Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
CHILD DOC - здоровье, воспитание, развитие ребенка
р

Алчность малышаПожалуй, никакой другой недостаток детского поведения не вызывает настолько ранешней озабоченности родителей, как алчность.

Чуть малыш начинает гулять на площадке и вступать в «социальные контакты», этот недочет направляет на себя внимание окружающих.

«Другие малыши расслабленно игрушками делятся, а мой, как коршун, налетает, если его машинку тронут. Никакие уговоры не помогают. Прямо хоть во двор не ходи, а то стыда не оберешься! И в кого он у нас таковой собственник?!» — беспокоится мама.

А стоящий рядом с ней двухлетка достаточно сопит, не испытывая ни мельчайших угрызений совести, чем повергает взрослых в еще большее недоумение и тревогу.

Родительские переживания полностью понятны. В нашей культуре алчность, мягко говоря, не приветствуется, считаясь одним из основных пороков. Во всей детской литературе: и в фольклоре, и в самых именитых авторских притчах, — эта идея проводится красноватой нитью. Алчность непременно бывает осрамлена, а в почти всех случаях отягощается к тому же тупостью героя, из-за чего он делается всеобщим посмешищем. Вспомните «Кошкин дом» С.Я.Маршака, «Трех толстяков» Ю.Олеши.

Вспомните скупого и глуповатого волка из российских народных сказок, жадную до нелепости старуху из "Сказки о рыбаке и рыбке" А.С.Пушкина, противного и сразу ничтожного Плюшкина из гоголевских «Мертвых душ»... А какое отторжение вызывает как бы положительный Муравей из басни Крылова! Формально он все делает и гласит верно, но его алчность и немилосердие отталкивают малышей (ну и многих взрослых).

Фу, какой неприятный! Стрекозка же из-за него погибнет! Не желаю я про него даже слышать! — возмутилась моя дочка, когда мы с ней читали эту басню.

И я сообразила: дискуссии, что, мол, беззаботная Стрекоза сама повинна, здесь не пройдут. Такие жадюги, как Муравей, реабилитации не подлежат.

Притча, естественно, ересь, да в ней намек — хорошим молодцам урок. Поэтому так и переживают предки, чей ребенок упрямо не вожделеет усваивать урок доброты. Им не охото, чтоб отпрыск либо дочь становились изгоями в детской среде. А это полностью реально, ведь наши малыши что угодно могут простить, не считая алчности.

Помню, как глумился весь мой класс над патологически скупым мальчуганом Андрюшей. Бедолага трясся над нехитрыми школьными манатками, как над неоценимым сокровищем. Чувствовалось, что ему на физическом уровне больно поделиться с другими карандашом либо бутербродом. В старших классах девченки его уже за это жалели, но Андрюше навряд ли становилось легче. Смешанная с презрением жалость совершенно не то чувство, которого ожидаешь от сверстниц в пятнадцать-шестнадцать лет...

Наверняка, любой из нас, покопавшись в памяти, вспомнит подобные примеры. И все таки не торопитесь записывать свое чадо в непоправимые жадины, если оно с ревностью охраняет свои игрушки либо закатывает истерику, когда кто-то отломит кусок от его плитки шоколада. Имея большой опыт работы с детками, могу вас убедить: алчность изредка бывает неотъемлемым свойством нрава. Еще почаще это производная от других вещей. Так сказать, красноватый флаг, который безотчетно выставляет ребенок, не справляющийся с теми либо другими психическими трудностями. Как следует, задачка взрослых заключается в том, чтоб хорошо их распознать и посодействовать преодолеть.

ТРУДНОСТЬ 1-ая: ДЕПРИВАЦИЯ

Издавна увидено, что у сирот, живущих в детских домах и приютах, завышенная потребность в сладком. Не поэтому, что у их некий другой обмен веществ, а так как это утешение.

Молвят же: «Подсластить пилюлю». Вот они и послащивают (очевидно, интуитивно, не вдаваясь в тонкости психологии) горькую таблетку одиночества, нехватки родительской любви. На научном языке такая нехватка именуется «депривацией», и ребенок может мучиться от ее последствий не только лишь, когда у него нет родителей. Депривацию испытывают и малыши, у каких папа с матерью есть, но чувственная связь с ними нарушена.

К примеру, когда ребенок вызывает у взрослых устойчивое раздражение. Либо они им не занимаются, передоверив воспитание бабушке, няне, гувернантке. Тогда для малышей их собственность, как конфеты для сирот, становится утешением, а подарки — заменителем любви. Биться с алчностью в таком случае не следует, из-за этого ребенок только посильнее невротизируется. Лучше побороться с собой, точнее, со своим неприятием малыша. И детская алчность при потеплении домашнего климата пропадет, как талый снег под лучами солнца.

ТРУДНОСТЬ 2-ая: РЕВНОСТЬ

Очень нередко ребенок становится скупым, когда в семье возникает малыш. При этом не сходу, а спустя полтора-два года, когда младший обретает свободу передвижений по квартире и начинает проявлять нрав. Потому взрослые совершенно не непременно понимают предпосылки этого «пожаднения». Им кажется, что оно возрастное. А некие сначала даже не считают проявлением алчности то, что старший ребенок не подпускает младшего к своим куколкам либо конструктору. Такое поведение кажется им полностью логичным, ведь небольшой может сломать неплохую, дорогую игрушку. Так что они даже невольно подкрепляют детскую алчность. И только когда малыш начинает бунтовать, а старший упрямо не вожделеет "поступаться принципами", предки спохватываются.

Но и в данном случае необходимо «зреть в корень» и биться не столько с алчностью, сколько с ревностью.

ТРУДНОСТЬ 3-я: НЕУТОЛЕННАЯ ЖАЖДА ЛИДЕРСТВА

На 1-ый взор, бред. Разве можно претендовать на лидерство, если ты не умеешь с людьми сотрудничать, договариваться и даже поделиться некий ерундой не в состоянии?

Но многие принципиальные малыши (в главном, дошкольники) представляют для себя лидерство конкретно так: главный — этот тот, вокруг кого все прыгают, все ему делают и дают, а он никому ничего не должен и только повелевает. Потому алчность присваивает им (очевидно, только в их собственных очах!) значимости. Не умея посмотреть на себя со стороны, они не понимают, как карикатурно такое поведение.

Приведу соответствующий пример.

Четырехлетний Митя изо всех собственных малеханьких сил старался командовать родными. И они обреченно этому подчинялись. "Дайте ему, что он желает, только пусть закончит кричать", — такой был лозунг взрослых в протяжении первых 3-х лет его жизни, и Митя твердо усвоил сие нехитрое правило. По мере взросления ему захотелось распространить свою власть и вне домашнего круга. Но проявлял он эти амбиции своеобразно.

"С ним постыдно ходить в гости, — сетовала мама. — На чужом деньке рождения здесь же сгребает подарки, крича: «Моё!» Подступиться нельзя: будет рев и стычка, несмотря на лица.

Митя даже у возлюбленной бабушки затеял скандал, заявив, что я не имею права ей ничего даровать, все должно принадлежать только ему. Хотя бывают и приступы неслыханной щедрости, когда Митя готов дать последнее. Но это полностью непредсказуемо".

Но последующие наблюдения за ребенком проявили, что никакой непредсказуемости в его поведении не было. Когда психолог посодействовал Мите выйти из роли домашнего деспота, также, беря во внимание лидерские наклонности мальчугана, уговорил родителей предоставлять ребенку больше способности проявить себя с положительной стороны (а именно, бурно хвалить его за доброту и благородство), "приступы щедрости" стали для Мити нормой.

ТРУДНОСТЬ 4-ая: ДЕМОНСТРАТИВНОСТЬ НА ФОНЕ ЗАСТЕНЧИВОСТИ

Семилетний Костик повергал родных в недоумение собственной противоречивостью. Болезненно робкий, он страшился зайти в класс и сесть за парту. А с другой стороны, не смущался на уроках мяукать и ползать по полу прямо перед носом у учительницы. Так же удивительно обстояли дела и с проявлением доброты.

Он вообще-то хороший, очень хороший! — растерянно лопотала мама. — Если его конфетой угостят, обязательно половинку для меня оставит. Если я что-то смачное приготовлю, всегда спрашивает: «А отцу хватит?» И для друзей ничего не жалеет. А вот с незнакомыми либо малознакомыми — неудача! У нас прямо в школьном дворе есть песочница, так он ее оккупирует и никого близко не подпускает. До истерики может дойти. Позже малость успокоится и, естественно, пустит, но малыши с ним уже играть не желают, именуют жадиной. А я знаю, что он не скупой. Это что-то другое...

И вправду, дело здесь не в алчности, а в истерической демонстративности. Когда ребенок с узкой психикой обуреваем жаждой завлекать к для себя внимание, он от волнения иногда теряет голову и вытворяет нечто неимоверное. А позже и сам не осознает, почему он так себя вел. И даже толком не помнит, что гласил и делал. Все утопает, как в тумане.

У таких малышей принципиально, с одной стороны, увеличивать устойчивость к стрессорным факторам. А с другой, в безопасной, завуалированной, метафорической форме демонстрировать им нелепость демонстративного поведения. В том числе, и демонстративной

алчности. К примеру, сочинять забавные истории про таких ребят либо зверюшек. В особенности полезно проигрывать подобные ситуации в куколках либо, как молвят актеры, «в живом плане», непременно заканчивая их правильной моделью поведения. Тогда она равномерно перейдет в навык, и в стрессовой ситуации ребенок уже не растеряется, а будет действовать в обычном русле.

ТРУДНОСТЬ 5-ая: Нестандартное ВОСПИТАНИЕ

Васин отец сосредоточился на работе, стопроцентно доверив супруге воспитание отпрыска. Но коллизия, появившаяся этим летом, принудила его задуматься над корректностью собственного выбора.

Дело было так. После отпуска они затеяли ремонт и, расплачиваясь с мастерами, сели на мель. До получки, правда, оставалась, всего пара дней, но их необходимо было прожить, а в доме — шаром покати. При этом обнаружилось это вечерком, когда у отца прорезался аппетит. А ни сил, ни желания бегать по друзьям и соседям, одалживая средства, не было.

Да для чего куда-то идти? Возьми у Васи, у него полная копилка, — предложила супруга. — Ему и на денек рождения средств надарили, и на окончание первого класса. На юге он свои не в особенности растрачивал, он ведь у нас экономичный. Так что до заработной платы хватит.

Папа обрадовался, но удовлетворенность была недолгой.

Недовольная гримаса, показавшаяся на лице отпрыска, не предсказывала счастливой развязки. Вобщем, позже Вася смилостивился и кивнул:

Хорошо, бери. Только отдашь с процентами.

И судя по всему, так и не сообразил, что шокировало папу.

Ведь банки, работой которых в ближайшее время интересовался мальчишка (а мать поощряла этот энтузиазм, считая экономическое образование очень многообещающим), ссужают средства под проценты. И никто этим не возмущается. Ну и в западных мультиках, которые Вася обожал глядеть, такое поведение нормально. И многие компьютерные игры, и возлюбленная Васина настольная игра «Монополия» учили тому же самому. В «Монополию», правда, ему играть было трудновато, таблицу умножения он пока не освоил, но мать помогала считать нарисованные купюры и проворачивать (еще пока понарошке) прибыльные денежные операции...

Да у их в школе все такие! Старшеклассники даже списывать дают за средства. Это у их именуется делом, — попробовала заступиться за Васю мать, но побагровевший папа рявкнул, что жлобов ему и без Васи хватает и он не потерпит, чтоб свой отпрыск "ставил его на счетчик".

Мать сообразила, что лучше не продолжать. Так ростовщическая карьера Васи завершилась, толком не успев начаться.

Когда подобные казусы происходят (а они на данный момент происходят почаще, чем хотелось бы) с детками младшего возраста, взрослых это забавляет, так как сопровождается милыми детскими ужимками и смотрится анекдотично. А многие даже всекрете умиляются: мол, головастый парнишка, таковой в нашем мире не пропадет.

Но усвоенные в детстве модели поведения крепко застревают в подсознании. И когда предки спохватываются — обычно в тех случаях, если бумеранг ворачивается, попадая в их самих — малыша уже бывает тяжело перенастроить. Так что не усердствуйте в приобщении дошкольников и младших школьников к «рыночной экономике». Они могут воспринять все практически и начнут скупиться.

БЫВАЕТ ЛИ "Скупой Нрав"?

По моим наблюдениям, еще пореже, чем кажется. По последней мере, практически во всех узнаваемых мне случаях при устранении травмирующих причин сразу устранялась и "патологическая алчность", на которую дружно сетовали предки.

Но, естественно, люди бывают различные, и различие нравов проявляется рано. Одни малыши все готовы пораздавать, другие еще больше привязываются к вещам, обожают что-то собирать, собирать. Скажем, при эпилептоидном складе личности эта черта бывает довольно ярко выражена. А к старости даже может вырасти в скупость. Страстными собирателями бывают и педанты (психиатры именуют их еще «ананкастами»).

Но даже в тех случаях, когда ребенок по складу собственного нрава предрасположен к накопительству, он совершенно не непременно вырастет жадиной. Если с юношества настраивать его "на добрую волну", но при всем этом не добиваться неосуществимого, понимая, что натура у него не широкая, не в особенности щедрая, то ребенок может стать бережливым. А это (в особенности беря во внимание современные «условия хозяйствования») согласитесь, совсем хорошо.



Как гласить с детками чтоб малыши слушали

В одной из тем, гласили про сопереживающих матерей:

«У меня у самой мать сопереживающая очень, ей поведать ничего нельзя, она позже ночь спать не будет, за меня переживать. Ну и что мне от этого толку? не достаточно того что мне плохо, так меня еще совесть истязает что ей плохо. доходит до того что я ей уже ничего не рассказываю, ничем суровым не делюсь.»

у меня приблизительно так же...

