мог ему посодействовать). Позже он увидел Повторяющуюся таблицу Менделеева и до тонкостей разобрался в ее закономерностях. В восемь лет решил сложную физическую задачку. Ее проявили академику Колмогорову, тот похвалил: "Прекрасное решение". Но поверить, что ее решил восьмилетний мальчуган в уме, по дороге из школы, никак не мог (в Колмогоровской математической школе для даровитых старшеклассников такие задачки были под силу четырнадцатилетним, и то далековато не каждому).

На этой фото Павлику Коноплеву 6 лет. Спецы уже выявили у него необыкновенно высочайший ум (определяеый как IQ 169) и объявили его сверходаренным вундеркиндом. Неоднократный призер физико-математического турнира имени Ломоносова, владелец приза 'Самому младшему участнику турнира Ломоносова'. В 14 лет участвовал в разработке математического обеспечения для первого российского компьютера БК-0010, публиковал свои работы в журнальчике "Наука и жизнь" в 1987 году. В 15 лет Павел поступил в Столичный институт. В 18 лет стал самым юным народным депутатом, победив на первых демократических выборах. Обучался в аспирантуре у доктора арифметики Ю. Н. Павловского, занимался математическим моделированием грядущего и моделированием экономики. Погиб в сентябре 2000 года от тромба легочной артерии.

На этой фото Павлику Коноплеву 6 летПоняв, что их мальчишка растянул у судьбы особенный билет, предки Павлика забеспокоились. С трудом разыскали профессионалов, "подпольно" занимавшихся с даровитыми детками (господствующая в то время идеология криводушно не допускала не только лишь имущественного неравенства, да и умственного). Испытания проявили высшую степень даровитости малыша, их практически "зашкалило". Мировоззрение профессионалов было совершенно точно: скорее всего, его ожидает судьба ученого и конечно много заморочек. 1-ая из их - обучение по персональной программке.

О таком предки не могли даже грезить, и в семь лет Павлика дали в общеобразовательную школу. Первой отметкой, которую он принес, была единица. Крики учительницы, наказания (а ребенку было просто скучновато, и он занимал себя своими "делами"), издевки одноклассников: ведь он был не таковой, как они...

В то еще недавнешнее время всеобщей уравниловки власти категорически отрешались создавать школы либо хотя бы классы, где даровитые малыши учились бы по специальной программке: ребята, дескать, усвоют свою исключительность, а это непедагогично. Тогда существовали только малочисленные физико-математические классы для старшеклассников. Но даровитость нередко проявляется очень рано, еще до восьми лет, а высочайшая даровитость - и того ранее.

Так как не было других вариантов, то в обыденных школах (не в каждой) практиковался перевод вундеркинда через класс, два либо три. Перейдя из первого класса в 4-ый, Паша сходу стал отличником: программка 4-ого класса ему подходила больше, хотя тоже была "мала". Но здесь же появилась неувязка общения. Из-за различия в возрасте таким детям тяжело с одноклассниками и на физическом уровне и психологически. Они становились вроде бы "инвалидами общения". "Ребята меня гонят, я не знаю их правил", - всхлипывал небольшой Паша.

Видя переживания малыша, предки старались занять его спортом, находили "товарищей по несчастью". И находили. Встречались, дружили семьями; как круги по воде, от одной семьи к другой передавалось, какие книжки полезно прочитать, какие преподаватели полуподпольно набирают в свои классы даровитых. Малыши побеждали на математических и иных олимпиадах, в 12, 13, 14 лет на "отлично" заканчивали школу, поступали в университеты. Иногда о таких писали в газетах: "Студент в красноватом галстуке..."

Прошло 20 лет

Как сложилась судьба Павла? В 15 лет он поступил в институт, в 18 - в аспирантуру. Обучался просто, увлеченно. Но природа, одаривая человека высочайшими интеллектуальными возможностями, включает его в "группу риска": такие люди болеют более часто. Павлу безжалостно не подфартило. Он оказался в числе несчастного процента, установленного природой, - кровожадной расплаты населения земли за то, что оно умнеет. С высоты фуррора он сорвался в духовную пропасть. Неадекватная система образования, неполноценность общения, недопонимание общества (эти вундеркинды такие странноватые и неловкие!) усугубили боль. Волшебство завершилось для злосчастной семьи глубочайшей катастрофой.

