Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
CHILD DOC - здоровье, воспитание, развитие ребенка
Отдых с детьми на море Когда в семье появляется малыш, это совсем не значит, что надо забыть об отдыхе на море. Если малышу уже исполнилось полтора года, то это подходящий возраст для того, чтобы ему побывать на море. Правила отдыха с детьми на море: Перед отдыхом с детьми на море надо посоветоваться с педиатром, где малышу будет лучше и какой климат наиболее благоприятен для него. Большинство педиатров советуют ехать в Крым к Черному морю. Это прекрасное место со свежим и чистым воздухом, который подойдет любому ребенку. Идеально подойдет отдых в Гурзуфе частный сектор. Однако не рекомендуется собираться туда в самую сильную жару. Лучше всего ехать на отдых с детьми на море поздней весной или ранней осенью. Желательно ехать на автомобиле или взять купе. Если вы поедете на автомобиле, то там надо установить автокресло. Необходимо взять с собой детское питание, питьевую воду, памперсы, бутылочку, салфетки и другие вещи, которые могут понадобиться. Отдых с детьми на мореОтдых с детьми на море Дайте время малышу на то, чтобы он акклиматизировался. Не проводите с ним на солнце много времени в период отдыха с детьми на море. Лучше гуляйте в тени деревьев. Малышу полезно дышать свежим воздухом. После прогулки он будет крепко спать. В Крыму много прекрасных мест, в которые можно ходить с малышом. Обратите особое внимание на питание ребенка во время отдыха с детьми на море. Если вы еще кормите его грудью, то у вас должен быть соответствующий рацион. Вы должны правильно питаться. Если кормите ребенка детской смесью, то надо запастись ею заранее. Есть вероятность, что вы не сможете купить на курорте такую же смесь. Что касается детской одежды, то лучше на отдых с детьми на море взять вещи, сшитые из натуральных тканей. Ребенок должен чувствовать себя комфортно.


Семейное воспитаниеЭти записки ставят своей целью скорее дать «практическую типологию», наглядный срез воспитательных стратегий, характерных, по крайней мере, для жителей крупного столичного мегаполиса, чем строго систематизированную их концепцию. Они несут отпечаток живых впечатлений семейного психотерапевта, на прием к к которому по разным « детско-родительским вопросам» приходят московские семьи. При этом, как и любая типология, предложенная нами небезусловна и несколько утрирована. Каждый из выделяемых здесь способов построения детско-родительских отношений имеет разумную составляющую и элементы большинства их них есть в каждом «нормальном» воспитательном процессе. Нам, однако, было важно показать, что происходит тогда, когда те или иные воспитательные принципы становятся тотальными. При построении такой типологии в первую очередь возникает вопрос о связи современных воспитательных типов с сегодняшней социально-культурной ситуацией. Мы сочли нужным привести некоторые соображения семейного психотерапевта о связи выделяемых нами «типов родительства» с различными социальными изменениями и культурными аспектами нашей жизни. Однако, указывая на такую связь, семейный психотерапевт, как правило, задается вопросом следующего порядка: что именно делает ту или иную воспитательную тенденцию, пусть трижды обусловленную одной их актуальных социальных тенденций, реализуемой именно в этой семье? Почему именно к ней семья оказывается наиболее восприимчива, как бы становясь ее проводником и часто закладывая тем самым почву для проблем? Профессиональный взгляд семейного психотерапевта позволяет видеть здесь не столько результат сознательного выбора (как бы он не рационализировался и идейно не обсновывался родителями), сколько результат скрытой компенсации других проблемных аспектов жизни семьи, автоматически реализующихся способов совладания с различными трудностями, характерных для создавшейся системы семейного взаимодействия, действия определенным образом трансформированных образцов поведения собственных родительских семей нынешних родителей. Именно эту «психологическую подоплеку» существующих воспитательных стратегий мы считали нужным показать. Стратегия 1. «Отдадим его профессионалам» Как это выглядит Семейным психотерапевтам все чаще приходится иметь дело с родителями, исповедующими идею перепоручения всей многосторонней заботы и ухода за ребенком