С матерью отличные дела ,но о самом-самом (наболевшем, колебаниях и т.д.) изредка с ней говорю. А так охото что бы с моими детками у меня было по другому....

И вот старшая уже отлично гласит, и нередко начинает говорить, что с ней вышло за денек, что было в садике. А время от времени ничего не ведает. И я не знаю что делать - расспрашивать - если да, то сколько?

А время от времени я не знаю как реагировать. К примеру, ведает, что она кого-либо стукнула, знает, что это плохо, но не извинилась. Ругать? Тогда она наверняка мне больше не будет говорить такие вещи в след. раз.. не отреагировать -значит дать осознать что это нормально? Либо что ее кто-то стукнул...

В общем необходимы советы опытнейших мамочек...

Anchi

Я совершенно не опытнейшая мамочка, но у меня есть младшая сестренка, которой я на данный момент заменяю маму. С неувязкой "разговора" мы столкнулись, когда она пошла в садик. Мне казалось, что из нее клещами нереально вытянуть, что у нее там происходит...как ни удивительно, посодействовало "воспоминание". Я ей начинала говорить, как я сама прогуливалась в садик, как там был мальчишка Андрюшка и мы с ним дружили, а вредная Таня дергала меня за косу...

Еще мультики обсуждали. "А лев ему кааааак даст!" -

Ой, боюсь-боюсь-боюсь!

Вот и Настя такая трусиха. Вот еще! Не стану с ней дружить!

И со мной не будешь?

С тобой - буду, ты не обзывашься

Ну я же тебя кличу "Ленка-пенка"

А Настя какашкой.

Вот это да! И ты ее, наверняка, тоже так зовешь.

Нет, но куколку ее ей не отдам.

(Практически дословное проигрывание, запомнилось просто).

Гласить мы обучались "способом тыка", на данный момент ей 10 и у нас прекрасные дела. Она отыскивает время побеседовать со мной, нам обеим это доставляет удовлетворенность....хотя, может быть, мне просто подфартило - она замечательная девченка

Latinique

Я тоже всегда озабочена этой неувязкой. И вот к чему пришла после общения с братом и отпрыском. Нужно слушать. И не просто слушать, а интенсивно - спрашивать, что-то в ответ говорить. И нужно море терпения, так как ребенок ведает длительно, повторяется, перескакивает с 1-го на другое. Так и тянет поторопить, оборвать, отвлечься. Заставляю себя слушать. Либо если никак не могу, занята, к примеру, договариваюсь, что побеседуем позже, но только не абстрактно позже, а в конкретное время, к примеру после ужина либо перед сном.

А из опыта общения с братом вынесла вот что - никогда не надо читать морали чисто из воспитательных суждений, типа что из него будет позже, когда на данный момент он уже... Либо нужно осудить, так как взрослый этого одобрить не может. Я обычно расслабленно слушала, позже всегда честно гласила, что вот здесь ты мне кажется был неправ, наверняка можно было бы поступить так... Но расслабленно, без поучающего тона, обличающих интонаций либо осуждающего пафоса. И конечно, святое дело - дискуссии остаются меж нами. Так как маме либо хоть какому взрослому, который за обедом всей семье, а то и друзьям, звучно заявляет "А наш Вася втюрился!", Вася точно больше ничего никогда не скажет...

И еще, неплохо бы держать в голове, что то что нам с высоты нашего возраста кажется пустяками и ерундой, для малыша в данную минутку важнее принципиального. И соответственно относиться к его малышовым крошечным проблемкам. Себя чаще в детстве вспоминать очень помогает...

Gala

Я бы еще порекомендовала почитать книжку Юлии Борисовны Гиппенрейтер "Разговаривать с ребенком. Как?". Ее можно скачать из библиотеки. Посреди остального в ней есть глава об активном слушании, приблизительно то, о чем писала Gala. Сущность такая: когда ребенок приходит к вам со собственной неувязкой, необходимо реагировать последующим образом: развернуть малыша к для себя, сесть так, чтоб ваши глаза были на этом же уровне. Таким макаром, вашей позой вы сигнализируете о том, что готовы слушать и сопереживать ребенку. А потом не вопросы ему задавть по ходу беседы, а утвердительными предложениями гласить о том, что вы сообразили, что переживал ребенок и словами обозначить это чувство, эмоцию. В общем если любопытно, выищите.

Solange

Разговор Гоши с отцом:

"Гош, в садике был?" - "Был"; "Во что там играл?" - "Машинки катал, конструктор собирал"; "Гош, а отрисовывали?" - "Отрисовывали"; "Лепили?"- "Лепили"; "Физическая культура была?" - "Была"; "Водку пили?"- "Пили."

Я из этого делаю выводу, что он просто был не настроен на общение и конкретно отцу было любопытно выяснить, а не Гоше поведать. Я не знаю, верно либо нет, но я так сообразила, что зачинателем разговора должен быть почти всегда ребенок.

Еще я замечала, что очень обо многом, что произвело на него воспоминание, он ведает не сходу, а через некоторое количество дней, после того, как эти воспоминания переварены. К примеру, в субботу к нам приезжает девченка, а в воскресенье дедушка желает выяснить как они игрались, но Гоша молчит как партизан; зато в последующие выходные с наслаждением дедушке указывает, во что с ней играл и ведает. Про то как на электричке ездили, тоже недели через две стал говорить. И так со всем.

Евгений и Евдокия

из моего дочернего опыта...

Меня воспитывали таким эталоном нравственности, что было неописуемо тяжко нести этот груз.

Меня слушали, но за каждый маленький проступок осуждали, как на суде чести. Я не могла сказать слово неправды лет до 12-14.

Не было легкости и снисхождения к детским проступкам. А предки - прекрасные, профессиональные и очень авторитетные. В этой ситуации ребенок уверен, что неправ всегда он, естественно, а не эти небожители.

Почти все позже стала делать из чувства протеста либо " а, все равно не получится стать таким эталоном!".

В общем, несоответствие меж проступком и реакцией на него я только подрастая стала осознавать.

Потому - меньше осуждения, ИМХО. лучше, по-моему, детку вызывать на осознание мотивов собственных поступков и самостоятельную оценку (если уж она нужна).

Вобщем, для добросердечных и мягеньких людей этот совет и так не нужен.

А вот нам, "красавчикам" -...

korgimama

Тезисы из книги "Как гласить с детками, чтоб малыши слушали, и как слушать, чтоб малыши гласили" Файбер и Майзлиш:

1. Не слушать вполуха. (мне лично это очень тяжело, я так привыкла делать два дела сразу... только слушать и все для меня мучительно, я потому нередко приглашаю малыша на прогулку либо поехать со мной куда-то и мы говорим по дороге, либо делать чего-нибудть совместно, к примеру белье ложить тогда и говорить)

2. Не задавать излишних вопросов и не рекомендовать ничего. Заместо этого, реагировать понимающе. Слова типа "А", "Ага" "Понятно", "любопытно" "Серьезно?" произнесенные заинтересованным тоном, очень помогают ребенку говорить.

3. Не опровергать эмоций малыша, даже самых сильных и отрицательных (ненависть, гнев, зависть) Лучше дать им имя.

4. Не вдаваться в длинноватые логические разъяснения. Лучше дать ребенку осознать что его желание либо рассказ важны вам. Можно сказать: "Неплохо бы у меня было столько средств и такая конюшня, чтоб я мог приобрести для тебя свою лошадка" (заместо "Нам негде держать лошадка и у нас нету на нее средств")

5. Не обрывать мечты малыша. Лучше проявить осознание. К примеру: Р:"когда я вырасту, я стану астронавтом" - М: "Это вправду очень увлекательная профессия, а?"

6. Никаких допросов с пристрастием. Предложение типа: "Расскажи мне тщательно что было на вечеринке, кто был, с кем ты плясала?" выбросить из родительского лексикона, срочно.

7. Не спешить отвечать на вопросы. Заместо этого - давать подсказку ребенку где он может отыскать интересующую его информацию.

Ну, так этого всего осознать нельзя, нужно книгу читать... Как тезисы почти все здесь смотрится спорным.

Динка прощается с детством

Малыши не всегда желают говорить о том, что в саду было. Расспрашивать не нужно, если видите, что ребенок не ведает.

А если вы начнете говорить о том, как у вас денек прошел и "втянете" его в разговор? Либо просто спросите, как ему6 к примеру, бутерброд, который вы сделали приглянулся ( не знаю как у вас, у нас завтрак малыши сами берут с собой), а позже пусть скажет, кто с ним рядом за столом посиживал и что они смачное такое с собой принесли. Либо просто спросите, что сейчас в саду было смачного на завтрак либо обед, позже можно продолжит разговор, спрашивая, как и что понравилось и перейти потихоньку на другие вас интересующие вопросы. Либо, спросите, во что они сейчас в саду игрались, что понравилось больше? Если скажет, что играл в машинки, к примеру, спросите, с кем, понравилось ли ему и т.п. Ребенку тяжело просто на вопросы как настроение? Либо как было? ответить, им легче рассматривать уже готовые темы. Ну, к примеру, спросите был ли его возлюбленный обед? Если нет, то скажите, что очень жалко, а что заместо этого было, понравилось ли? Так ребенку увлекательнее беседовать. Вопросы должны быть ориентированы на действие либо точную ситуацию, просто обобщающий вопрос тяжкий для малыша.

Nastasja_K

Я никогда не начинаю расспрашивать малышей что и как было (не считая 1-го вопроса, все ли в порядке), они сами говорят еще больше если не спрашиваешь. Начать разговор можно с отвлеченной темы: поведать ему что-то увлекательное что было у тебя, вспомнить историю из твоего юношества, либо просто начать беседу про желтоватого Пикачу. Сесть за чашечку чая и настроиться на внимательное активное слушание тоже помогает, изловить взор и улыбнуться... Короче, освободиться морально для того чтоб пообщаться. Это не занимает много времени, но это очень тяжело. Мне помогает что-то делать совместно: ложить белье, готовить ужин, либо поехать куда-то с одним из малышей. Нередко по дороге мы начинаем скажем петь песни либо загадывать загадки, и вдруг они что-то такое говорят, что в другой ситуации никогда бы не вылезло. (только осторожно, не врезаться во что-то.....) Еще не плохое время перед сном обнять малыша когда он уже в кровати и сказать ему как вы его любите. Получив уверения в вашей любви ребенку, как ни удивительно, проще разговаривать... К тому же это помогает ему протянуть время и не идти спать. И главное: кто произнес что каждый денек вы должны получать подробный отчет о происходящем в садике? ничего подобного. задумайтесь что супруг каждый денек ожидал бы от вас подробного отчета о проведенном деньке, подвигая на это вопросами типа: с кем ты гласила? а что ты ела на обед? как тот проект? а что было с начальником? а что вы обсуждали на совещании? я не знаю как вы но я бы через неделю озверела... Ну должен же человек иметь право на личную жизнь! И не всякому охото переживать поновой весь денек дома вечерком. Время от времени человеку нужно просто отдохнуть в кругу близких людей! А ребенок тоже человек....

Динка прощается с детством



Ответственность: обязанности и ценности

Обязанности и ценностиВсе предки грезят приучить собственных малышей нести ответственность за свои слова и поступки. В почти всех семьях считают, что решение трудности - в установлении неизменных обязательств для малышей. Считается, что мальчишкам нужно поручать выносить мусорное ведро либо стричь газон, а для девченок нет ничего лучше мытья посуды и уборки комнат. На самом же деле такие обязанности, являясь необходимыми в домашней обстановке, в быту семьи, все таки могут не воздействовать на формирование у малыша чувства ответственности. Напротив, в неких семьях принуждение к выполнению этих обязательств приводит к неизменным ссорам, которые плохо отражаются и на детях, и на родителях. В конце концов ребенок, возможно, будет слушаться, а кухня засверкает чистотой, но непонятно, как принуждение воздействует на формирование нрава.

Правда ординарна: чувство ответственности нельзя навязать, оно должно проявиться “изнутри”, на базе ценностной ориентации, приобретенной дома, также вне семьи.

Просыпание ответственности. Желая воспитать в собственных детях чувство ответственности, мы при всем этом желаем, чтоб они руководствовались высшими ценностями, другими словами любовью к жизни, к труду, поиском счастья. Но в большинстве случаев мы чувствуем чувство ответственности - точнее, отсутствие его - в более определенных случаях:

когда у малыша в комнате кавардак, домашние задания изготовлены неопрятно, занятия музыкой заброшены, поведение оставляет вожделеть наилучшего.

С другой стороны, ребенок может быть обходительным, поддерживать в собственной комнате порядок, аккуратненько делать все, что ему поручают, - и все таки принимать решения, за которые он не будет нести никакой ответственности. Это в особенности правильно в отношении тех малышей, которым всегда “велят” сделать то-то и то-то. Им не дают способности составить собственное мировоззрение о чем-либо, сделать выбор, выработать определенные базы поведения.

Внутренняя чувственная реакция малыша на обучение решает все; от нее зависит, сколько он закрепит в сознании из того, чему мы его учим. Ценности нельзя преподать “в лоб”. Им научаются равномерно, пока ребенок подражает взрослым, заслужившим его любовь и почтение, и отождествляет себя с ними.

Итак, неувязка ответственности малышей за свое поведение поднимает, в свою очередь, делему ценностной системы родителей в ориентации на детское воспитание. Нужно разглядеть последующее: существует ли какой-либо определенный тип поведения с детками (в теории и на практике), который посодействовал бы просыпанию у их чувства ответственности? Реальная глава посвящена ответу на этот вопрос исходя из убеждений психологии.

Рвение к цели: каждодневная работа. Чувство ответственности у малышей искусно и сознательно пробуждают предки. Они дают ребенку осознать, что он имеет право на все чувства, да и демонстрируют ему применимые методы выражения этих эмоций. На этом пути взрослых ожидают неописуемые трудности. Вот такие утверждения только вредят делу.