Восьмилетний Павлик решил задачку об освещенности планетки Плутон, когда Солнце в зените. Перед вами - ее запись. Почерком мамы изготовлены словесные пояснения к математическим действиям по объяснениям Павла. Решение задачки было высоко оценено академиком А. Н. Колмогоровым.

Восьмилетний Павлик решил задачку об освещенности планетки Плутон, когда Солнце в зенитеВ поликлинике Кащенко могут притуплять духовную боль. Что еще нужно? Руки-ноги целы, высочайший ум сохранился, есть не плохое образование. Но работать нереально, ключ к прекрасному инструменту мышления потерян. Страшная болезнь сопровождается резвым разрушением физического здоровья.

Пашина мать стала обзванивать знакомых психологов, родителей таких же вундеркиндов: как у их? Может, чего-нибудть порекомендуют? Оказалось - у всех по-разному. Кто-то тоже захворал. Очень профессиональный Миша покончил с собой. А вот Алеша стал выдающимся программером, известным в мире. Даня обучается в аспирантуре в США у нобелевского лауреата. Костя преподает в школе для даровитых... Большая часть получили не плохое образование, научную степень. Но у каждого болезненные трудности: не у всех задалась карьера, не складывается личная жизнь

"Синдром бывшего вундеркинда" - так психологи именуют специфичный невроз, который выражается в болезненном самолюбии, желании повсевременно показывать свои возможности, безпрерывно самоутверждаться.

"Талант - это поручение от Господа Бога", - произнес поэт Евгений Баратынский. И основная причина невроза, о котором речь идет, - трагическое несовпадение желания и способности выполнить это "поручение", может быть, единственно принципиальное на Земле.

Да, их жизнь в неизменной угрозы. Природа, щедро одарив разумом, часто запамятывает дать шанс удержаться в равновесии с обыденным миром - и происходит обрушение в болезнь. Длительность жизни людей творческих, художественных профессий (живописцев, писателей, музыкантов, артистов) в среднем на 14 лет меньше, чем обычно. К такому выводу пришел в итоге долголетних исследовательских работ южноамериканский психиатр доктор Джим Фоулз. Чем выше даровитость, тем ужаснее прогноз. Самый нехороший прогноз у гениальности. Гении - страдальцы, расплачивающиеся за прогресс населения земли: Сократ, Джордано Бруно, Галилей, Ван-Гог, Николай Вавилов...

Жизнь таких страдальцев умственного совершенства нелегка и иногда трагична: очень изредка публичное признание приходит при жизни, преследуют томные стрессы, депрессии, велик риск духовных болезней (в 7-8 раз выше, чем в норме).

Гении-душевнобольные в различные эры делали творческие шедевры. Гоголь, Врубель, Нижинский, Ван-Гог, Гаршин, Достоевский... - перечисление можно продолжить. Феномен, но конкретно такие люди помогают обществу производить прорыв в науке и искусстве. Неординарно мысля, они способны ощутить и сконструировать нечто, труднодоступное обыкновенному разуму, может быть, поэтому, что они свободны от общественного давления, от принятых строчных истин. Расплата за эти взлеты тяжела нестерпимо. И рассчитывается не общество, а превосходный одиночка. Они неудобны всем и самим для себя. Они одиноки и очень ранимы. Они поближе всех к правде (это из "Ностальгии" Андрея Тарковского), но их нередко не понимают. У нас на слуху превосходный формула - "горе от разума". Ее создатель "прошлый вундеркинд" Грибоедов знал, о чем гласил. Хотя разум - это только одно из слагаемых высочайшей даровитости.

Еще есть и хрупкая, плохо поддающаяся количественному учету и тестированию творческая даровитость. Ее можно просто не увидеть. А можно увидеть и, ужаснувшись, попробовать затормозить, загнать малыша в обыденные рамки. Это тоже трагичные варианты: невостребованность дара может вылиться в драму, болезнь.

Другая страшная ошибка - рвение неких родителей искусственно подхлестнуть развитие полностью обыденных малышей. Есть бессчетные примеры, и они грустны… Вобщем, обыденный ребенок тоже имеет шансы стать выдающимся. Побольше труда, малость фортуны и главное - подходящие условия, благожелательное отношение общества. И все таки уровень, качество его интеллектуального труда будут несравненны с теми, кого избрала природа нести поручение от Господа Бога.