профессионалам. Наиболее распространенный вариант – это конечно молодые yuppie «планомерно и разумно» решающие вопрос с родительством, так же как и все остальные вопросы, требующие «грамотного менеджмента». Другой вариант –это материально обеспеченная семья, для которой следование этой стратегии родительства – способ подтверждения ее материального и социального статуса. По сути, все содержание жизни такого ребенка готово быть оплачено как услуга, которую родители надеются получить «извне». Семейный психотерапевт, к которому обращаются такие родители выступает для них либо человеком, который мыслится как еще одна профессиональная единица этого ряда – он должен дополнить со своей стороны этот ряд услуг или подправить некоторые «шероховатости» работы других профессионалов. Жизнь такой семьи зависит от множества специалистов, обеспечивающих поддержку, а часто - подмену родительству. Понятно, что эти родители – счастливая добыча для всех коммерческих и, еще более коммерционализированных, некоммерческих институтов нашей социальной системы. Любой сообразительный специалист, в особенности тот, который готов ответить на запрос, главное в котором часто «вы тут как-нибудь без нас, а мы за все заплатим», может получить в свое рапоряжение длительный источник дохода. Рационализируется это позиция через вполне внятные и разумные аргументы о цивилизованном распределении труда: почему собственно не поручить воспитание, выхаживание, нахождение общего языка с ним, мало пока нам понятным, не говоря уже о каком-нибудь лечении и спорте и т.д. специалистам, а не нам, дилетантам – родителям. На прием к семейному психотерапевту такие семьи часто приходят в сопровождении нянь, «которые лучше все знают», а в школьном возрасте об особенностях своих детей такие родители могут попросить поинтересоваться у психолога их частной школы. Чем она обусловлена Есть большой соблазн связать такую стратегию родительства именно с «новыми веяниями». Количество возможностей «опосредовать» контакт и взаимодействие с ребенком неимоверно выросло и разрастается с закреплением новых условий жизни, в особенности в крупных городах. Очевидно, что во многом речь идет о возможностях, отсутствовавших, когда нынешнее поколение родителей было детьми. С другой стороны, именно новыми рыночными условиями жизни может быть обьяснена необходимость такого распределения труда между собственно профессиональными обязанностями родителей и родительством. Уровень временных и энергетических затрат любого успешно выживающего в новых «рыночных» условиях профессионала действительно очень высок и, если оба родителя оказались в подобной профессиональной ситуации, такой подход к родительству оказывается как бы единственно возможным. Можно говорить здесь и о возрастающей универсализации ролей мужчины и женщины. Однако, при более широком взгляде видно, что исторически это достаточно устойчивая стратегия как низших слоев (вынужденных прибегать к социальной поддержке в выращивании детей), так и наиболее благополучных слоев на протяжении длительного времени, хотя очевидно, что характер этого опосредования сильно разнится. Нельзя не заметить также, что она в известном смысле продолжает и логику советского воспитания, приниципиально антисемейного и стремящегося к максимальному социальному опосредованию детско-родительских отношения. Чем она может быть опасна? В очень многих случаях стремление получить профессиональную поддержку семейного психотерапевта на фоне все еще распространенного у нас враждебного отношения к любой профессиональной помощи семье, должно только приветствоваться. Нельзя не заметить, однако, что при тотальном преобладании этого способа решения воспитательных задач проблемой становится именно их очевидная особенность - опосредованность. Отсюда понятно, что основной вопрос здесь -это вопрос неопосредственности детско-родительских отношений, личностного контакта, эмоциональной связи. Причем как и со всякой другой проблемой, о чем хорошо знают психологи, совладание с возникающими трудностями носит часто как бы аддиктивный характер. Речь о том, что недостаток этой непосредственности родители часто стремятся покрыть … возрастанием опосредующих факторов. Ребенок тоскует, скучает – видимо не слишком душевная няня должна быть дополнена хорошей, ребенок какой-то подавленный – отправим его в детский клуб, играть что-то не играет, а все больше сидит в углу, поэтому купим ему больше игрушек. Последствия же очевидны – не просто потеря нормальной родительской осведомленности о бытовых подробностях жизни ребенка, не говоря уже о жизни внутренней, а в целом - эмоционального контакта, который как понятно – основа нормального взаимопонимания и управления ребенком и в раннем детском и уж тем более в подрастковом возрасте. Отдельная тема такого опосредования детско-родительского взаимодействия – деньги. Часто именно деньги являются осознанным или неосознанным заменителем и компенсатором отсутствующих эмоциональных отношений. Известно, что у много работающих родителей, а в нашей культуре - особенности матерей, развивается чувство вины за недостаточное или недостаточно ответственное, «душевное» выполнение своих обязанностей. Одно из средств совладания с ним, по мнению семейного психотерапевта - стратегия оплачивания «недоработанного», так же реализующая порочный круг «все большего опосредования». Любопытно, что часто возникающие как следствие нарушения нормального эмоционального контакта детско-родительские проблемы проявляют себя именно на языке денег. Например, детское воровство, часто является неосознаным ответом на такой способ регуляции семейных отношений. Как справлятся с проблемами Важна конструктивная установка в получении «внешней помощи» – как со стороны родителей, так и со стороны предлагающих подобного рода услуги на рынке. Любой посредник, включающийся в жизнь семьи, должен находится на позиции сотрудничества с родителями, исходя из необходимости детско-родительской связи как базовой, а не вольно или невольно использовать существующие проблемы, получая материальную или психологическую выгоду. Для этого необходимо создание ясных формализованных условий всякого сотрудничества, с четкими границами взаимодействия. Профессиональная работа семейного психотерапевта, например, предполагает, что семья получит в результате такой помощи прежде всего налаженные детскородительские отношения, хороший уровень эмоционального контакта и способности родителей эффективно управлять ребенком, а не еще одного «хорошего родителя». Сложность, однако, в том, что трудности, к которым приводит такая стратегия являются в большинстве случаев является не столько результатом ошибочной ориентации родителей, разумность которой можно было бы обсуждать на уровне передачи «экспертных знаний» от смейного психотерапевта к родителю, сколько рационализацией более глубокой психологической проблемы. Речь идет о затрудненности или даже невозможности нормального эмоционального контакта родителей с детьми, страхе такого контакта, отсутствии прочувствованного понимания того «как это делается» и как следствие избегании его. «Большая загруженность» родителей часто - результат эмоциональных проблем, «накопленных», когда нынешние родители сами были детьми и за нею стоит психологический страх родительства, лежащий тяжелым грузом на ищущих рациональные способы совладания с ним. Именно поэтому собственно психотерапевтическая (а не консультационная) поддержка семьи предполагает, выход на другой уровень работы, главной задачей которой становится создание условий самой возможности эмоционального контакта родителей с детьми, и снятие преград, этому препятствующих. Стратегия 2. «Он должен, просто обязан» Как это выглядит Чтение в 2 года, обучение английскому языку в 4, мамы, плачущие от того, что сын отстает отстает по скорости чтения в подготовительном классе и что дочь не может назвать все планеты солнечной ситемы. Бесконечная гонка по секциям, клубам, репетиторам, курсам. Уже взмахнули финишным флажком, кто не успел, тот опоздал. Жизнь такой семьи, чаще, конечно, матери, подчинена строгому ежедневному распорядку и грамодью планов всей выстроенной - иногда на несколько лет вперед - программы достижений. Любая заминка на этом пути может восприниматься как проблема, вызывать тревогу и растерян-ность родителя. Семейный психотерапевт здесь обычно нужен для того, чтобы помочь натренировать ребенка получше, убрать «ненужные капризы» и другие препятствия на пути к новой престижной школе, тенисной секции и т.