Отрицание. По сути ты не желал так сказать, ведь ты любишь собственного братца.

Непризнание. Разве ты у нас таковой? Да нет, это просто в тебя черт вселился!

Угнетение. Скажешь еще хоть раз: “Терпеть не могу!” - смотри, не миновать для тебя порки! Отличные мальчишки так не молвят.

Приукрашивание. Разве ты и взаправду ненавидишь брата? Наверняка, он просто для тебя надоел. Необходимо уметь сдерживать свои чувства.

Говоря так, взрослые запамятывают, что чувства, как реки, нельзя приостановить - их можно только навести в другое русло. Нельзя опровергать существование бурных эмоций, попытка сделать это приведет к неудаче. Нужно признать их действительность и их власть. Если отнестись к ним с почтением и “отвести” их в необходимое русло, они заполнят нашу жизнь светом и радостью.

Остается вопрос: какие мы должны сделать шаги, чтоб уменьшить разрыв меж нашими целями и положением дел сейчас? С чего начать?

Длительные и краткосрочные программки

Вероятнее всего, необходимо составить такую программку, которая будет композицией длительных и короткосрочных “заданий”. При всем этом мы должны верно представлять для себя, что почти все находится в зависимости от наших отношений с детками и что проявления разных черт нрава детям необходимо не обрисовывать, а показывать.

1-ый шаг в выполнении длительной программки - заинтригованность в том, что малыши задумываются и ощущают, а не в их наружных реакциях - руководстве нам либо сопротивлении.

Как осознать, что малыши задумываются и ощущают?

Они сами дают нам ключ к осознанию этого. Их чувства отражены в словах и в интонациях, в жестах и в позах. А наша задачка - прислушиваться, всматриваться, чутко реагировать.

Нашим лозунгом должно стать: “Я желаю осознать собственного малыша. Желаю показать ему, что понимаю его. Желаю выразить свое осознание, отбросив автоматическую критику и осуждение”.

Если ребенок приходит из школы нахмуренный, молчит, не отвечает на вопросы - ясно, что у него какие-то проблемы. Следуя нашему лозунгу, мы не станем начинать разговор с критичных замечаний вроде:

- Что это ты таковой кислый?

- Что же это все-таки за невеселая гримаса?

- Что ты еще там натворил?

- Что у тебя снова стряслось?

Если мы соболезнуем ребенку, нельзя делать ему такие замечания, которые вызывают у него досаду, ненависть, желание, чтоб весь мир полетел в тартарары.

Напротив, предки должны показать, что понимают его, говоря:

- Наверняка, у тебя какие-то проблемы.

- У тебя был тяжелый денек.

- Для тебя нелегко пришлось сейчас.

- Наверняка, ты с кем-нибудь поссорился. Такие утверждения лучше, чем вопросы типа: “Что с тобой? Что случилось?” Вопросы - признак любопытства, утверждения -признак сострадания.

Естественно, что ребенок узнает только те чувства, которые переживает, испытывает сам. Если только критиковать его, он никогда не научится ответственности. Все, что он сумеет, это проклинать себя и инкриминировать других. Он научится не доверять своим своим суждениям, закончит проявлять свои возможности и будет подвергать сомнению намерения окружающих. В довершение ко всему он привыкнет жить в ожидании неизбежного осуждения.

От войны к миру

Если у родителей с детками “война”, из-за домашних дел (обязательств по дому), а на самом деле - “война” за воспитание в детях чувства ответственности, взрослые должны признать, что выиграть эту войну нереально. У малышей больше времени и энергии, чтоб нам сопротивляться. Даже если мы выиграем одно “схватка” и добьемся выполнения собственных приказаний, ребенок может плохо на это отреагировать, стать раздражительным, отбиться от рук.

Одолеть можно, только завоевав доверие малыша. Это задачка тяжелая, но выполнить ее полностью может быть. Необходимо, чтоб у нас появились (если их нет) близкие дела с ребенком.

Приготовить почву для перемен в нраве малыша к наилучшему можно с помощью последующего.

1. Чутко слушать малыша. Малыши испытывают разочарование и досаду, если лицезреют, что родителей не заинтересовывают их мысли и чувства. В итоге они делают вывод, что мысли у их глуповатые, а их самих никто не любит.

Если предки внемлют малыша пристально, это пробуждает у него чувство убежденности внутри себя. Означает, он будет более уверенно оценивать происходящие действия, поступки людей.

2. Не дать созреть “гроздьям гнева”. Предки должны сознательно избегать таких выражений и замечаний, которые вызывают у малыша чувство неприятия, ненависти.

Оскорбления. Ты - позор для собственной школы и семьи.

Ругательства. Хлюпик, дурачина, кретин.

Предсказания. Кончишь ты кутузкой, это точно.

Опасности. Пока не будешь отлично себя вести, советую для тебя вообщем запамятовать про карманные средства!

Обвинения. Все ссоры ты всегда начинаешь 1-ый.

Демонстрация власти. Лучше помолчи и послушай, что старшие произнесут.

3. Просим “без личностей”. Если в воздухе запахло грозой, родителям лучше выражать свои чувства и мысли, щадя личность малыша, его достоинство.

Если предки пристально слушают малыша, воздерживаются от язвительных замечаний и выражают свои чувства и требования, не задевая детской гордости, в душе малыша начинают складываться другие базы поведения. Атмосфера сострадания приближает малыша к родителям. Он замечает их искренность, такт, внимание и, в свою очередь, подражает им. Такая перемена совершится не сходу, но в конце концов усилия родителей будут вознаграждены.

Используя эти новые принципы и приемы, предки добьются пробуждения чувства ответственности у собственных малышей. Но 1-го личного примера недостаточно. Чувство ответственности развивается и крепчает только на базе актуального опыта самого малыша, становясь принципиальной чертой его нрава. Означает, нужно найти меру чувства ответственности малышей зависимо от их “зрелости”.

Ответственность: право голоса и право выбора

Чувство ответственности не является прирожденным. Нельзя также приобрести его автоматом в неком определенном возрасте. Ответственность за свои слова и поступки порождается, как, к примеру, и умение играть на фортепиано, многолетней практикой. И эта практика должна быть каждодневной.

Воспитывать чувство ответственности у малышей можно с самого ранешнего возраста. Для этого нужно предоставить ребенку право голоса, а в делах, которые имеют для него самую большую значимость, и право выбора. Необходимо провести четкую границу меж правом голоса и правом выбора. Есть вопросы, которые ребенок может решать сам, - здесь он обязан иметь право выбора. Но в вопросах, касающихся благополучия малыша, он имеет только право голоса, но не выбора. Мы делаем выбор за него, в то же время помогая ему принять эту неизбежность.

Разглядим сейчас, по каким определенным вопросам появляются разногласия меж родителями и детками из-за отсутствия ясной границы меж 2-мя сферами ответственности.

Пища

Даже у двухгодовалого малыша можно спросить, стакан молока либо полстакана он выпьет на полдник. Четырехлетний может выбирать меж целым яблоком на десерт либо половинкой. А шестилетний полностью в состоянии решить, как сварить для него яичка на завтрак - всмятку либо вкрутую.

Детям нужно преднамеренно “преподносить” ситуации, в каких им приходится делать выбор. Предки определяют ситуации; исходя из их, малыши делают собственный выбор.

У малыша не спрашивают: “Что для тебя приготовить на завтрак?” Зато его спрашивают: “Для тебя сделать омлет либо глазунью? Хлеб жарить либо не нужно? Кашу будешь прохладную либо подогреть? Для тебя что дать - молоко либо апельсинный сок?

Мы даем осознать ребенку, что в делах, его касающихся, он сам имеет право выбора. Он воспринимает решения, которые определяют его ежедневную жизнь. Из поведения родителей он должен сделать конкретно этот точный ВЫВОД.

Нередко мамы проявляют завышенный энтузиазм к питанию малышей и тем усложняют дело. Будет лучше, если мама, в согласовании с советами доктора, станет готовить ребенку смачную и здоровую еду и доверять его аппетиту. Итак, в количественном отношении пища заходит в сферу ответственности самого малыша.

Одежка

Покупая одежку для малышей, мы сами избираем, что им необходимо и какую сумму средств можно на это издержать. В магазине мы избираем несколько образцов, идиентично применимых по стоимости и по фасону. Ребенок изберет из их ту вещь, которая ему нравится. Таким макаром, даже шестилетний малыш может сам избрать для себя по вкусу носки либо рубахи (из числа тех, что мы отобрали за ранее). Правда, в почти всех семьях малыши к этому не приучены и не могут выбирать для себя одежку. Есть и такие взрослые, что не могут приобрести для себя костюмчик без помощи супруги либо мамы.

Что все-таки касается старших малышей, то в особенности им следует позволять брать те вещи, которые более близки по стилю к одежке, принятой посреди их друзей и сверстников. Если мальчишка носит карие кожаные башмаки, когда весь класс прогуливается в голубых замшевых, то он, естественно, подвергается бессчетным нападкам и издевкам. Предки должны знать, что в моде посреди малышей, а что нет. Границы ответственности в отношении одежки можно найти так: “Мы хотим предложить детям эталоны, они выбирают из их то, что им нравится”.

Домашние задания

С первого же года обучения малыша в школе предки должны внушить ему, что ответственность за выполнение домашних заданий лежит только на нем. Взрослые не должны надоедать ребенку упреками по поводу домашних заданий. Они не должны смотреть, как ребенок делает уроки, либо инспектировать позже изготовленное, не считая тех случаев, когда малыши сами об этом требуют. Начни только отец либо мама делать с отпрыском уроки, и бремя этой ответственности ляжет на их плечи навечно. Домашние задания могут стать в руках малышей орудием против родителей. Используя его, они будут мстить, шантажировать, эксплуатировать. Но реально избежать многих бед, если не проявлять энтузиазма к мельчайшим подробностям домашних заданий, а верно подтвердить:

Ты сам отвечаешь за выполнение домашних заданий. Они так же важны тебе, как для нас - наша работа”.

Не стоит переоценивать значение домашних заданий в 1-ые годы учебы. Есть много не плохих школ, в каких учащиеся младших классов не получают домашних заданий. Но познания их никак не ужаснее, чем у их шести- и семилетних сверстников, сражающихся с уроками на завтрашний день. Главное значение домашних заданий в том, что они дают ребенку опыт самостоятельной работы. Но для этого необходимо, чтоб задания соответствовали возможностям малыша. Тогда он сумеет заниматься сам (либо же с малой помощью “со стороны”). Ровная помощь только принудит малыша поверить, что сам он стопроцентно немощен. Но косвенная помощь может быть очень полезной. К примеру, мы можем проверить, чтоб ребенку никто не мешал заниматься, чтоб у него были нужные книжки и удачный стол. Можно также посодействовать ему избрать определенные часы для выполнения домашних заданий в различное время года.

Весной и осенью после обеда лучше погулять, пока светит солнце, а позже взяться за уроки. Зимой деньки коротки, и поначалу ребенок должен сделать уроки, если вечерком желает глядеть телек.

Некие малыши обожают заниматься с кем-нибудь из взрослых. Хорошо было бы позволить ребенку время от времени заниматься за кухонным либо обеденным столом. Не следует делать замечаний, которые могут помешать работе:

Не сутулься! Застегни рубаху! Не испачкай стол!

Есть малыши, которые обожают покусывать карандаш, ерошить волосы, раскачиваться на стуле во время подготовки домашних заданий - это им помогает. Когда мы запрещаем детям так делать, они теряют уверенность, и занятия подвигаются у их медлительно.

Не стоит отрывать малыша от уроков вопросами, просьбами, если это не срочно. Мы должны оказывать ему общую эмоциональную поддержку, быстрее чем учить и надзирать за ним. Только временами можно позволить для себя объяснить что-либо непонятное. Но следует избегать таких комментариев, как:

- Если б ты не отвлекался всегда, то уже издавна кончил бы делать уроки.

- Если б ты пристально слушал учителя, ты бы знал, как ответить на этот вопрос.

Мы должны оказывать помощь избирательно, но с полным состраданием. Необходимо не учить малыша, но сначала уметь пристально его слушать. Мы указываем ему дорогу, но возлагаем надежды, что путник сам доберется до места предназначения.

Отношение родителей к школе и к учителям влияет и на отношение малыша к домашним заданиям. Если дома недовольны школой, недооценивают учителя, ребенок в какой-то момент сделает надлежащие выводы.

Предки должны поддерживать учителя, в особенности в отношении домашних заданий, домашних работ.

Если учитель строг, у родителей есть красивая возможность еще раз пособолезновать ребенку:

- Сколько домашних заданий в этом году!

- Тяжело в этом году, да?

- Я вижу, вам много задают.

- Наверняка, учитель у вас очень серьезный. Сколько он вам задает в этом году!

Принципиально избежать неизменных препирательств и ссор по поводу домашних заданий:

- Послушай, Саша, для тебя придется серьезно заниматься правописанием - каждый денек по два часа после обеда, в субботу и воскресенье - тоже. Никакого футбола, никакого телека!

Александр! Мне до погибели надоело припоминать для тебя о домашних заданиях. Сейчас тобой займется папа! В нашей семье безграмотных не было и не будет!

Опасности и неизменные напоминания об уроках - обыденное “орудие” родителей. Зато так им спокойнее: они убеждены, что это помогает поправить дело. А в реальности такие способы приносят только вред. Атмосфера в доме напряженная, настроение у родителей и у малышей мерзкое.

Многие способные малыши отстают в учебе (как на уроках, так и при выполнении домашних заданий), выражая собственный безотчетный протест против родительских чаяний. Чтоб стать зрелым человеком, каждый ребенок должен обособиться от собственных родителей, понять свою особенность. Если предки преувеличенно ярко реагируют на отметки в школьном табеле, ребенок ощущает, что границы его мира не являются для взрослых неприкосновенными: ему не доверяют! Отказываясь удовлетворять своими достижениями тщеславие родителей, малыши испытывают чувство независимости. Таким макаром, жажда обособленности, понимание себя как самостоятельной личности иногда подталкивает малыша к нежеланию заниматься, невзирая на давление со стороны родителей и всякого рода наказания. Как заявил один мальчишка: “Они могут запретить мне глядеть телек и не давать карманных средств, но от нехороших оценок все равно никуда не денутся”.