Шизоид, шизик - в просторечии досадные, припечатывающие приговор слова. Да, есть люди безусловно странноватые, с необыкновенным внутренним миром, необыкновенными возможностями. Они удивительно молвят, неудобно двигаются, не могут приспособиться к обыденной реальности. С юношества их дразнят и унижают. А меж тем шизоиды - потрясающий материал для творческой даровитости. Невзирая на созвучие с заглавием заболевания - шизофрения, - они не больны. Они просто по-другому устроены и не способны адаптироваться, контактировать с людьми, много зарабатывать. Они не такие, как все, иногда в чем либо лучше.

Шизоидность нередко встречается посреди умственно и творчески даровитых людей. Очевидными шизоидами были Николай Гумилев, Велемир Хлебников, Осип Мандельштам, Владимир Набоков, Дмитрий Шостакович, Иосиф Бродский, Борис Пастернак... Нередко встречаются шизоиды посреди математиков, пореже - посреди более определенных физиков.

Почем превосходные мозги?

Высочайшая даровитость, гениальность - это всегда отклонение в строении мозга, в психологическом развитии. По данным известного русского генетика В. П. Эфроимсона, таковой тяжкий дар выпадает приблизительно одному из тыщи, развивается в подходящей мере у 1-го из миллиона, а вправду гением становится один из 10 миллионов. Числа очень условные, но порядок чисел, видимо, довольно отражает правду.

Природа в стремлении сделать еще совершеннее свое любимое детище - Человек разумный - экспериментирует, пробует, иногда ошибается. Но носители этих отклонений - конкретно те дрожжи, на которых восходит прогресс людской цивилизации. Как не просмотреть этот редчайший дар?

По данным известного детского психолога, лауреата Гос премии Виктории Юркевич, к четырем годам ребенок обнаруживает 50 процентов тех умственных возможностей, которым предначертано проявиться, к 6 - 70, а к восьми - 90. Конкретно в этом возрасте можно выявить даровитость. И сделать ей особенные условия.

Ум, творческие возможности - главное национальное достояние. Это издавна сообразили жители страны восходящего солнца, которые дорожат своими даровитыми детками и не жалеют средств на их обучение и развитие. В Израиле существует действенная система обучения даровитых, и она является муниципальным секретом. В США сотворена эффективная система поощрения и развития даровитости. Неслучайно так именуемый "brain drain" ("утечка мозгов") ориентирован в главном в сторону Соединенных Штатов.

История населения земли накопила довольно статистического материала, из которого следует, что вундеркинды - большая ценность для общества.

Превосходный Моцарт уже в три года выступал с концертами. В изданном в Великобритании "Словаре государственных биографий" из 1030 упомянутых величавых людей 292 выросли из безусловных вундеркиндов. И только 44 из этих 1030 вундеркиндами не были (означает, другие с большой толикой вероятности все таки ими были). Из 64 выдающихся британских живописцев и музыкантов 40 в детстве показали себя как вундеркинды. Во Франции, по статистическим выборкам, из 287 величавых людей 231 показал колоритную даровитость в возрасте до 20 лет. В США проследили судьбу 282 даровитых малышей, 105 из их достигнули в жизни приметных достижений.

Как досадно бы это не звучало, по Рф таких четких данных нет. Но вспомним А. С. Грибоедова, в 11 лет поступившего в Столичный институт, блестящего поэта, композитора, знавшего много языков. Выдающийся физик Л. Д. Ландау стал студентом в 13 лет. Вундеркиндами творческого типа были Миша Лермонтов, Александр Батюшков, а из сейчас живущих - Андрей Вознесенский.

"Гении падают с неба. И на один раз, когда он встречает ворота дворца, приходится 100 тыщ случаев, когда он падает мимо", - произнес величавый Дидро. По другому говоря, неверное воспитание, стандартное обучение, отсутствие личного подхода делают свое дело. Гениальность не свершилась, из даровитого малыша растет закомплексованный, неконтактный, с томным нравом лузер. Правда, есть и другой, облегченный вариант несостоявшейся одареннос ти: человек беззаботный, не умеющий трудиться, плывущий по течению, живущий по полосы меньшего сопротивления.

Самый подходящий вариант - так именуемая обычная даровитость. Спецы именуют ее высочайшей нормой, когда природа наделила счастливца всем нужным: и высочайшей способностью к обучению, и неплохой адаптацией к наружным условиям, контактностью, общительностью, физическим здоровьем, а главное - неплохим воспитанием. Про таких молвят: "Брось счастливца в воду - и он выплывет с рыбой в зубах". Дай им Бог еще более фортуны!