п. Как правило, такая семья жестко ориентирована на социальное одобрение. Детско-родительские взаимоотношения выступают здесь как напряженная система взаимоотношений, в которой одобрение, похвала, радость родителя в существенной степени зависят от того, что сделал и что не сделал ребенок. Здесь, как правило, отсутствуют нормальное для детского времяпровождения бесполезное дуракаваляние, игра с «простыми» соседскими мальчиками, «пустая мечтательность», поскольку здесь они вызывают тревогу. При этом связь родителей с ребенком или, по крайней мере, с одним из родителей часто интенсивнее, чем обычно, что, случается, ведет к обеднению, а то и к исключению его нормальной связи с ровесниками. Чем это обусловлено Этот тип детско-родительских отношений во многом сформирован и усилен временем перестроечных изменений . Очевидно, что ситуация вхождения «в большой мир», от которого были изолированы тогдашние родители в детстве провоцировала эту волну тревожной родительской активности - он представал не столько как мир новых возможностей, сколько новых пугающих требований. Способ совладания с этим очень напоминал способ совладания с трудностями времен дефицита, когда с невероятными усилиями надо было обеспечить то, чего нет нигде, но «есть у каждого приличного человека». Так возникала соответствующая мифология: «нельзя не рожать в воду», нельзя не обучать танцам и фехтованию в частной школе, нельзя не начать учить языку, а лучше двум, в раннем детстве. Собственная тревога родителей канализировалась в повышенную активность по поводу собственных детей. Представляется, что с некоторой стабилизацией социальных условий жизни, эта активность стала несколько спадать и перестала носить такой стихийный характер. Однако, конкурентые условия существования остаются и это в существенной степени определяют детско-родительские отношения сегодня. С другой стороны, родители такого, «стимулирующего», типа были всегда, правда в советской системе, внушавшей убежденность в «самом счастливом в мире детстве» обеспеченном самим фактом жизни «в советской стране», они были скорее скрытыми оппозиционерами, противостоящими официальной усреденнной воспитательной и образовательной системам. Однако и в том и в другом случае давольно трудно развести эти усилия, направленные на ребенка с… неосознанным стремлением самореализации их родителей. Чем это может быть опасно Семейные психотерапевты часто говорят о различии условной и безусловной родительской любви. Очевидно, что родительская роль как минимум двояка по своим функциям. Одна из базовых родительских задач - это безусловное принятие ребенка, способность любить его за простой факт его существования, «за то, что он есть», вторая задача – выступить посредником между ребенком и большим миром, подготовить его к требованиям, с которыми ему предстоит столкнуться в жизни среди людей. Очевидно, что преобладание второй функции – несомненно важной и полезной самой по себе - над первой, проявляется в этой стратегии детско-родительского взаимодействия. Это часто приводит к парадоксальному результату: наращиваемые многолетними усилиями успехи разрушаются при первом личностном кризисе в жизни ребенка, если они не нанизаны на основу этой базовой любви и принятия, если не сформирована самоценность и самоприниятие ребенка, способность реалистично воспринимать себя и окружающих, которые как раз существенно страдают в такой системе взаимоотношений. Родителям же чрезвычайно трудно бывает смириться с крахом надежд, возложенных на детей поскольку в силу приницпиального неосознания границы между собственной личностью и личностью ребенка, оно воспринимается ими как их личное поражение. С психологической точки зрения за укоренением такой стратегии в семье, помимо рельного или мнимого «социального давления» стоит проблема психологически переживаемой родителями собственной недо- или нереализованности, компенсатором которой в такой семье назначается ребенок. Иногда за такими стратегиями могут стоять различные «структурные» семейные дисфункции, например - нарушение нормальных супружеских отношений, когда сконцентированность на успехах ребенка становится средством компенсации этого нарушения, поскольку например, делает возможным привлечение в иных случаях недоступного для жены мужа к обсуждению, совместному переживанию этой «достойной цели», Как справлятся с проблемами Основная стратегия здесь на уровне консультативной работы - специальная работа по