Полностью разумеется, что нежелание заниматься - неувязка сложная. Нельзя решить ее усилением либо ослаблением давления родительской воли на малышей. Если давление усиливается, возрастает и сопротивление ему, тогда как невнимание к занятиям малыша докладывает ему чувство неуверенности внутри себя, желание забросить уроки. Как досадно бы это не звучало, решение тут не представляется ни легким, ни стремительно достижимым.

Неким детям может пригодиться консультация психолога либо человека, знакомого с практикой психологии. Неприемлимо, чтоб этим занимались сами предки. Наша цель - дать ребенку осознать, что он как личность существует обособленно от собственных родителей и сам несет ответственность за свои фортуны и беды. Когда ребенку дают возможность выразить себя как личность с своими потребностями и целями, он начинает обдумывать чувство ответственности за свои поступки.

Уроки музыки

Если ребенок занимается музыкой, то в какой-то момент предки услышат от него чего-нибудть вроде: “Надоела мне эта музыка!” Древняя песня! Она знакома всем родителям, у каких малыши осваивают музыкальный инструмент. Посмотреть на эту делему с беспристрастной точки зрения - задачка не из обычных.

Одни предки, помня, что их самих учили музыке против желания, решают не портить жизнь детям. Заниматься либо нет - этот вопрос решают не взрослые, а сами ребята, они и несут за это ответственность. Зато дело родителей - избрать неплохого преподавателя.

Другие предки, сожалея о том, что в свое время бросили заниматься музыкой, решают “взять реванш”:

Малыши будут играть во что бы то ни стало!” Ребенок еще не родился, а для него уже избрали инструмент. И как он сумеет держать скрипку (жать на кнопки, дуть в трубу), потянутся томительные часы упражнений. Слезы и протесты малышей не принимаются во внимание, сопротивление никчемно. Установка родителей ясна: “Мы платим - так обучайся!” В таких критериях ребенку тяжело достигнуть фуррора, и вся эта затея навряд ли оправдывает себя. По правде, испорченные дела меж родителями и детками - очень дорогая стоимость за постылые уроки музыки.

Основная цель музыкального образования - дать выход эмоциям, ведь жизнь и без того полна всяческих ограничений и разочарований. Нужно отыскать адекватное средство для выражения собственных эмоций. Музыка отлично для этого подходит: ее искусство, переплавив шум и ярость, в волнении рождает удовлетворенность, в напряжении -душевный покой.

Предки и учителя, к огорчению, нередко бывают обеспокоены только умением малыша воспроизводить мелодию без фальши. Таковой подход всегда предполагает постоянную критику игры и личности малыша. Очень нередко результаты бывают плачевными: ребенок пропускает занятия, избегает собственного преподавателя и, чуть начав свою музыкальную “карьеру”, кидает ее. В почти всех домах покинутая скрипка, запертое на ключ пианино либо молчащая флейта служат только болезненным напоминанием о несбывшихся надеждах.

Как должны предки вести себя? Их дело - отыскать хорошего и понимающего преподавателя. Он должен отлично знать не только лишь свое дело, да и собственных учеников. Конкретно преподаватель поддерживает неизменный энтузиазм малыша к музыке, вдохновляет его продолжать занятия. Главнейшая задачка преподавателя - захватить почтение и доверие малыша. Если ему не получится сделать это, он не сумеет больше вести уроки: нельзя научиться обожать музыку у преподавателя, которого ты ненавидишь.

Чтоб избежать ненадобных проблем, преподаватель, ученик и его предки должны обсудить и выработать несколько основополагающих правил, к примеру:

1) нельзя отменять урок музыки без предупреждения, которое делается хотя бы намедни назначенного денька;

2) если назначенный урок не состоится, сказать об этом преподавателю должен ученик, а не его предки;

3) выбирать время и намечать темп занятий музыкой необходимо со строго реалистических позиций.

Эти правила исключают отмену урока “по настроению”, в последнюю минутку, и крепят чувство независимости и ответственности у малышей. Ребенок должен знать, что мы с почтением относимся не только лишь к занятиям музыкой, да и к его своим эмоциям и мыслям.

Нельзя против воли заставлять малыша заниматься. Нельзя припоминать ему, как недешево стоил инструмент и сколько папа работал, чтоб его приобрести. Такие дискуссии порождают только чувство вины и горечи, энтузиазма к музыке они не пробуждают.

Предки должны воздерживаться от “пророчества” блистательной музыкальной карьеры своим детям. К примеру, такие утверждения приносят только вред:

Ты таковой способный! Если бы ты только занимался как следует!

Ты мог бы стать известным музыкантом, если бы только занимался как надо.

Ребенок из этого сделает вероятнее всего таковой вывод:

если он не будет заниматься в полную силу, родительским иллюзиям ничто не грозит. Его лозунгом может стать: “Если я не стану заниматься серьезно, то и предки не будут разочарованы”.

Ребенок ощущает поддержку родителей вот тогда, когда знает, что его трудности понятны и ясны всем.

Во время собственного третьего урока музыки шестилетней Вике пришлось обучаться играть палитру обеими руками. Преподаватель профессионально показал упражнение, сказав: “Это совершенно несложно. Ну-ка, попробуй”. Без охоты, неудобно опустила Вика пальцы на кнопки и попробовала повторить палитру... Домой девченка в тот вечер возвратилась расстроенной.

Когда Вика села заниматься с матерью, та произнесла ей:

Нелегко сыграть всю палитру одной рукою. А 2-мя руками - еще сложнее!” Вика с готовностью согласилась со словами мамы. За инвентарем она медлительно начала подбирать палитру обеими руками. Мама произнесла:

Я слышу, как ты подбираешь нотки верно, и вижу, как ты верно ставишь пальцы.” С очевидным ублажение Вика ответила: “Знаешь, это достаточно тяжело”. В тот вечер она занималась подольше, чем обычно. В течение последующей недели Вика упражнялась в особенности старательно и не успокоилась, пока не научилась играть палитру с закрытыми очами, не смотря на кнопки.

Карманные средства

В современной семье средства на маленькие расходы детям (так же, как пища и одежка)-вещь сама собой разумеющаяся: ведь малыши - тоже члены семьи. Карманные средства - не заслуга за не плохое поведение и не плата за помощь по дому. Это один из приемов воспитания малышей, который имеет очень четкую цель - обучить малыша растрачивать средства, выбирая вещи для приобретения и неся ответственность за собственный выбор. Таким макаром, очень серьезный контроль трат убьет смысл обладания карманными средствами. Нужно создать общие принципы выдачи карманных средств, обеспечив все нужные для малыша статьи расхода: проезд в транспорте, школьные завтраки и т. д. Чем старше ребенок, тем больше средств приходится ему давать по мере роста его потребностей: подписка, кино (театр), девайсы к его одежке и пр.

Навряд ли можно сходу ждать от малышей разумной растраты карманных средств. Многие ребята, не умея еще регулировать собственный бюджет, истратят все сходу. Нужно обсудить эту делему с ребенком по-деловому, чтоб придти ко обоюдному соглашению. Если случаи незамедлительной растраты всех карманных средств сходу повторяются, возможно, стоит поделить общую сумму на более маленькие части и выдавать их ребенку два раза либо три раза в неделю. Неприемлимо грозить ребенку отказом давать карманные средства тогда, когда он плохо себя ведет, не слушается, отстает в учебе. Не следует ограничивать сумму карманных средств в период ссоры с детками либо наращивать в период “мирных” отношений.

Сколько давать детям средств? Конкретного ответа здесь дать нереально. Сумма карманных средств должна соответствовать нашему бюджету. Независимо от того, как это заведено у соседей, не следует давать ребенку больше средств, чем мы в состоянии для себя позволить. Если ребенок протестует, необходимо ответить ему от всей души, с состраданием: “Жалко, что мы не можем давать для тебя больше на твои расходы. Но мы ограничены в средствах”. Это лучше, чем убеждать малыша, что на самом-то деле ему полностью хватает тех средств, которые мы обычно выделяем.

Неопытному человеку тяжело дается разумная растрата средств. Необходимо сообразовываться со способностью малыша верно расходовать свои карманные средства. Лучше всего начинать с маленьких сумм, равномерно увеличивая их, чтоб не “перегрузить” малыша чрезмерным количеством средств. Начинать давать детям средства можно со школьного возраста: в школе малыши стремительно научатся отлично считать, будут знать, сколько им полагается сдачи. Взрослые должны обязательно делать очередное принципиальное условие: те средства, что остаются после намеченныхтрат, принадлежат ребенку, и он сам решает, как их издержать.

Друзья и товарищи

На теоретическом уровне мы желаем, чтоб наши малыши сами выбирали для себя друзей, и не стремимся оказывать на их какое бы то ни было давление. Но часто ребенок приводит в дом друзей, которые кажутся нам мерзкими. Да, может быть, нам не нравятся забияки и хвастуны, трусы и хлюпики, но пока их поведение не задевает нас, взрослых, идеальнее всего расслабленно изучить склонности и привязанности нашего малыша, до того как открыто противостоять его выбору.

С какой меркой следует подходить к выбору друзей нашими детками?

Друзья должны оказывать благотворное воздействие друг на друга. Ребенку необходимо разговаривать с человеком, обратным (и вроде бы дополняющим его самого) по нраву, разуму, интересам. Таким макаром, замкнутому ребенку необходимы более самостоятельные друзья, “маминому сыночку”-более независящие товарищи, инфантильному - более зрелый товарищ, трусишке - кто похрабрей. Если ребенок живет в мире фантазий, ему полезно разговаривать с детками, имеющими более житейский взор на жизнь. Брутальный ребенок должен будет сдерживать себя, оказавшись в кругу более размеренных товарищей. Наша задачка - ориентировать малыша на дружбу с теми, кто не похож на него самого.

В неких случаях следует воспрещать детям дружить, если оба, к примеру, чрезвычайно инфантильны, либо агрессивны, либо замкнуты внутри себя.

Нужно очень деликатно корректировать взоры малыша на друзей, которых он выбирает: он несет ответственность за собственный выбор, а мы - ответственность за то, что поддерживаем его в этом.

Животные в доме

Если ребенок обещает хлопотать о домашних питомцев, это только проявление его не плохих целей, а не подтверждение того, что он и по правде на это способен. Может быть, ребенку и взаправду нужна собака, он желает иметь ее и полюбит, но исключительно в очень редчайших случаях он способен ухаживать за ней. Ребенок сам не в состоянии нести ответственность за жизнь животного. Чтоб избежать ненадобных упреков и расстройства, следует сходу признать, что уход за собакой ложится в главном на плечи родителей. Ребенку общение с животным, вероятнее всего, принесет гигантскую пользу. Он научится нести свою долю хлопот о нем, но ответственность за жизнь животного и его благополучие всегда остается за взрослыми.

Как сказать "Да"

Отличные предки, как и отличные учителя, - те, что всегда рядом со своими детками (учениками). Такие предки рады, если обучили малышей без помощи других делать выбор, рассчитывать на свои собственные силы. Разговаривая с детками, мы можем сознательно использовать выражения, которые передают нашу веру в их возможности. Таким макаром, если мы стопроцентно согласны с какой-нибудь просьбой отпрыска, можно выразить это словами, которые подчеркнут независимость его как личности. Вот несколько примеров:

- Если хочешь.

- Если для тебя так охото.

- Это решаешь ты, а не я.

- Как захочешь, так и будет.

- Пусть будет по-твоему.

- Вроде бы ты ни решил это дело, я согласен. Естественно, бывает довольно и обычного “да”, но принципиально держать в голове, что развернутые выражения нашего согласия дают ребенку более полное ублажение: мы верим в него как самостоятельного человека.

Читайте также другие главы книжки Хайма Гиннота:

Предки и малыши. Некие принципы ведения разговораРодители и малыши. Критикуем и хвалим по-новомуРодители и малыши. Уважайте себя и малыша!Предки и малыши. Ответственность и независимостьРодители и малыши. Дисциплина. Границы дозволенногоРодители и малыши. Денек ребенкаРодители и малыши. Ревность: как с ней совладать?Предки и малыши. Некие предпосылки ужаса у малышей



Играть с деткамиМой 5-летний сынишка не очень отлично ладит со сверстниками. Когда все играют, он стоит в сторонке, ну и другие малыши не зовут его принять роль в общих забавах. Как ему посодействовать?

Карина М., Москва

В ДЕТСКОМ коллективе свои законы — нередко довольно жесткие. А коллектив — это неважно какая компания, к примеру, во дворе, в детском саду, на упражнениях во Дворце либо Доме культуры, другими словами там, где малыши видятся нередко. Случается так, что компания избегает кого-либо из ребят, не воспринимает в игру. Предки, видя такую несправедливость, обычно, просто уводят малыша подальше от обидчиков. Но у самого малыша на душе остается горечь. Дома все есть: игрушки, книги, компьютер, но вот друзей там нет.

Таким детям в особенности тяжело приходится в детском саду, потому что там состав малышей постоянен. И ребенок, который является «отверженным», «изгоем», очень тяжело переживает свое положение. Обстоятельств не приглянуться детской компании огромное количество, часто встречающаяся — ребенок не умеет разговаривать со сверстниками, играть с ними, уступать, договариваться и т. д. И в конечном итоге на него обрушиваются злость и гнев сверстников. Как быть и чем посодействовать малышу?

Нужно играть совместно с ребенком с ранешних лет, учить принимать на себя определенные роли и действовать в определенных рамках.