Вундеркиндов, прошедших ясли и детский сад, фактически не встречается. В этом нежном возрасте очень принципиальна роль любящей мамы. Проявится ли в предстоящей жизни прирожденная даровитость малыша, частично зависит и от судьбы, но все-же сначала - от общества: необходимы ли ему его таланты?

А совместно с тем предки даровитых малышей и преподаватели испытывают несусветные трудности в их воспитании и обучении. Некие подвижники-родители учят таких малышей дома. Это выручает малыша от неминуемого в школе невроза, но обрекает на одиночество.

"Из меня вышел нелюдимый и неловкий ребенок с очень неуравновешенной психикой", - пишет о собственной жизни "чудо-ребенка" в книжке "Прошлый вундеркинд" создатель кибернетики Норберт Винер, которого учил школьным и внешкольным премудростям отец, имевший гуманитар ное образование. Самое необычное, что ему удалось поставить один из немногих удачных тестов такового рода: желал вырастить даровитого малыша, и вырастил его. Но какой ценой? Сделал ли отец собственного малыша счастливым?

Лицей для сократов - штучное создание

Одно из наибольших зол для даровитых малышей - умственная недогрузка. Невозвратно уходит время, каждый час которого в молодом возрасте важен. Жутко, если из-за недочетов учебной программки пропадет энтузиазм к школьному обучению. Если программка не соответствует возможностям, то у малышей не формируются волевые способности, умение сопротивляться трудностям, не закрепляется привычка к неизменному труду - им все очень просто дается. А школа должна быть трудной для всех, чтоб напрягались "мышцы воли".

Русским вундеркиндам в конце концов подфартило. С 1989 года в Москве при Психическом институте Русской академии образования работает лаборатория, занимающаяся такими детками. С ее помощью стали появляться школы для даровитых малышей, где с ними начинают заниматься с 6 лет (в неких - с 5). Но самое главное - уже создаются личные программки для развития каждого необыкновенного малыша, чтоб дать ему возможность, как произнес Гегель, "выполнить себя".

Обучение даровитых малышей - дело не только лишь очень ответственное, да и драгоценное. Это поистине "штучное создание". Необходимо еще больше учителей (предметное обучение вводится с первого класса), притом специально приготовленных - многим из их приходится "доучиваться" по ходу работы с детками. В классах не больше 10-12 малышей, приемущественно мальчишки (так распорядилась природа). Добавьте к этому энциклопедии практически для каждого малыша, не плохое экспериментальное оборудование для занятий по физике и химии. Хотелось бы иметь и типографию. Уже в предварительном классе малыши придумывают очаровательные рассказы, стихи, фантастические повести. Как им будет любопытно публиковать в собственном журнальчике литературные произведения, публицистику и исследования малеханьких ученых!

А мед служба, а уместно организованные кабинеты релаксации, где малыши могли бы расслабиться и отдохнуть после огромного интеллектуального труда?

Вправду, сделать и поддерживать учебные заведения для даровитых стоит больших средств. Но пока обучение бесплатное. Но такие школы и лицеи не отказались бы от помощи нравственно даровитых спонсоров, способных осознать трудности даровитости. Ведь обучение даровитых малышей не алчное дело, а нравственное.

А что получит общество? Одни даровитые ученики станут его украшением и гордостью, других сломит болезнь, третьи окажутся обычными либо совсем лузерами. И все таки треть вундеркиндов благодаря (а почаще вопреки!) происшествиям добивается в жизни вершин.

Директора 1-го из лицеев для даровитых малышей заслуженного учителя Рф Татьяну Владимировну Хромову издавна заинтересовывают даровитые малыши. И когда к ней привели малеханького Савелия, которому было очень тяжело в обыкновенной школе, она смогла организовать для него обучение по персональной программке. Необыкновенные возможности мальчугана смогли развить и укрепить. К трудностям его общения со сверстниками и с учителями относились с осознанием.

В свои 10 лет Савелий сочинил учебник по физике, очень увлекательный (сейчас его время от времени употребляют в программке этой школы). А в 10 лет и два месяца Савелий Косенко закончил среднюю школу и, поступив в университет, попал в Книжку рекордов Гиннесса. На данный момент ему 16, он уже окончил институт, учась сходу на 2-ух факультетах, и сейчас продолжает обучаться в США.