разведению воспитательных целей действительно смыслово обеспеченных ходом жизни именно этой конкретной семьи и внешних, навязанных, как на уровне «социального давления», так и на уровне собственных психологических проблем родителя. Все диктуемые «извне» ориентиры, правила должны быть оценены в более длительной перспективе, чем сиюминутный престиж или модная тенденция. На терапевтическом уровне это работа с реалистичностью ожиданий от себя и ребенка, нахождения путей преодоления тревоги родителя, обсуждение идей, конструктов и мифов, выступающих отправными во взаимодействиии с детьми, восстановление нормального эмоционального контакта с ребенком и способности любить его за то, что он есть, а не за то, кем он обязан быть. Сратегия 3. Духовное, только духовное! Как это выглядит Это воспитание как бы осененное высшими духовными ценностями осознающимися как противопоставленные «проказе и чуме» окружающего мира. Семья, исповедующая эту стратегию воспитания, видит свою задачу в необходимости заложить прочный фундамент «подлинных ценностей и смыслов», давольно жестко контролируя качество духовной пищи. Например, только советские мультфильмы, только выставки и театры, достойная бедность, когда джинсы ребенку приходится выпрашивать месяцами. В семьях попроще –это скорее вариант жесткой патриахальной морали . При этом речь здесь идет не столько о собственно о развитии, или закладывании прочной основы для будущих социальных успехов, сколько о стремлении заложить максимальное число «верных принципов», предпочтений, правил жизни. В такой семье существует обычно твердые представления относительно достойного и недостойного, признаваемого и непризнаваемого. Они разделяется по крайней мере на определенном этапе всеми членами семьи (часто, кстати, многодетной) и выступают как бы своеобразной религией, которой подчинены все, живующие в семье. Тем самым здесь часто задается как бы стирание возрастных границ, предпочтения младших как бы самой собой разумеется совпадают с предпочтениями старших. Часто в этих семьях особое, можно сказать трепетное отношение к книге и чтению. Все это создает как бы особую атмосферу жизни такой семьи, которая в противоположность семье социально ориентированной, может быть определена как дессидентская (А.Я. Варга)*. Вольно или не вольно здесь возникает пафос собственной присущей «только нам идеологии» и противостояния окружающему. Психологу здесь часто предписывается стать единомышленником в борьбе или выживании среди «бездуховного мира». Он должен осветить и поддержать эти воспитательные идеалы и помочь их воплощению. Чем она обусловлена Очевидно, что семьи такого типа существовали всегда. В советское время ее оппозиционность задавалась необходимостью противостояния реалиям советского воспитания, стремлением сохранить хоть что-то живым в ребенке, хотя часто оборачивалось созданием перенасыщенной интеллектуальной среды, о которой говорил когда-то Мераб Мамардашвли. Сегодня, как понятно, она во многом задается противостоянием массовой культуре, ее «оглупляющему пагубному воздействию». Эта стратегия явялется реакция на культурный шок, созданный новыми массмедийными взможностями, западной массовой культурой и проч. Многие нынешние родители с тоской переживают несовпадение воспитательных ориентиров собственного детства с диктуемыми сейчас.Часто поэтому за выбором этой стратегии стоит попытка хотя бы на уровне «собственной крепости» создать тот микроклимат, который будет соответствовать прежним “вечным” идеалам, принципам и даже стилевым предпочтениям родителей. Она становится спасительной защитой от «опасной, глупой или нездоровой» окружающей реальности. Во многом этот тип воспитания обсулавливает и сильно возросшее религиозное влияние, освещающее противостояние «пагубным » тенденциям. Чем она может быть опасна Безусловно, что готовность семьи трудится над духовным и душевным воспитанием ребенка должна только приветствоваться. Любой семейный психолог согласится и с тем. что границы семьи должны быть выражены, что в семье должен существовать свой, отличающий ее от окружающей действительности, мир собственных правил, ритуалов и проч. Очевидно также и то, что создание такой «культурно плотной среды» действительно необходимо для, для возникновения у ребенка творческих интересов и устремлений. Однако, часто