Если ребята не принимают малыша в собственный коллектив, придумайте такую игру, где малыш будет более успешен, и пригласите других поиграть совместно с вами.

Неважно какая неувязка разрешима, чем ранее ее начать решать, тем легче будет ребенку в дальнейшем.



Различные малыши в одной семье"Почему в нашей семье оба малыша такие различные? Ведь вырастают они в одной семье, ну и воспитывали мы их идиентично. 1-ый - суровый, честный, обучается отлично, а у второго только озорство на уме". На этот вопрос, часто звучащий на встречах с родителями, приходится отвечать другим вопросом: "Да, вы живете в той же семье. Но правда ли, что вы и ваши малыши живете в схожей семье? Я, к примеру, уверен в оборотном".

Ваш 1-ый ребенок, придя в этот мир, повстречался с матерью и отцом и определенное время был единственным ребенком.

Ваш 2-ой ребенок никогда не был единственным ребенком и всегда жил в семье, где, не считая него и родителей, был очередной ребенок.

Первенец - всегда первенец. Он получил больше любви, внимания и больше испытал на для себя последствия волнения родителей, ощутил непоследовательность их дела. Он испытал горечь "сверженного с престола" после возникновения второго малыша. Младший появился в более размеренной атмосфере, но, придя в этот мир, повстречался не только лишь с родителями, да и со своим предшественником. Но ко всему этому мы должны добавить очередной более принципиальный фактор, который проявляет себя в структуре межличностных отношений семьи.

Первенец первым "прощупывает", находит "слабенькие места" родителей и адаптируется к ним. Он находит типичные методы поведения в семье, с помощью которых чувствует свою значимость, получает нужное родительское внимание. К примеру, первенец ощущает, что родительское внимание обосновано тем, какие новые способности он освоил, чему новенькому научился, что любовь родителей находится в зависимости от того, сколько он помогает дома, как способен придерживаться порядка и т. д. Другими словами, старший воспринимает роль "малеханького ассистента".

2-ой ребенок после детского периода (беспрекословной любви мамы) попадает в ситуацию выбора средств, какими он может достигнуть любви и родительского внимания. В отличие от старшего, которому были открыты все пути, малыш находится в более сложной ситуации. Если он будет строить свои дела с родителями по модели старшего, в нашем случае - стремиться к роли ассистента, то он рискует остаться "в тени" старшего. Нередко младшие малыши и пробуют вести себя, как старшие, но отношение родителей к их еще пока неискусным попыткам бывает различное, и от этого зависит предстоящий выбор. Поощрение даже за попытку действовать так, как старшие брат либо сестра, - явление довольно редчайшее, хотя только такое отношение может содействовать принятию младшим внутренней установки, аналогичной установке старшего.

Тогда при подходящих иных критериях мы смотрим в семье кооперацию, другими словами братья, не конкурируя меж собой, стремятся, к примеру, как можно больше посодействовать родителям, берут на себя определенные домашние обязанности либо совместно составляют костяк футбольной команды двора. Но почаще наблюдается обратное. Попытка малыша следовать за старшим, естественно сначала несуразная, неискусная, забавная, вызывает снисходительную ухмылку взрослых, сначала ставится в пример, а позже такие пробы остаются без внимания. Следуя за старшим, сам малыш нередко принимает свою слабость, незначительность, говоря другими словами, попадает "в тень" старшего, остается сзади него. Малыш может устремиться "вдогонку" за старшим, с огромным рвением развивать внутри себя возможности для настоящей конкуренции и в надежде когда-нибудь стать лучше его, посильнее в каком-то важном отношении. Все таки малыши почаще выбирают более легкий и обычный путь - отыскать собственный, личный метод чувства значимости в семье, получения внимания и любви родителей.

Ситуацию развития второго малыша образно можно представить в виде таковой схемы-рисунка.

Набросок 1.

В этом рисунке солнце - прототип старого знака благополучия - изображает родительскую любовь и внимание. 1-ый ребенок (дерево № 1) находит собственный "путь к солнцу" - определенные методы получения любви, поощрения родителей (к примеру, воспринимает роль малеханького ассистента, роль малыша, повсевременно нуждающегося в присмотре, и т. д.). Другими словами, он вроде бы оставляет за собой определенную тень; если 2-ой поведет себя так же, как и 1-ый, то, будучи молодее, не имея достаточной актуальной практики, он остается тут слабее, будет "всегда вторым". А это воспринимается ребенком как урон чувству его значимости, более того, будучи наименее совершенным в определенных формах поведения, чем старший ребенок, он реально может замечать, что ему меньше достается похвалы, благодушного родительского внимания, а заместо того повсевременно нужно следовать чьему-то примеру.

Второму ребенку, как и реальному дереву в представленной картинке, приходится находить свой путь, чтоб выйти из "тени", пробиться к "солнцу" - другими словами "прощупать" те методы поведения, которые обеспечивали бы ему внимание родителей, восприятие и любовь его как личного, ни с кем не сопоставимого человека. Примером логики развития личности второго малыша может служить последующий пример.

1-ый ребенок - мальчишка 7 лет, послушливый, податливый. Он стремится к усвоению новых способностей, познаний, в особенности в тех сферах, которые кажутся необходимыми его родителям. В школе с первых дней обучается только прекрасно, что вызывает экстаз родителей. Он, как гласит мама, суровый, дисциплинированный, на него можно положиться. 2-ой мальчишка, молодее на два года, - "живое серебро" (подобие ртути). Он неугомонен, у него на уме только различные выходки, шуточки, ничем не может серьезно заняться, ему бы только шалить.

При более пристальном знакомстве с семьей вы бы непременно узрели предпосылки такового различного личного развития малышей. 2-ой ребенок таким своим развитием должен, во-1-х, собственному творческому отношению к окружению, во-2-х, методу поведения первого малыша и, в-3-х, личным особенностям собственных родителей. Мама, говоря о втором, "проблемном" ребенке, рассказывая о его выходках, все таки не может сдержать ухмылку. Почему?

2-ой ребенок, подсознательно приняв роль шута в семье, собственной непосредственностью, шутливостью, неконвенциональностью поведения принес то, что нужно и родителям, и всей семье, - чувственность. И отыскал он это, делая упор не на какие-то познания, сверхчутье и т. д. Все существенно проще - как он начал вести себя другим методом, чем его брат, а конкретно так, как он ведет себя сейчас, он ощутил внимание к для себя, к своим личным проявлениям и, в конце концов, ухмылку и расторможенность в поведении родителей. Образно говоря, он вылез из "тени" брата, отыскал путь к тому, чтоб почувствовать свою значимость, не конкурируя с ним.

Старший разговаривает с родителями на "взрослом уровне" - делится мыслями, расспрашивает их и т. д. 2-ой же - на детском, конкретном, чувственном уровне. Любой из их заполняет определенную "экологическую нишу" в семье, получая при всем этом нужную "психическую еду" - чувство значимости, любовь и родительское внимание к ним как к личным и автономным людям. Это содействует и развитию благожелательных и терпимых отношений меж братьями: оба брата отлично разговаривают меж собой: младший - неизменный выдумщик, генератор мыслях, а старший - умственный контролер, реализатор, управляющий.

Отлично это либо плохо, что малыши выбирают настолько различные формы поведения? Вопрос сложен, и совершенно точно на него ответить, наверняка, нереально. В описанном случае братья вроде бы дополняют друг дружку, делают жизнь всей семьи более различной, полной. И все таки 2-ой ребенок вызывает и определенную тревогу: сумеет ли он стать приличным человеком? Наверное, если чувственная связь родителей с ним выдержит, об этом волноваться не следует, хотя разумеется, что будет он совсем другой личностью, чем его брат. Глядеть на их различие можно исходя из убеждений философии обыденного сознания: все люди по-своему красивы и ценны. Каким кислым стал бы мир, если б в нем жили однообразные личности.

Но существует не только лишь такая актуальная философия, да и научные аргументы в пользу того, что терпимое, в некой степени снисходительное отношение к путям развития личности служит одним из принципиальных причин психологического здоровья развивающегося человека. В психологии накоплено много фактов о том, что безосновательное рвение "сделать из малыша что-то", "перекроить" его по часто фантастическому представлению родителей, другими словами нетерпимость к личным, творческим (в широком смысле слова) проявлениям малыша, обычно, приводит к плачевным результатам: искаженным отношениям к окружающим и для себя, протесту, негативизму, а нередко и к психологическим нарушениям.

В неких семьях процветают одинаковые, нередко ничем не обоснованные жесткие представления о том, как должен вести себя ребенок, каким быть и даже... кем быть 20 лет спустя! Естественно, таковой набор правил ложится тяжким бременем на развитие каждого малыша в семье, но это отдельная тема. Давайте ограничимся только ситуацией второго малыша, который в данном случае попадает в очень сложное положение. Ее так же образно можно представить в виде схемы-рисунка.

Набросок 2.

Его отличие от рисунка 1 в том, что родительские требования ставят очень жесткие ограничения вероятному поведению малыша. Первенец стремительно распознает их и, если они не очень противоречат его психическим потребностям, адаптируется к ним. Психологическое место, либо "свет родительского солнца", оказывается стопроцентно заслоненным для второго, преграды окружают его со всех 4 сторон. Рвение второго "пробиться на свет" повсевременно блокируется ограничениями родителей и косвенно - избранным методом развития первенца.

2-ой может избрать путь следования за старшим и как-то существовать в его "тени". В таком случае он повсевременно недополучает родительскую любовь и внимание как автономное, неповторимое существо. Это травмирует его самоуважение, чувство своей значимости. Как реальное дерево, растущее в схожих критериях, остается низким и недоразвитым, так и ребенок в таком положении в личностном плане не производит внутри себя актуальных сил. Но подобные условия развития не могут хотя бы эпизодически не вызывать протеста, поиска выхода из положения. В решении схожей ситуации можно следить, по последней мере, три стратегии.

1-ая стратегия. 2-ой ребенок очень рано начинает принимать старшего как препятствие, стоящее меж ним и родителями. Это ведет к конкурентноспособным отношениям с ним и начинает проявляться в чувстве зависти, стремлении унизить старшего в очах родителей, ябедничестве, лишнем хвастовстве с целью искусственно повысить свою значимость. Такое поведение диктуется искаженным умозаключением: "Я буду ценен и любим, когда превзойду старшего, и все средства неплохи для заслуги этой цели". Старший, обычно, стремительно улавливает "нечестную игру" младшего (ябедничество, хвастовство, обман) и со собственной стороны наказывает малыша за это своими средствами либо унижает, дискредитирует его в очах родителей. Тот в свою очередь либо пробует прямо "побороть" старшего, либо еще яростнее прибегает к "нелегальным" приемам, к примеру, пробует оклеветать старшего, делает что-то недозволенное и сваливает вину на старшего. Это снова взвинчивает старшего. И т.д..

Так появляется замкнутый круг, в каком все нарастают конкурентноспособные, очень напряженные дела, что, обычно, приводит к различным выраженным нарушениям (в большей степени у младшего малыша), к длительной вражде, ненависти меж братьями. Наверняка, и вам приходилось сталкиваться с, казалось бы, снаружи не поддающейся объяснению враждой меж уже взрослыми сестрами, братьями и быть удивленным ею. В восьми случаях из 10 - это отголоски детских схваток. Описанная ситуация как раз образно и представлена на рисунке 3.

Набросок 3.

2-ая стратегия. Ребенок направляет свою энергию не на конкурирование с братом, а на ломку родительских ограничений (рис. 4). Внутренняя позиция в таком случае вроде бы направляет поведение малыша сразу против родителей и на поиск контакта с ними: "Я заставлю вас считаться со мной таким, какой я есть". Хотя отчаянное рвение малыша биться с ограничениями родителей выражает ощущаемую ненужность, отверженность, чувственный холод, оно очень изредка воспринимается родителями конкретно так. Почаще - как проявление "плохости", как итог недостаточно серьезного воспитания, разбалованности и т. д.

Таким макаром, рвение малыша пробиться через ограничение встречается с нарастанием ограничений со стороны родителей, с их ужесточением. Создается грешный круг: протест против ограничений - ужесточение ограничений - более сильный протест и т. д. С годами реакции протеста малыша становятся все посильнее. В конце младшего школьного и в особенности в подростковом возрасте большая часть правонарушений совершается как типичный протест против домашней ситуации, как призрачное средство ее решения.

Набросок 4.

3-я стратегия. Она представлена на рис. 5. Дерево, заместо того чтоб расти ввысь, к солнцу, поворачивает вспять, в землю. Не знаю, как это реально в природе, но в отношении развития личности время от времени происходит нечто схожее. Ребенок в таких случаях вроде бы совсем отрешается от борьбы за себя, теряет надежду достигнуть чувства своей значимости и любви со стороны окружающих. Всем своим поведением он вроде бы гласит миру: "Разве вы не видите, какой я бесполезный? Так оставьте же меня в покое!" Это закрытый, необщающийся ребенок, целыми деньками, кажется, ничем не занимающийся. Если взрослый пробует ему посодействовать, заняться с ним, он, кажется, специально указывает свою тупость, неловкость. "Оставьте меня в покое", - это внутренняя позиция малыша, в психическом нюансе находящегося в самом томном положении.

Набросок 5.

Обобщая, можно сказать, что развитие второго малыша происходит легче и полноценнее в тех случаях, когда предки с осознанием относятся к разным и различным проявлениям личности, владеют способностью принимать и обожать собственных малышей такими, какие они есть. Это дает шанс обоим детям отыскать применимые неконкурентные позиции по отношению друг к другу, сохраняет чувственный контакт меж родителями и детками.

Такое "нестесненное" развитие неким может показаться вообщем неконтролируемым. По сути эффективнее в воспитании не ровная манипуляция методом системы жестких ограничений, а вера в мудрость развивающегося человека, поддержка его и чувственная теплота. Это база того, чтоб небольшой человек сам разобрался в окружающем его мире, был довольно храбрым, чтоб идти по избранному пути, и в то же время чтоб он сумел открыто, с привязанностью и нежностью глядеть своим родителям в глаза.