Позже появился очередной вундеркинд - Даниил Лантухов. Он удачно закончил школу и поступил в институт, когда ему не исполнилось и 12 лет. Еще одна девченка из гимназии с 13 лет обучается на экономическом факультете МГУ.

Естественно, не рекорд был целью в нареченных случаях. К такому опережению не стремились ни учителя, ни предки. Но почаще просто нереально, ну и вредоносно (из-за угрозы невроза) искусственно сдерживать бурное развитие возможностей. В таком опережении есть не только лишь тривиальные плюсы, да и более тривиальные минусы (о их уже говорилось). Потому одна из задач учителей, психологов, докторов по способности сгладить все его отрицательные последствия: даровитому ребенку необходимо не восхищение, а помощь.

Ведущий научный сотрудник Психического института РАН В. С. Юркевич, в течение десятилетий занимаясь даровитыми детками (еще с того времени, когда данная тема была под внегласным запретом), сделала очень много для становления обучения таких малышей, а стараниями доктора наук Н. С. Лейтаса (1-го из первопроходцев воспитания даровитых малышей в нашей стране) все эти годы не гасла настолько принципиальная исследовательская работа.

Сейчас тема даровитых в моде. Находятся школы, которые лихо берутся за это дело. Главную свою задачку они лицезреют в разработке особо комфортабельных критерий для обучения. Итак вот. Ничего нет вреднее для даровитых малышей (и вообщем для малышей), чем лишний комфорт. Неслучайно в самой элитарной в мире школе "Итон" в Великобритании есть очень спартанские условия. Вот и русские школы для даровитых строятся на идее развивающего дискомфорта: нужна непростая, напряженная деятельность, где даже даровитому ребенку приходится попотеть. Как ни феноминально, но неинтересные моменты занятий тоже нужны, малыши должны преодолевать себя, тренируя свои "волевые мышцы". Интеллектуальная работа должна быть трудной.

*

Природа экспериментирует на даровитых. Иногда безуспешно. Те, кто платит своим здоровьем и жизнью за прогресс населения земли, за то, что оно с каждым поколением становится умнее, заслуживают огромного сострадания, защиты и заботы общества. Если вы и ваши малыши - "как все", - ваше счастье. Но прогресс двигают, обычно, не такие, "как все". Наш долг - поддержать их хотя бы поэтому, что им тяжело.

Каждый одарен. И таланту есть мера

В научной психологии различают два типа даровитости: умственную и творческую. 1-ый тип отличается завышенной способностью к обучению, энциклопедичностью познаний. Люди второго, творческого, типа владеют, сначала, нестандартностью мышления, они не принимают преподносимых познаний на веру, до всего желают дойти своим разумом. У их не только лишь по другому устроен мозг, да и по-другому организована личность (их даровитость могут так и не увидеть в семье, школе, институте). Творческие возможности непременно подразумевают завышенный ум, зато интеллектуалы могут совсем не владеть творческими возможностями.

Современные методики довольно беспристрастно оценивают уровень и умственных и творческих возможностей. Людей с уровнем возможностей выше нормы - около 10%. Сюда входят и просто способные, и профессиональные, и гении - всех их отличает высочайшая интеллектуальная работоспособность. В группу с очень высочайшим уровнем даровитости входят около 0,5%.

Тестирования на даровитость по кропотливо разработанным методикам проводят в Лаборатории психологии развития даровитости малышей Психического института Русской академии образования.



Может ли мальчишка дружить с девченкой?Дела полов начинаются в ранешном детстве, когда различия меж мальчуганом и девченкой не носят таковой выраженный нрав, как в молодости либо зрелости. В старости эти различия вновь становятся малозаметными, как будто стираются с течением времени. Но дружба меж мальчуганами и девченками, обычно, недолговечна: становясь старше, они выбирают для себя однополых друзей. В домашней жизни мужик и дама изредка бывают друзьями – может быть поэтому, что не успевают научиться этому за маленький период детской привязанности.

В детской дружбе случается масса маленьких конфликтов: Таня забрала куколку у Ани, Дима подрался с Денисом, все в слезах бегут сетовать друг на друга, но уже через 5 минут мирятся. Предки обычно не воспринимают серьезно ссору 2-ух девченок либо 2-ух мальчишек, но если мальчишка оскорбляет девченку, начинают разбирательство. Мать мальчугана извиняется, ругает сынишку, мать девченки гласит дочке… что? Верно: "Не дружи с ним!" Если происходит напротив – девченка оскорбляет мальчугана, мать девченки практически никак не реагирует, мать мальчугана ощущает обиду и неприязнь к "наглой девчонке". Выходит, что война полов меж детками провоцируется взрослыми особями.