ситуация, в которой дети казалось бы обеспечены главным - культурными и «глубоко неравнодушными» родителями - может приводить к неожиданным, иногда прямо обратным результатам – нездоровой страсти к походам за вожделенным гамбургерам и бесконечному интересу к лейблам на штанах соседского мальчика. Проблема возникает тогда, когда жизнь и принципы такой семьи задают жесткое противопоставление окружающему. Известно, что прекращение нормального взаимообмена с окружающей средой ведет к распаду и хоасу внутри любой системы, к энтропии. В некотором смысле это может происходить в такой семье. Именно поэтому здесь часты разрывы в детско-родительских отношениях, которые, как знают психологи, следствие существования в слишком тесном, слишком связанном мире такой семьи. Нормальный процесс простепенного отделения детей от родителей, интереса ребенка к нормальным подростковым сообществам, новых, не освященных семьей интересов часто воспринимаетя родителями болезненно, как предательство семейных ценностей. За такое «попрание» семейной религии детям часто приходится дорого платить отлучением от благосколенности и понимания. Чем сильнее увереннность, что кодекс семьи разделяется, что навсегда счастливое единенние в ценностях и нравственных ориентирах, тем тяжелее крах этого мифа. Как справляться с проблемой Миссия семьи - не только создать необходимую воспитательную среду, но и позволить ребенку постепенно заложить основу тому, что станет потом его обственной, не сводимой к существованию в родительской семье, жизненной задачей. Очевидно, что если бы все духовные потребности реализовывались в родительской семье, то невозможно было бы возникновения основы для построения собственной семьи. осознание этого - существенный шаг в преодолении проблем, возникающих при реализации этой стратегии воспитания. Однако проблемой терапевтического уровня следование этой стратегии становится тогда, когда за ней стоит социальная неадаптированность родителей, а иногда и канализирующийся в «духовность» страх реальной действительности с ее соревновательностью, необходимостью практического отстаивания своих принципов и идеалов и проч. Другими словами, приниципы и идеалы семьи не должны стать скрывать социальную некомпетентность и тревогу. Необходимо налаживание нормального взаимообмена семьи с окружающим миром, его реалистического принятия, которое позволит детям, вырастающим в ней обрести способность нормально выживать в соревновательной среде «большого мира». Стратегия 4. Ему можно все Как это выглядит Здесь также есть строгий диктатат ценностей и нравственных ориентиров, но существуют они преимущественно для родителей, принявшими близко к сердцу идею «не навреди». В воспитании такие родители движимы идеей, что их дитя – самоценность, в котором заложены многие глубины, безжалостно стираемые социализацией и вообще всякой регламентацией. На родителей как бы возложена миссия сохранить для мира «самобытность» их чада. За любым его проявлением видятся мощные творческие проявления, за любым капризом - проявление самобытности и характера. Ради этого они жертвуют не только собственным элементарным комфортом, но зачастую и здравым смыслом. Именно здесь можно увидеть визжащего, бьющегося в истерике ребенка младшего возраста, на которого с умилением взирают воспитавшие уже в себе необходимую душевную стойкость, родители. Часто явственно ощущается как родители… боятся своего ребенка. Жизнь родителей трудна и трудоемка. Им приходится иметь дело с явным или неявным социальным порицанием, постепенно отказывающимся от визита в их дом друзьями, душевной измотанностью и усталостью. Надо признать, что и жизнь ребенка психологически нелегка. Ребенку трудно в плохо структурированной среде, когда любая его интенция как бы не встречает сопротивления. Это вызывает тревогу, невозможность осознать собственные и чужие границы. Вспоминается девочка, которая испробовала все средства для возвращения мамы в родительскую позицию, но даже факт оставленного в тринадцать лет на ночь мальчика нашел глубокое понимание в лишенном ханжества материнском сердце. Такая семья просит помощи, обычно предупреждая, что для них «попрание свободы» и интересов ребенка недопустимо. Чем она обсусловлена Очевидно, что подобные идеи воспитания порождены осознаной или неосознаной