Анализ семьи с 2-мя детками не будет полным, если умолчать о "природных" обстоятельствах, облегчающих развитие первого и второго малыша. На 1-ый взор кажется, что семьи, в каких вырастают малыши обратных полов, находятся в психологически более подходящей ситуации. Обычно с очень ранешнего возраста мальчишки и девченки встречаются с различными требованиями. В нашей культуре, к примеру, мальчишек почаще поощряют за инициативу, храбрость, предприимчивость, независимость и даже злость. Традиции воспитания нацеливают мальчишек на широкий мир соц и трудовых отношений. От девченок ожидают, что они возрастут нежными, духовными, проницательными, отзывчивыми. Они направляются на ограниченную сферу соц действий, на глубочайшее и тонкое осознание человечьих отношений, на семью.

Таким макаром, брат и сестра изредка агрессивно конфликтуют вместе, если их поведение соответствует ожиданиям родителей. Конкурентноспособные, трудные отношения в таких семьях появляются приемущественно из-за очевидного предпочтения родителями какого-то 1-го пола. В большинстве случаев это мальчишки, по последней мере в европейской культуре. Может быть, что предпочтение мужского рода относится к реликтам ушедшего феодального строя, в каком мальчишка - и наследник, и продолжатель рода, и физическая сила, защищающая семью. Вроде бы там ни было, очевидное желание иметь только мальчугана (пореже девченок) приводит к броским внутрисемейным психическим дилеммам.

Девченки, растущие в семьях, нацеленных на мужские ценности, нередко начинают ощущать свою неполноценность из-за собственной половой принадлежности. Рвение к значимости, которая осмысляется так: "я буду любима и вожделенна, если во всем сравняюсь с мальчуганом" - ведет к принятию мужских форм поведения, усвоению мужских ценностей. В таких случаях развивается и острая конкурентность меж сестрой и братом, больше отдаляющая девченку от "дамских" методов самовыражения. Практически в каждом дворе можно отыскать девченку, гоняющую совместно с мальчишками мяч, бегающую с ними наперегонки и даже одетую подобно мальчугану. В сути, эти девченки показывают типичное приспособление к преобладающим ценностям в семье. Обычно, такое поведение не дает хотимого чувства значимости - сколько ты ни старайся, все равно останешься девченкой. Даже невзирая на отлично усвоенное "мальчишество", они повсевременно находятся под опасностью обострения внутреннего конфликта "кто я?": "я девченка - я мальчишка".

Это противоречие дает о для себя знать, как расширяется обычное соц окружение (новое место проживания, детский сад, школа и т. п.), когда их мальчишеское поведение вызывает недоумение и издевку окружающих. Внутренний конфликт обостряется в пору созревания. Появляется чувство неадекватности собственного поведения, мучительное переживание неполноценности. В то же время девченка начинает глядеть на мальчишек как на что-то другое, ну и дела мальчишек к ней окрашиваются тонами первой любви, ожиданием чего-то большего, чем от обычного приятеля детских игр.

Все это или ведет молоденькую даму к кардинальной перестройке обычных методов поведения и осмысления мира, или отгораживает ее от сверстников: "я - ничто и ни с кем не могу сдружиться", или девченка еще ярче проявляет свои мальчишеские черты, пытаясь не отстать и даже опередить мальчиков в самых дерзких их затеях. В последнем случае развивается маскулинная личность дамы, которой вместе с сильным, решительным отношением к жизни приходится повсевременно переживать ситуацию "белоснежной вороны" как посреди дам, так и посреди парней. Нередко такая, снаружи жесткая дама прячет за схожим видом высшую чувствительность, ранимость и чувство отчужденности.

Источник: Г. Хоментаускас "Семья очами малыша"



Можно ли нейтрализовать гнев, если установить границы?

Границы без гневаОдна из наших главных родительских обязательств – найти и установить для наших малышей границы. Ограничения нужны по различным причинам: одни необходимы во избежание телесных повреждений, другие – чтоб ребенок подчинялся внутренним законам семьи и законам общества; чтоб он соответствовал школьным требованиям; в конце концов, чтоб мы могли воспитать его так, как желаем. Попытка установить эти границы и достигнуть, чтоб малыши усвоили их, - одна из важных задач, стоящих перед родителями.

Почему это так тяжело?

Причина ординарна: время от времени мы вынуждаем малышей делать то, что они не желают, и это часто приводит к спорам, перерастающим в конфликтные ситуации, вспышки гнева. Время от времени это даже приводит к разрыву и обидам обеих сторон. Как следует, наша задачка – суметь установить границы без гнева!

От теории к практике – создаём границы без гнева:

Вы должны решить, что это тот путь, который вы выбираете себе, принять собственный выбор и поверить, что по сути может быть сделать границы без гнева и это действенный путь к установлению границ в рамках семьи.

Поговорите с детками: растолкуйте им, что такое границы, каково их значение в рамках семьи и общества, акцентируйте внимание на санкциях в случае нарушения границ.

Условьтесь о "бардовых" границах. Для начала обусловьте одну границу, важнейшую с вашей точки зрения, и установите для неё жёсткое требование "не перебегать ни при каких обстоятельствах". Заблаговременно откажитесь от наименее принципиальных законов, которые могут привести к конфликтам.

Не злитесь (это самое тяжелое). Нужно осознавать, что тут существует чёткое разделение обязательств. Малыши инспектируют границы, предки обозначают их. Это не личная тема, не обида и не неуважение, а просто ролевая игра. Обусловьте для самих себя, что вы не злитесь, но совместно с тем будьте требовательны.

Поощряйте и поддерживайте границы в положительной форме, по-настоящему радуйтесь совместно с ребёнком, положительно реагируйте на его положительное поведение. Поощряйте и ещё раз поощряйте. Нет ничего приятнее чувства фортуны, сознания того, что "ты – молодец", и дорогие для тебя люди признают это. Повторяйте и выражайте свои чувства словами и действиями: "я тебя люблю", "ты мне очень дорог", похвалите одежку, причёску, успешное выполнение задания. Нередко голубьте, обымайте и целуйте ребёнка (только не просто так, а если вы вправду так чувствуете).

Разграничьте гнев, который вспыхнул у вас в ответ на определённое поведение, и вашу непреходящую любовь к ребёнку. Напомните ребёнку, что он нарушил правила и сделал недостойный поступок, но это не значит, что он сам плохой либо недостойный. Напомните ему, что это его дом и вы его очень любите, и что все мы склонны забывать, что нас обожают, когда на нас сердятся, и мы злимся на самих себя и испытываем чувство своей вины... Напоминание не повредит.

Прощение и отпущение. Они необходимы и нашим детям, когда они оступаются, и нам самим, когда мы оступаемся. Речь идёт о процессе, который не завершается в один денек. Будут взлёты и падения. Принципиально всегда держаться взятого курса и прикладывать все усилия для соблюдения принятых принципов. Мы делаем максимум вероятного, завтра создадим ещё чуточку лучше, а послезавтра – благодаря тренировке и опыту – создадим ещё лучше. Не судите и не инкриминируйте самих себя. Можно падать, необходимо только подниматься назад! Гласите с неплохими друзьями, такими, которые могут слушать, рассказывайте им не только лишь свои неудачи, соблюдайте пропорции. Если вы выбились из сил, чувствуете, что нужны перемены, но у вас нет направления, всегда можно обратиться к спецам, которые выслушают, порекомендуют и просто будут совместно с вами, пока к вам не возвратятся родительские силы и любовь.

По материалам статьи Лилах Цур,

консультанта по семейным вопросам, Израиль



Наказание одиночеством: мама уходитТатьяна: Застала своего ковыряющимся в розетке. Сказала "все, я от тебя ухожу". Пошла в другую комнату. Когда начала закрывать дверь, побег за мной с криком "МАМА!". Больше к розетке не подходит. Мое наказание серьезнее, чем просто шлепнуть, я сознательно считаю это "наказанием". Оно действует. Leka: Как это - "я от тебя ухожу"? Ребенок у розетки - в опасности - а мама уходит??? Мне кажется, что после такого "воспитания" ребенок понял не то, что НЕЛЬЗЯ прикасаться к розетке, а то, что МАМА МОЖЕТ УЙТИ. По-моему, это не воспитание, а целенаправленное навязывание комплексов. Радость: Мне кажется, что лет через ндацть ваш ребенок сможет точно так же "уйти, закрыв дверь" и не обернувшись, если вы сделаете что-то, что ему не понравится, не важно, с какой целью. Мелкий же не понимает, что розетка - это опасно. Зато он видит, что маме это не нравится настолько, что она уходит... мама может уйти и бросить его. Баба Лена: ИМХО. Вы злоупотребляете доверием и зависимостью ребенка. Однажды, застав за таким делом свое чадо, тихонько подкралась и легонько кольнула иголкой попку. Потом объяснила, что это укусил ТОК, о котором много раньше предупреждала. А, пугать - уйду, ты такой мне не нужен, отдам Уж лучше откровенно шлепнуть или поругать. Катя П.: На моего это не действует. Он мне еще и ручкой помашет на прощание, а потом продолжит заниматься своим делом. Не верит, наверное, что я уйду всерьез и надолго. Татьяна: Уйти в другую комнату и закрыть дверь. Теперь не боюсь, так как бежит всегда за мной, и плачет. Для нас одиночество - достаточное наказание, наверное. А вообще, история. Мама сказала сыну, чтобы пришел домой ровно в 19 часов, к ужину (у них традиция - ужинают все вместе). Сын опоздал, был предупрежден, что если завтра опоздает, то на порог его не пустят. Что и было проделано (то есть сын, кстати, 12 лет, опоздал, его не пустили). Сидел всю ночь под дверью, утром пустили собираться в школу, куда и выпроводили. Жестоко? Да. Смогу ли я так? Вряд ли. Но! Могу сказать одно - больше этот мужчина никуда ни на минуту не опаздывает, и вообще очень порядочный человек. Т.Т.: То что у этой истории хороший конец, по крайней мере странно. Обычно такая психологическая ломка приводит к ужасным последствиям. Баба Лена: ВСЕ имеет свою цену. ВЫ думаете это адекватная цена за пунктуальность? Ваш ребенок еще мал, будьте готовы к тому, что он однажды поймет, что закрытая дверь, это не конец мира. Leka: Не понимаю я наказаний типа "уйди" или "я ухожу" (вообще даже не касаюсь темы физического наказания). Ведь ребенок понимает под этим "уйди, я больше не люблю тебя", "я ухожу, потому что ты мне больше не нужен". Да и как можно уйти от своего ребенка в тот момент, когда ему нужна помощь - МАМИНА (или ПАПИНА) помощь? Когда нужно научить как вести себя, как обезопасить себя, и еще много-много как, которые в итоге сводятся к одному - КАК ЖИТЬ В ЭТОМ МИРЕ. И чем чаще мы подменяем эти уроки наказанием (и только потому, что нам так легче), тем труднее будет ребенку в будущем. И вообще, ребенок ведет себя так, потому что его не научили вести себя по-другому. Не научили, замечу, родители. Так почему же мы НАКАЗЫВАЕМ РЕБЕНКА ЗА СВОИ ОШИБКИ??? НЕ ПОНИМАЮ! По: Ну вот поэтому мы и относим его в комнату. Я отношусь ко всему проще - если мне неприятно что ребенок капризничает, я отношу его в комнату. По мне это лучше, чем орать или шлепать (в этой ситуации). И он сам понимает что так делать плохо. Я убеждена, что никакую такую психику такое поведение мамы не травмирует - он знает, что когда он капризничает, мама не будет с ним общаться а вот когда возьмет себя в руки и успокоится то все будет ок. На всякий - нам 2,4 Так реагируем на его выходки где то с года = полутора. Leka: А Вы не боитесь, что однажды Вашему ребенку станет неприятно Ваше поведение? И он тоже просто уйдет. И неужели орать и шлепать - это единственные способы успокоить ребенка? По-моему, так можно завести его еще сильнее. Моей дочке год и 9 мес., но у меня ни разу не возникало желания наорать на нее. Как-то мы находим другие способы общения, более приятные нам обеим. И никогда я не лишу ребенка своего общения, хотя бы потому, что я ее МАМА. И еще потому, что именно она дала мне эту потрясающую возможность помогать ей расти, помогать ей учиться (честное слово, для меня это самое чудесное и волшебное чувство). И еще я прекрасно понимаю, что время нашего безграничного общения не вечно. Чем старше она будет становиться, тем больше интересов у нее будет, и тем меньше времени у нее будет на общение со мной. Пинг: Если он разревелся не по делу (ну например, попробовал вытребовать себе что-нибудь запретное таким образом), я спокойно ему говорю: Ты поплакать хочешь? Ну иди, поплачь, только плакать мы с тобой пойдем в другое место. Когда он успокоится, то я спрашиваю, почему он плакал, разбираемся, что к чему. А отвлечь, сбить с толку его совершенно невозможно. Ольга Вязовская: А у нас наказание - "уходи". Ребенок поджимает губы, изредка плачет, уходит в другую комнату (в свою, так как играем мы почти всегда в зале), потом возвращается спокойный, веселый и ласковый. Не думаю, что там он осознает свои ошибки, но что пар из него выходит - это точно. Шлепаем крайне редко, для этого надо СУЩЕСТВЕННО провиниться. Шимко Ирина: Я наказываю невниманием, предупредив предварительно, что если так будет продолжаться, я ухожу на кухню заниматься своими делами до тех пор, пока..... Если прекращает делать то, что меня не устраивает (например, раскидывание мозаики по полу) и начинает собирать - возвращаюсь, помогаю. Но сейчас уже большая стала, достаточно угрозы (которая, я понимаю, не менее отвратительна, чем само насилие), чтобы Настя стала делать то, что я прошу или не делать, но заранее зная последствия. Ната: Складывается ощущение, что у меня просто какие-то шелковые дети. Или я на многое закрываю глаза. Ну что криминального может совершить 1-3-летний ребенок?! Настолько криминального, чтобы мама дала ему понять, что не любит его таким ( а именно так расценит невнимание ребенок) Разве не должен быть малыш абсолютно уверен, что мама любит его любым? Эхомама: Я просто показываю, что такое поведение неприемлемо. И тут нет ничего личного. Как только она придет ко мне, прекратив свои действия, я общаюсь с ней дальше, как обычно. И я не считаю это наказанием. Наказание - это что-то неотвратимое, что придется пройти несмотря ни на что. А я просто предпринимаю определенные действия, чтобы пресечь нежелательное поведение. Т.Т.: Лучше шлёпнуть - чем невнимание! Это оборачивается большими психологическими проблемами. ЕленаК: Знаю точно одно - молчанием воспитывать своего ребенка не буду. Из воспоминаний детства: я сделала что-то не то и отец в очередной раз на 3-4 дня замолчал. Как же это не приятно и не эффективно!