Необходимо ли уделять свое внимание малышей на различия, заложенные природой, либо лучше нивелировать их до поры до времени? Вероятнее всего, если мальчишка и девченка дружат, родителям стоит пользоваться возможностью держать под контролем ситуацию с целью сформировать у их навык общения с обратным полом.

Ситуация 1-ая. Допустим, мелкие мальчишка и девченка поссорились. Причина ссоры – не поделили велик, который не принадлежит ни одному из их. Не надо гласить дочке: "Не плачь, малышка. Мальчишка нехороший, скупой". И отпрыска не следует укорять: "Что ж ты отпустил руль! Было надо крепче держать!"

Лучше будет, если мать мальчугана растолкует отпрыску: "Сынок, она ведет себя так, так как она девченка. Девченки желают, чтоб им уступали, они дуются, когда с ними невежливо говорят, когда их толкают". Мать девченки может сказать: "Доченька, он ведет себя так, так как он мальчишка. Мальчишки дуются, когда с ними спорят девченки, они желают быть всюду первыми. Не надо ссориться и драться. Ты девченка, ты принцесса, веди себя прекрасно".

Не стоит указывать мальчугану: "Уступи девченке!" Эту ситуацию можно разрулить, прибегнув к компромиссу. В конце концов, весь мир сейчас стремится к гендерному равноправию, не так ли? Предложите детям: "А ну давайте тянуть жребий, кто 1-ый будет кататься! Кто вытянет длинноватую травинку, тот и 1-ый". Либо сформулируйте условие: кто катается вторым, будет кататься на два круга больше. И поглядите, кто что предпочтет. В любом случае так будет справедливо по отношению к обоим детям.

Навык 1-ый: мужчины и дамы, будьте взаимно обходительны, идите на обоюдные уступки. Правда рождается исключительно в научном споре.

Навык 2-ой: когда вы чего-то желаете и ожидаете, что ваш партнер вам уступит, задумайтесь: а вдруг ему охото такого же самого и так же очень, как и вам.

Ситуация 2-ая. Ваша дочка подросла, и игрушки с ее другом они уже не делят. Но они снова поссорились. Она прибежала домой в слезах (варианты: в пятнах гнева, с торжествующей ухмылкой, расстроенная, гордая собой) и заявила, что "Димка дурачина, он меня обругал … далее грубое слово, а я его … еще больше досадное прозвище, так как дамы, обычно, более изобретательны в этом плане.

Не торопитесь гласить: "И верно!", полагая, что для дамы нелишне уметь постоят за себя, дав отпор нахалу. Спросите свою 10-летнюю даму: "Как это ты позволила ему тебя обзывать? Может быть, ты сама вела себя вызывающе (растолкуйте дочке значение этого слова, ей понадобится)? Запомни: когда мальчишка грубит девченке, это плохо охарактеризовывает не только лишь его, да и девченку!"

Навык 3-ий: не провоцируй мужчину на грубость, так как не каждой даме мужик станет грубиянить.

Ситуация 3-я. Дети проводят долгие зимние вечера в доме девченки, под присмотром ее матери. Это прекрасно исходя из убеждений безопасности малышей, но доставляет определенные неудобства в бытовом плане. Уже 8 вечера, а они внемлют музыку, болтают, и Димка, похоже, не собирается домой. Изгнать его неловко, но так тоже не годится.

В таком случае мать мальчугана должна разъяснить отпрыску, что есть правила приличия, согласно которым проводить все вечера в гостях нельзя. У девченки есть обязанности в семье – постирать свои маленькие вещи, посодействовать маме приготовить ужин, накрыть на стол. Необходимо уважать чужие потребности. Ну и для него самого дома дело найдется, не говоря уже об уроках, которые он позже делает до 12 ночи либо не делает вообщем. Мать девченки может порекомендовать дочке ограничить время "свиданий на дому", пояснив это теми же причинами.

Навык 4-ый: бесцеремонность в отношениях делает трудности и неудобства. Тогда и самый хотимый гость может стать раздражающим гостем.

Ситуация 4-ая. Подросшие малыши поссорились и завлекли в союзники третьих лиц, она подружек, он товарищей.

Дела узнают методом обоюдной критики, ее подружки ругают Димку, его друзья – Юльку. Это уже похоже на реальную войну полов и на конец детской дружбы.