реакцией на реальную или мнимую жесткую регламентированность и повышенную «социальность» собственного детства. Часто за ней стоят именно идейные разногласия с «официальной» традицией воспитания. С другой стороны она – она результат счастливого осознания новых «либеральных» времен, с отсутствием жесткой и уравнивающей системы, когда необходимо было опробовать новые возможности, не существовашие в собственном детстве сегодняшних родителей. Психологически же за ней стоит тоска взрослых по собственной нерегламентированности, часто - это канализация собственной агрессии к миру, как бы ответ на собственную связанность давящими обстоятельствами, требованиями и правилами, который позволяется «отыгрывать» ребенку. Вообще говоря, это культурно чуждая традиционной патриархальной российской культуре воспитания. Однако, с другой стороны, она хорошо ложиться на традиционный российский детоцентризм – когда «ребенку, ради ребенка» является безусловным аргументом. Чем она может быть опасна Понимание родителями потребности ребенка в физической и психологической свободе, спонтанности, возможности перемазаться, от души набегаться, фантазировать и самовыражаться, прекрасно. Это жизненно необходимые условия нормального счастливого детства. Однако, до того момента, пока они не блокируют возможность решить другую немаловажную задачу - подготовить ребенка к его будущему социальному существованию. Сложности очевидны – низкая готовность таких детей к нормальному социальному взаимодействию, умению адаптироваться, выживать в нормальных конкуретных условиях.Такой неуправляемый ребенок больше подвержен различным бытовым опасностям, просто в силу того, что он непослушен, у него как бы не формируется «симметричного» понимания «если это так мне, то как это другому», его ннтенции и потребности не умеют существовать в пространстве других воль. Все это порождает у него при столкновении с окружающими агрессию и бессилие. Родители же раз за разом проигрывая в стремлении договориться «по-хорошему», увещевая и терпя, часто вынуждены подавлять естественное раздражение, которое накапливаясь, уж если проявляется, то «бурей». Как справляться с проблемой Должна быть признана двойственность родительской воспитательной задачи, о которой говорилось выше. Родители должны получить разумные и нетравмирующие средства управления ребенком и овладеть ими. Им необходимо признать их собственные потребности и права и вытекающую из этого необходимость разумной регламентации и контроля поведения ребенка. Существенную часть такой работы составляет проработка собственых проблем родителей с окружающими. Обида, скрытая враждебность, переживание вытесененнности из социального пространства становятся темами такой работы. Результатом оказывается восстановление нормальной семейной иерархии, где родители естественным образом занимают более высокое иерархическое место, нежели ребенок. Опыт работы показывает, что такая семейная структура обучно воспринимается последним как вполне естественные и комфортные условия существования. Стратегия 5. Патриархальная модель воспитания, или ребенку нужна мать!... ну и иногда отец Эта стратегия реализуеся в семьях с «новыми возможностями» не реже, чем в традиционной семье. Основная ее особенность проста - воспитание ребенка передано здесь матери. Предполагается, что этим шагом главное сделано – ребенок с тем, кем ему предписано быть биологией, культурой, с «самым важным человеком» в его жизни. Характерно для этого типа воспитания то, что муж здесь как правило, не равноправный его участник, а некий малодоступный ребенку, а то и жене, авторитет. Он не определяет повседневный, наполненный многими деталями ход жизни ребенка или делает это очень опосредованно. Родительские функции в такой семье разграничены гораздо жестче, чем в семье, где оба родителя совмещают рабочие и родительские обязанности. Как правило, ребенок в такой семье не ходит в садик до последнего предшкольного года, и его основным социализатором является мать, максимально полно опосредуя его связь с внешним миром, так же как и ее жизнь оказывается предельно опосредованной необходимостью взаимодействия с ним. Чем она обусловлена Эта модель поддерживается сокрее консервативно ориентированной частью общества, в том числе и религиозными институтами, которые продолжают напоминать