Детское воровствоДетское воровство - неувязка не из приятных, она тревожит и стращает родителей, и это логично - ведь любой из нас грезит о том, чтоб жизнь наших малышей сложилась успешно. А здесь такое!!! Беспокойства родителей понятны - ведь одни начинают мыслить о полной испорченности собственного малыша, представляя его будущее только преступным. Другие, столкнувшись с таким поведением, начинают паниковать, подозревая у собственного чада наличие "воровских генов", и, как следствие, развитие клептомании. Сходу оговоримся, что детское воровство, даже если оно нередкий спутник вашего ребёнка, и клептомания имеют малость общего. Клептомания (от греч. "klepto" - похищаю,"mania" - безумие) - это психическое отклонение, проявляющееся в назойливом "в один момент возникающем влечении к хищению вещей" - является довольно редчайшим явлением. Этим болезнью мучаются около 0,05% людей на всём земном шаре, при всем этом в детском возрасте она фактически не встречается. А в остальном (исключение, как мы сообразили, составляют болезненные проявления психики), эту очень неприятную делему решить можно, и 1-ое, что для этого родителям нужно сделать - это испытать отыскать предпосылки воровства собственного ребёнка, а 2-ое - попытаться сделать искренние и доверительные дела со своим ребенком.

Разберём всё по порядку, для этого поначалу побеседуем о вероятных причинах детского воровства. И 1-ое, что следует знать всем родителям - в каждой возрастной группе предпосылки такового поведения малышей различные.

Воровство в дошкольном возрасте имеет свои специальные черты и если разобраться, то в прямом смысле слова воровством не является. Посреди мотивов, толкающих ребёнка-дошкольника на воровство, можно выделить последующие группы, не имеющие под собой никакой преступной подоплёки:

1. Сильное, желание обладать чем-либо (в большинстве случаев некий игрушкой), с которым малыш не в состоянии совладать. Ребёнок лицезреет новейшую игрушку у сверстника, о которой сам издавна грезил, и, улучив момент, он её прячет либо уносит домой. Причина такового поведения кроется в особенностях сознания ребёнка-дошкольника: для него понятия "моё", "твое", "чужое" и пр. абстрактны и потому малодоступны. Обычный пример: 2-ух - трёхлетний малыш еще не способен осознать, что такое собственность и потому уверен, что все на свете "принадлежит" ему, как следствие этому на прогулке либо в гостях ребенок желает взять для себя всякую понравившуюся игрушку. Мы не станем именовать его вором, а непременно поведаем, что это игрушка чужая, и потому брать ее нельзя, ведь ребенок сам (без помощи взрослых) не может осознать, что чужие вещи брать нехорошо. Об этом предки должны ему поведать и не раз, рассказ собственный лучше аккомпанировать разбором определенной ситуации, а чтоб ребёнку было понятнее, направить его внимание на переживания человека, утратившего какую-то вещь.

2. Желание сделать подарок кому-то из близких (обычно родителям). Эта причина так же связана с отсутствием осознания отрицательной оценки воровства. Ребёнок стремиться тем либо другим методом сделать маме приятное - и то, что он поступает некорректно ему просто не приходит в голову.

3. Желание привлечь внимание сверстников к для себя как владельцу какой-нибудь вещи.

4. Желание наказать кого-то либо отомстить ему.

3-я и четвёртая группы мотивов детского воровства свойственны как для старших дошкольников, так и малышей младшего школьного возраста. Их, хоть и с отрицательной расцветкой, но можно отнести к соц мотивам. В 6-7 лет ребёнку уже небезразлично его место в группе сверстников, и он способен сознательно и преднамеренно достигать хотимого, выбирая для этого все доступные методы. Нередко случается так, что цель, для которой ребенок крадет, так для него принципиальна, что превзойти ужас наказания. К примеру, кража для вербования внимания сверстников: у малыша не складываются дела со сверстниками - в детском саду, в школе, во дворе, и ребенок, не умея сделать по-другому, может, взяв средства, накупить различных сладостей, и угостить всем этим друзей, получив то внимание и признание, которого он так желал и ожидал. В данном случае у родителей с ребёнком должен состояться разговор о недопустимости воровства и понятии "собственность", но 1-го этого будет недостаточно. Нужно работать с предпосылкой - а причина тут в несформированности способностей общения, может быть, в низкой самооценке (другими словами выходит, что личность ребёнка ценится сверстниками не сама по для себя, а только если у нее что-то есть - вот это малышу и необходимо разъяснить). Так же стоит обсудить тему "дружба", побеседовать о том, как верно знакомиться с ребятами, как их заинтриговать и пр. - всё это необходимо разъяснять собственному ребёнку, а если пригодиться, то проиграть с ним надлежащие ситуации.

Четвёртая причина воровства: желание отомстить кому-либо, может проявляться как во вредительстве ("Заберу машину у Сашки за то, что он меня побил" - рассуждает ребёнок), так и в стремлении доставить проблемы близким ("Мать не купила мне шоколадку, за это я порисую её помадой на стенке, пусть попробует в последующий раз не приобрести!"). Другими словами и в том и в другом случае ребёнок отлично осознает, на что он идёт и для чего он это делает. Борьба с воровством подобного плана осуществляется так же как в прошлом случае при помощи разъяснения, убеждения, при помощи проигрывания конфликтных ситуаций.

У малышей постарше (от 8 до 10-11 лет) воровство нередко бывает связано с недостающим развитием волевой сферы: ребёнку тяжело на свое "желаю!" себе твёрдо сказать "нет!". Таким детям очень тяжело совладать с соблазном, хотя они и испытывают стыд за собственный поступок. Вот и выходит: ребенок знает, что красть нехорошо, но не способен противостоять собственному "Желаю" совершает кражу. Что делать, если у младшего школьника недостаточно развита воля? Основная рекомендация в этом случае последующая: никогда не делайте за малыша то, с чем он уже в состоянии совладать сам. Еще полезно предлагать ребенку самому ставить цели и делать их. Начните с короткосрочных целей: куда пойдем? что сейчас сделаешь? И не меняйте его программку, позвольте ребёнку её воплотить. Это самое ценное качество человека: умение самому поставить для себя цель и выполнить ее.

По мере роста и взросления малыша неувязка воровства только усложняется. То, что в ранешном детстве - ошибка, случайный эпизод, у ребенка (12-15 лет) - уже осознанный шаг, а то и того ужаснее - вредная привычка. Но означает ли это, что тринадцатилетний ребенок - конченый человек? Естественно, нельзя оставлять поступки собственных малышей без внимания, но нельзя забывать о том, что мотивы воровства могут быть самыми различными и до того как осуждать собственного ребёнка, постарайтесь осознать предпосылки. Свершившийся факт еще не вина. Ведь нередки случаи, когда подростков силой либо хитростью втягивают в грешный круг. Предки должны знать, что для подростковой среды очень свойственны так именуемые "кражи престижа": ребёнка подначивают сверстники, аргументируя необходимость совершения воровства поддержанием статуса в группе либо, другими словами "на спор".

Какая бы неудача ни случилась с вашим ребенком, главное - не отворачивайтесь от него, а дайте ему шанс остаться Человеком. А если будет нужно - дайте таковой шанс снова. Разглядим очень показательный пример, А.С.Макаренко в книжке "Педагогическая поэма" ведает, как одному из собственных воспитанников - прожженному вору и бандюгану - он доверил получить гигантскую сумму средств за всю колонию. Он преднамеренно послал мальчишку за средствами 1-го. Когда, измученный внутренней борьбой и соблазном, тот все-же принес средства и попросил их перечесть, Макаренко ответил: "Для чего? Я для тебя верю!". Эта самая вера в собственного малыша, в то, что он желает и может быть лучше, выручилёт его, приостановит от рокового шага.

Итак, мы обсудили главные предпосылки воровства у малышей, а сейчас разглядим главные правила, которые должен знать каждый родитель:

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ РЕБЁНОК УКРАЛ

Правило 1: Верно высказать отрицательную оценку действиям ребёнка (действиям, а не личности!!!), с определенным запретом на воровство.

Правило 2: Поведать о последствиях такового поступка в ракурсе переживаний и эмоций человека, лишившегося возлюбленной вещи.

Правило 3:Удержаться от навешивания ярлычков на ребёнка, называя его "воришкой", и пр. Нельзя клеймить, красить образ в темный цвет: по другому нехороший поступок может вправду перевоплотиться в сущность личности: мать гласит - означает, я вправду таковой!

Правило 4: Не дискуссировать возникшую делему с сторонними людьми в присутствии ребёнка. Золотое правило воспитания говорит: ругай наедине, хвали - при всех. Воровство - сор, который не следует "выносить из избы".

Правило 5: Знать о том, что воззвание к ребёнку: "Как ты мог?" и пр. является никчемным и даже вредным (это правило имеет огромную актуальность для родителей дошкольников).

Правило 6: Избегать сравнений с другими детками и с самим собой в детстве: "вот я никогда ...".

Правило 7: Обсуждая случившиеся, держать в голове, что сильные нехорошие чувства могут содействовать тому, что ребёнок будет скрывать все поступки, которые сочтёт стыдными, нехорошими.

Правило 8: Не ворачиваться к тому, что вышло (после того как ситуация была разобрана), т.к. этим вы только закрепите данный поступок в сознании ребёнка.

Правило 9: По способности исключить ситуации, провоцирующие воровство.

Правило 10: Помните о том, что воровство может быть реакцией на семейное неблагополучие, ошибки в системе воспитания.

К главным ошибкам в воспитании, способных стимулировать детское воровство можно отнести последующие:

- отсутствие последовательности в воспитании: в одной ситуации ребёнка наказывают, а в другой - "закрывают глаза" на проступок: угражали наказать, но не наказали;

- несогласованность требований взрослых (папа разрешает, а мать воспрещает);

- "двойная мораль" - деяния родителей расползаются с делом (к примеру, предки внушают ребёнку, "что брать чужое нельзя", а сами приносят с работы то, что "плохо лежит". Ребёнок, от всей души веря в авторитет и непогрешимость родителей, следует их примеру и длительно не может осознать, за что его ругают, если он поступает, как мать и папа.);

- ситуация вседозволенности, воспитание ребёнка в стиле "кумир семьи": ребёнок растёт с идеей "я самый наилучший", он не научается считаться с воззрением других людей, ориентируется только на свои желания и интересы. Такие малыши, попадая в коллектив сверстников, продолжают вести себя так же, как и в семье, но очень стремительно получают от малышей "оборотную связь" - с ними не желают разговаривать. Они от всей души не понимают, почему брать то, что им охото, нельзя. А предки начинают инкриминировать других малышей в губительном воздействии на их "чудо-ребёнка";

- полный контроль за поведением и действиями ребёнка. Одни малыши при всем этом занимают активную "оборонительную" позицию, повсевременно проявляя упрямство и вступая в пререкания по хоть какому поводу. Другие "уходят в подполье", продолжая совершать порицаемые взрослыми поступки, но уже в те моменты, когда на их не обращают внимания.

В заключении скажем о том, что общая стратегия поведения родителей по отношению к воровству собственных малышей должна зависеть от обстоятельств поведения ребёнка, выяснение которых дело главной значимости. Но в любом случае нужно держать в голове, что возникновение такового тревожного сигнала, как кража, свидетельствует о том, что вашему ребёнку не хватает любви и внимания.

Если же после проведённой работы, ребёнок продолжает беспричинное и неизменное воровство, берет все, что "плохо лежит". Нередко не помнит, когда и у кого взял вещь; не может разъяснить, зачем берет даже то, что ему совершенно не надо (здесь же бросая либо теряя украденное) одним словом - крадет поэтому, что не может не красть, есть необходимость обратиться за консультацией к доктору психоневрологу. Потому что в схожем случае мы можем (хоть и в очень редчайших случаях) иметь дело с заболеванием, а тогда одних воспитательных воздействий будет далековато недостаточно, нужно соответственное исцеление.

Будьте внимательны к своим детям, любите их и гласите им об этом, тогда неважно какая неувязка будет вам по плечу.



Секс: чему учат в школеПрезидент США Джордж Буш может быть доволен. Интенсивно продвигаемые им образовательные программки "воздержания до женитьбы" дают свои результаты. Как минимум, об этом свидетельствует Государственный центр мед статистики (National Center for Health Statistics). По данным, представленным спецами этого учреждения, за последние 7 лет число подростков, ведущих половую жизнь, снизилось на 9 процентов.

Казалось бы, все замечательно, можно и необходимо продолжать в том же духе. Но при ближнем рассмотрении трудности сексапильного образования вырисовывается не самая неунывающая картина.

Чему учат в американской школе

Введение в США образовательной программки, пропагандирующей воздержание до вступления в брак, с самого начала критиковалось многими спецами, при этом не только лишь в стране, да и в мире.