Тут уже неплохо бы сказать свое веское слово отцу мальчугана. Попытайтесь разъяснить отпрыску, как это не по-мужски – позволять мальчишкам высмеивать Юлю. Он сам должен разобраться, как ему поступить. Он может помириться с ней либо нет, никто ему не навязывает решение, но реальный мужик не советуется с друзьями по такому поводу.

Мать девченки тоже может дать подсказку дочери, как верно повести себя в таковой ситуации. К примеру, она может сказать, что подружек не стоит слушать, так как не исключено, что одна из их сама не против дружить с Димкой. Для тебя же, дескать, позже будет обидней. Не желаете больше дружить – не нужно, но ссориться для чего? Пусть он вспоминает о вашей детской дружбе с теплом.

Способности 5-ый и 6-ой: не допускать стороннего вмешательства в дела и расставаться цивилизованно.

Говоря с детками об их дилеммах, советуйте им всегда ставить себя на место другого, чтоб осознать, почему он ведет себя так, а не по другому. Готовьте их к ситуациям, с которыми они могут столкнуться во взрослой жизни. Не запамятовывайте произносить главные фразы "ты мальчишка (девченка)", "она девченка (он мальчишка)". Не думайте, что указывая им на разницу меж ними, вы сеете рознь меж мальчуганом и девченкой и разъединяете малышей.

Во-1-х, разница существует, и малыши должны это уяснить, чтоб в дальнейшем не мучиться от различий в мировосприятии.

Во-2-х, в ребенке необходимо "культивировать" его пол с малых лет.

Чем полезна сердечная дружба с мальчуганом? Когда мальчик считает девченку своим другом, он нередко бывает с ней откровенным и делится своим воззрением о других девченках. Такие дискуссии по душам с мальчуганом очень полезны для девочки-подростка. От него она может выяснить, что задумываются ребята о девченках в классе, во дворе, кто им нравится, кто нет – и почему, какое поведение девчонок вызывает у их издевку либо презрение, каких девчонок они уважают. К примеру, одна из девченок убеждала вашу 11-летнюю дочку, что за ней бегают все мальчишки, так как она крутая, классная. Ваша дочка, завидуя успеху этой девченки, пробовала ей подражать и стала копировать ее запанибратскую манеру общения с мальчуганами. И вдруг из разговора со своим другом она выяснит, что ее подружка заблуждается, никто за ней не бегает, просто ребятам по приколу делать вид, как будто они влюблены, а по сути все пацаны в классе ее не уважают и именуют меж собой … (грубое слово). Какое открытие! Ваша дочка делает себе два вывода: а) девченки могут очень очень ошибаться в собственной самооценке, б) нельзя так просто веровать мальчишкам, они могут специально одурачить, чтоб похохотать. Если дочка вам поведала эту историю, но не знает, как относиться к услышанному от компаньона, помогите ей сделать эти два вывода.

Чем полезна сердечная дружба с девченкой? Многие юноши страшатся знакомиться с девицами, смущяются завести разговор, взять за руку. Если мальчишка в детстве дружил с девченкой, позднее у него обычно нет ужаса перед красивым полом. Он привык к общению с девчонкой, он знает, как себя вести, как показать свою симпатию, как мириться после ссоры. У него есть нужный опыт.

Заместо заключения

Когда-то в школах было раздельное обучение. Числилось, что так мальчишки растут более мужественными, девченки – более женственными и при всем этом те и другие сохраняют почтительное и трепетное отношение к обратному полу. Но нашлись свои минусы в искусственной изоляции полов на время учебы, и дамские и мужские школы соединили. Вобщем, позднее опять ввели раздельное обучение, а позже вновь усадили мальчишек и девченок за одну парту, и, похоже, навечно.

Циники молвят, что дружба меж мужиком и дамой вероятна в одном случае – если дама уродлива. Навряд ли это так по сути, но правильно то, что в дружественных отношениях мужчины и дамы и в невинной дружбе мальчугана и девченки всегда находится толика сексапильного влечения. Что ж, это полностью закономерно, так как слово "секс" переводится как "пол". Осознавая собственный пол, люди безизбежно выбирают друга, руководствуясь половым инстинктом. Вот поэтому так восхитительна бывает дружба меж мальчуганом и девченкой, так не похожа на дела 2-ух подружек либо 2-ух компаньонов.