А сейчас содержанием этих программ заинтересовался и Конгресс. Организованное им исследование ряда федеральных образовательных программ, делающих основной упор на полное воздержание до брака как основное средство защиты от беременности и половых зараз, показало, что в схожих курсах сильно много "неверной, дезинформирующей и искаженной инфы".

Эти программки (а их более сотки) рассчитаны на малышей и подростков в возрасте от 9 до 18 лет и действуют в 25 штатах с 1999 года. Финансирует их федеральное правительство, и их цена оценивается в 170 миллионов баксов. Эти средства выделяются в виде грантов разным публичным, религиозным организациям, также мед учреждениям. Но для того, чтоб грант получить, представляемая программка должна только ассоциировать меж собой средства контрацепции в свете их неэффективности. Как ими воспользоваться и какую пользу они могут приносить - говорить запрещено.

Схожая система получила наименование АВС (аббревиатура от Abstinence, Being faithful and Condoms, другими словами "воздержание, верность в браке и презервативы" - и исключительно в таком порядке).

Расследование, инициированное конгрессменом от штата Калифорния демократом Генри Уоксменом (Henry Waxman), выявило, что из 13 более фаворитных программ только две предоставляют школьникам достоверную информацию.

"Актуально принципиально, чтоб образовательные программки для американской молодежи были научно обоснованными и корректными с мед точки зрения, - выделил Уоксмен. - Программки, призывающие к воздержанию, которые представлены в нашем отчете, таким требованиям не отвечают".

Посреди "шедевров" найденных в материалах схожих курсов, были, к примеру, "факты" о том, что аборты приводят к самоубийствам, что половина американских мужчин-гомосексуалистов носят внутри себя ВИЧ-инфекцию, что презервативы не защищают от ВИЧ в трети случаев, что прикосновение к гениталиям может привести к беременности, что 43-дневный зародыш - это мыслящее создание, что ВИЧ может передаваться через пот и слезы.

В программке "План игры Эй Си Грина" (AC Green's Game Plan), нареченной так в честь баскетболиста, который отдал клятву не заниматься сексом до брака, говорится: "Обширно распространенное мировоззрение, что типо презервативы защищают от болезней, передающихся половым методом, не подтверждаются фактическими данными".

Уоксмен считает, что детям не стоит врать, тем паче, что официальные правительственные данные, также результаты исследований опровергают все эти утверждения.

Представители администрации Буша, в свою очередь, утверждают, что Уоксмен преследует только политические цели, передергивает факты, употребляет вырванные из контекста выражения, чтобы очернить образовательные программки. А здесь еще как раз впору подоспел отчет Государственного центра мед статистики, подтверждающий эффективность курса на воздержание.

Хотя данные других исследовательских работ свидетельствуют о том, что отказ от секса до женитьбы не выручает от половых зараз, а дети и так очень аккуратны в вопросах секса.

Неведение приводит к ужасу, а ужас - не наилучший советчик в таких интимных вопросах. К тому же, неведения либо неправильные познания в этой сфере постоянно ведут к дилеммам со здоровьем. Выручит ли Америку воздержание - об этом мы узнаем в самом ближнем будущем.

Чему учат в русской школе

В Русском Союзе секса не было, потому не было и упоминания о нем, равно как и о контрацепции и заболеваниях, передающихся половым методом, в школьных учебниках анатомии. Не достаточно того, к примеру, в учебнике А.М.Цузмера эталона 1984 года, по которому обучались все русские школьники, не было раздела о строении дамских и мужских половых органов. Все начиналось с половых клеток и осеменения. А ах так сперматозоиды попадали в гости к яйцеклетке - оставалось загадкой.

Может быть вот поэтому длительное время самым пользующимся популярностью средством русской контрацепции был аборт. В перестроечные годы в старших классах появился факультативный курс "Этика и психология домашней жизни", в каком делались 1-ые застенчивые пробы поведать школьникам об ЭТОМ.

Но учителя в основной собственной массе смущались говорить, а школьники смущались спрашивать. Потому исследование глав тоненького пособия о гигиене юноши и девицы шли молчком, каждый усваивал материал по-своему. Правда, малость исправился учебник - в 1986 году в нем появились картинки женской и мужской половой систем в разрезе.

Совместно с ветром перемен в страну хлынул большой поток инфы, в том числе и сексапильного толка. При этом на одном и том же лотке могли лежать рядом газетка откровенно порнографического содержания, псевдонаучная брошюрка с "народными" советами по предохранению от беременности и вправду заслуживавшее внимания "Введение в сексологию" Игоря Кона.

Принятой позиции страны не было, единой образовательной концепции тоже, потому источник инфы выбирал каждый сам себе.

Период становления школьного образования в новейшей Рф характеризовался неописуемым количеством самых различных учебников по курсу анатомии. В одном из их - экспериментальном - даже можно было созидать набросок полового акта, правда, снова же в разрезе.

В XXI веке русская школа перебегает на концентрическую систему образования, курс анатомии сдвигают на год ранее - в 8-ой класс, уменьшают количество часов при постоянном количестве материала. И как и раньше не существует единой концепции сексапильного образования подростков.

Современный учебник также тактично умалчивает о половом акте, контрацепции, планировании семьи. Параграф, посвященный болезням, передающимся половым методом повествует только о СПИДе и сифилисе, умалчивая о методах предохранения от заболеваний. Ну и времени на данную тему у учителей, в связи с ужасающим недостатком учебных часов, обычно, не остается.

Познания о контрацепции и предохранения от болезней, передающихся половым методом, не входят в муниципальный образовательный эталон, потому любая школа и каждый учитель решает этот вопрос по-своему.

Некие школы выносят эти вопросы на исследование в рамках факультативного курса валеологии (науки о здоровом стиле жизни), пореже о контрацепции молвят на уроках ОБЖ (базы безопасности жизнедеятельности). В некие школы раз в год приглашают гинеколога для проведения бесед со старшеклассницами. В почти всех школах проводят образовательные акции производители дамских средств интимной гигиены. Подобные акции обычно содержат в себе маленькую лекцию, раздачу информационных брошюр и образцов гигиенических прокладок (для женской части аудитории).

Необходимо ли учить?

Сексапильное образование малышей необходимо хотя бы поэтому, что любознательный детский разум не выносит информационного вакуума ни в каком вопросе. И если дети не получат компетентные и исчерпающие ответы на свои вопросы в школе, они отыщут, где восполнить недостающие познания, при этом не факт, что они буду корректными и научно обоснованными. А позже мы удивляемся растущему движению антисексуалов - как в мире, так и в Рф. Либо ужасаемся темпам роста абортов и болезней, передающихся половым методом, посреди подростков.

Муниципальная программка сексапильного образования, базирующаяся на научной, мед базе просто нужна. При этом включающая не только лишь познания из области анатомии и физиологии, да и из психологии сексапильности. Задачей такового образования, по воззрению академика Игоря Кона, которое он высказал на заседании круглого стола "Секс и жизнь", должно стать "обеспечение соответственного уровня сексапильной культуры, которая есть часть общей культуры".

Необходимость подобного образования поддерживают и читатели веб-сайта Medmedia.ru. В процессе проведенного опроса приблизительно третья часть гостей (29,1 процента) высказались за то, чтоб начинать гласить с ребенком на темы пола с детского сада. Эту идею, к слову, уже вовсю развивают как минимум в одной из провинций Китая.

Еще практически третья часть опрошенных считают, что начинать сексапильное просвещение нужно в школе. 13,1 процента - начиная с первого класса, 17,8 процента - в старших классах.

28,2 процента сами скажут все собственному ребенку, когда он спросит, независимо от возраста, а 3,8 процента - коснутся щекотливых вопросов, когда у малыша начнутся трудности (остается возлагать, что к числу заморочек респонденты не относят раннюю беременность либо половые инфекции).

И только 8 процентов читателей не считают нужным посвящать малышей в подобные вопросы, считая, что те и сами в состоянии во всем разобраться.



Насилие и злость в школеДенек защиты малышей прошел удачно: правительство в очередной раз отчиталось о проделанной работе, всем мещанинам в доступной форме растолковали, что малышей обижать нельзя и вообщем это не по-человечески. Но при всем этом запамятовали поведать о том, как поступать, если над твоим ребенком глумятся в школе, лупят во дворе и вытягивают средства.

Когда ваше любимое чадо приходит домой с ободранными коленями и фингалом под глазом, размазав сопли по лицу, со словами: «Я подра-а-а-лся!» - сначала вы воспринимаете это как очередной шаг взросления малыша, дескать, вырастает человечек, куда без этого. Но когда синяки и ссадины возникают на теле малыша с завидным всепостоянством, а при словах «улица», «школа» он впадает в истерику, становится понятно, что ситуация закончила быть обычной и пора родителям разобраться в ситуации.

Насилие необязательно проявляется в форме синяков и ссадин, намного страшнее насилие над неокрепшей психикой малыша и не принципиально, от кого исходит насилие, от сверстников либо преподавателей. Последствия могут быть самыми различными: от депрессии, попыток суицида либо вспышки злости загнанного в угол человека, который в таком состоянии способен на все, прямо до убийства обидчика. Развлекательные веб-сайты руинтернета могут повытрепываться большой коллекцией видеороликов со сценами школьного насилия, когда масса подростков беспричинно избивает «жертву». Нельзя сказать, что ранее этого не было. Было. Довольно вспомнить русский кинофильм "Чучело" либо 90-е годы с их молодежными группировками и ожесточенными законами улицы, когда собственного же за маленькую провинность могли забить кусочками арматуры чуть не до полусмерти.

Малыши и предки исходя из убеждений закона

1-ое желание родителя, узнавшего о схожих дилеммах малыша, - пойти и отлупить обидчика что есть сил, и непринципиально, что это ребенок. Желание полностью понятное и объяснимое, но нелегальное. Нужно находить другой выход из ситуации.

Кто-либо из вас думал над тем, как закон относится к несовершеннолетним? Домашний кодекс РФ (ст. 54) признает ребенком лицо, не достигшее 18-летнего возраста. Потому что в силу возраста ребенок не всегда в курсе происходящего вокруг него и не всегда осознает объем собственных прав и обязательств, защиту интересов малыша производят предки либо лица их заменяющие (ст. 56 СК РФ). Обязанность по воспитанию малыша также лежит стопроцентно на родителях. Соответственно, и вред, причиненный чадом недобросовестных родителей, должны возмещать последние. По этому поводу Штатский кодекс РФ предугадал целых две статьи: ст. 1073 «Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до 14-ти лет» и ст. 1074 «Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14-ти до 18-ти лет». Это означает, что заместо того чтоб идти бить соседского мальчугана либо вызывать на мордобойную дуэль его отца, которая будет квалифицироваться потом или как хулиганство, или как причинение вреда здоровью определенной степени тяжести, можно без излишней пыли наказать виновника рублем. Для этого нужно:

1) зафиксировать факт причинения вреда (непринципиально имущественного вреда либо вреда здоровью). Как вы будете это делать, тоже непринципиально: с привлечением очевидцев, экспертизы, участкового и т.д. В этом случае подходят все средства доказывания.

2) обратиться в свое подразделение комиссии по делам несовершеннолетних с заявлением, которое вам посодействуют составить там же. Эта комиссия держит под присмотром всех молодых хулиганов в окружении, также их родителей, и при наличии достаточных оснований в судебном порядке может лишить их родительских прав. Одним из оснований является невыполнение родителями собственных обязательств по воспитанию малыша, которые впору не растолковали ему, что рукоприкладство - плохо.

3) обратиться в трибунал с иском о взыскании имущественного и морального вреда:

- к родителям обидчика вашего малыша, если на момент причинения вреда ему не исполнилось 14 лет (ст. 1073 ГК РФ)

- к родителям и обидчику, если на момент причинения вреда ему исполнилось 14 лет (ст. 1074 ГК РФ). В этом случае вред взыскивается в солидарном порядке (т.е. с малыша и с родителей в той части, в какой он не может компенсировать вред).

Потому что предки являются легитимными представителями малыша (ст. 52 ГПК РФ), для представления его интересов в суде доверенности не требуется. В заявлении тщательно описываются все происшествия дела и указывается размер требований. При всем этом помните, что требование возмещения морального вреда, хоть и выражается в валютной форме, но госпошлина оплачивается в этой части требования как за иск неимущественного нрава, другими словами в размере 100 рублей (ст. 333.19 НК РФ), потому с размером компенсации морального вреда можно не смущяться.

Уголовщина несовершеннолетних

Если штатское законодательство не признает ответственности молодых и отчасти признает ответственность подростков, то уголовное законодательство тут малость жестче. По общепринятому правилу ст. 20 УК РФ к уголовной ответственности привлекается лицо, достигшее на момент совершения злодеяния 16 лет. Но по отдельным видам злодеяний, к примеру, таким, как убийство, причинение тяжкого вреда здоровью либо средней тяжести, угон, кража, грабеж, вымогательство и др., уголовщина наступает с 14 лет. Это в особенности принципиально знать детям, стремящимся утвердиться при помощи издевательств над сверстниками либо занимающимся валютными поборами.

Раздельно хотелось бы сказать о дилемме валютных поборов. Исходя из убеждений уголовного законодательства, это не что другое, как вымогательство (ст. 163 УК РФ). Сесть по этой статье можно уже в четырнадцать лет. Потому если вы узнали, что вашего малыша великовозрастные балбесы повсевременно «щемят на деньги», у вас все есть основания обратиться в милицию, не к потрясающему руководителю, а конкретно в милицию с заявлением. Даже если не получится обосновать факт вымогательства, само по себе общение с милицией окажет неизменное воспоминание как на родителей, так и на ребенка.



Реклама
По вопросам размещения на сайте обращайтесь к администратору. Почта egomischin@yandex.ru
Новое на сайте
Реклама на сайте
Copyright © 2012-14 Здоровье и воспитание детей
  Яндекс.Метрика