Если в детстве мальчишка и девченка дружат длительное время, можно считать, что подфартило им обоим. А для родителей это шанс обучить собственных малышей уважать друг в друге различия полов и созидать за ними человека.



У малыша в школе нет друзейУ моего малыша в школе нет друзей и он по этому поводу расстраивается. Ему тяжело сходиться с людьми. Как мне ему посодействовать? В саду он тоже не был общителен.

Вера.

Отвечает Дмитрий Константинович ТЮТТЕРИН, заместитель директора по воспитательной работе школы «Знак»:

Здрасти, Вера!

До этого, чем отвечать на Ваш вопрос, давайте разберемся – требуется ли ребенку помощь? Опыт дает подсказку, что в большинстве случаев предки, желающие «подружить» собственного малыша, реализуют тем свои собственные представления о том, как, по их воззрению, должно быть. В этом они опираются на свои собственные детские мемуары либо какие-то шаблоны.

Меж тем, если не углубляться в сложные педагогические определения, малыши есть компанейские и замкнутые. И то и это -- вариант нормы. Может быть, если ваш ребенок за пару лет так не с кем и не сдружился, то для него необщительность -- качество личности. И тот дискомфорт, который он испытывает (и о котором вам ведает) – это дискомфорт замкнутого человека, находящегося длительное время в одном помещении с огромным количеством других людей. В таком случае, просто давайте ему больше отдыхать, быть дома.

Но даже если ребенок гласит, что вправду желает иметь друзей, здесь еще не все так просто. Под этим своим заявлением он полностью может осознавать последующее:

Он желает быть фаворитом в классе.

Он желает нравиться сверстникам.

Ему не хватает общения с вами.

Ему принципиально, чтоб на него направляли внимание.

Ему необходимо, чтоб кто-то поделил его энтузиазм.

Ему принципиально внимание какого-то определенного человека и он не может его захватить.

Ему принципиально иметь человека, которому он может доверять.

И прочее, и прочее, и прочее.

Попытаетесь сузить его делему, побеседуйте с ним, задавая наводящие вопросы. Побеседуйте с учителями, попросите их поделиться наблюдениями. Постарайтесь понаблюдать малыша в обыкновенной школьной ситуации урока, обеда, прогулки, перемены (по способности, чтоб он не знал, что за ним наблюдают). Только ни при каких обстоятельствах не принимайте за начальные данные поведение малыша дома. Ваш ребенок дома и он же в школе – это два различных человека. И это тоже нормально.

Изготовленные наблюдения не только лишь посодействуют вам обусловиться и сузить проблематику (а заодно и осознать, желаете ли вы поддерживать чадо в его стремлении, ведь не всякие рвения стоит поддерживать), да и узреть очевидные просчеты в его действиях, подбодрить его. Далее с ребенком можно беседовать, имея на руках не только лишь его интерпретацию обстановки, да и собственные наблюдения. Ребенок полностью может не замечать, что он очень груб, либо считать, что все другие просто должны глядеть на него, когда он гласит. Про это стоит гласить, но мягко, беря во внимание возраст и помня, что разговор затеяли вы, чтоб посодействовать ребенку. Не стоит приводить примеров из серии «Вот я в твоем возрасте…». Для малыша ваше детство – категория абстрактная. И проблема-то у него, а не у вас столько-то годов назад. Попытайтесь ему посодействовать, спровоцировав ситуацию, где ему будет легче сдружиться с детками. Организуйте с другими родителями выезд либо некий праздничек, где ваш ребенок сумеет проявить себя. Организуйте денек рождения либо именины малыша, пригласив к для себя гостей. Покажите ребенку пример и сами подружитесь с кем-нибудь, так чтоб главные этапы процесса проходили у него на очах.

Но, главное, ни при каких обстоятельствах не делайте последующего: не стоит брать малыша за руку, подводить к другому ребенку и гласить что-то вроде «Вот это Вася, давай, сыночек, будем с ним дружить!». Даже если из этого выйдет дружба (что навряд ли), то главный момент знакомства будет упущен. Ваш ребенок не получит очень принципиальный актуальный урок. Урок мужества, урок первого шага навстречу. Этот 1-ый шаг ребенок должен сделать сам.



Реклама
По вопросам размещения на сайте обращайтесь к администратору. Почта egomischin@yandex.ru
Новое на сайте
Реклама на сайте
Copyright © 2012-14 Здоровье и воспитание детей
  Яндекс.Метрика