о недопустимости нарушения традиционного порядка, предопределенности такого рапределения обязанностей и проч. За этой стратегией можно увидеть протестную реакция на «современные западные тенденции», следование ей видится одним из решений так наболевших демографических проблем. Однако, за возрастанием количества семей с этой моделью – можно, напротив, увидеть реализацию новых для российского общества возможностей. За ней – неприятие и отрицание эффективности социальных институтов, набивших оскомину в советские времена. Давольно большое число женщин охотно осталось дома после отмены ситуации с обязательной трудовой занятостью, поскольку появившиеся возможности это позволяли и казались очень соблазнительными. Чем она может быть опасна Очевидно, что саму по себе включенность родителей и, прежде всего, матери в воспитание ребенка, психологи могут только приветствовать. При этом сама по себе ситуация несколько несимметричного участия супругов в ежедневой рутине воспитания как будто ничего опасного в себе не таит. Неэффективной эта в целом нормальная тенденция становится тогда, когда за ней скрывается нарушение супружеской иерарихии, дисгармоничные супружеские отношения и внутреннее неблагополучие матери. Зачастую оказывается, что эмоциональная и психологическая жизнь женщины непроста. За решением посвятить себя воспитанию детей могут скрываться уже существующие сложности социальной адаптации и самореализации. Ребенок тогда оказывается в известном смысле оправданием такого способа жизни. С другой стороны, женщина успешно реализовывшаяся ранее испытывает сложности переживания социальной и профессиональной депривации. Очевидно, что в обоих случаях может возникать то, что психологи называют проекцией материнской тревоги и психологического неблагополучия на ребенка. При этом в силу нарушенности супружеской иерархии часто родительская позиция жены ниже, чем мужа, что существенно затрудняет ее возможности управления ребенком. Подобно же всякому другому кругу нарастания проблем, возникающие проблемы решаются такой семьей в русле «значит, недосточно знаимаешься», хотя на деле это означает призыв принять управление ситуацией и совладать с ней, направленный к тому, кто реальной властью не обладает. Запрет на прямую канализацию материнской теревоги и неудовлетворенности часто приводит к нарастанию порочного круга и симптоматизации ребенка. В нашей культуре благополучие личное как правило, не является достаточным аргументом для изменения ситуации, в то время как неблагополучие детское, а в особенности болезнь, безусловно являются тем фактором, кторый как бы может вернуть отсутствующего отца в семью. Именно таким образом формально ответственные, готовые «создать все условия», чтобы семья «жила и проблем не знала», мужья, получают вечно проблемного ребенка с постоянно и упорно борющейся за его здоровье, успеваемость, достаточное физическое развитие, матерью. В таких семьях часто возникает и проблема сепарации вырастающих детей. Компенсирующаяся посредством усиления связи ребенка с матерью супружеская дисфункция часто проявлется особенно остро на этапе «отпускания» детей из дома, поскольку «опусташает» смысловую составляющую жизни жены и собственно супружеских отношений. Как справляться с проблемой Главное здесь – нахождение более комфортной и отражающей интересы обоих супругов семейной модели распределения функций. Речь идет о укреплении самоценности как женщины, так и мужа (поскольку за его «приницпами» как правило также стоят определенные психологические проблемы). Необходимо усиление собственно супружеской системы и преодоления существующей каолиции матери с ребенком, взамен которой доложна возникнуть полноценная родительская система управления, пусть и с несколько разным обьемом временного и физического участия. Стратегия 6. Воспитание в многопоколенной семье - бабушка наше все Как это выглядит Все основные каждодневные обязанности семьи по уходу за ребенком переданы бабушке. Она кормит, гуляет, по мере сил играет, забирает из школы, проверяет уроки, развозит по секциями и музыкальным занятиям. Иногда удобство такого устройства дел становится столь очевидным, что ребенок на всю неделю передается бабушке, а с родителями видится только на выходные. В порядке вещей – отправление ребенка на несколько лет к бабушке, пока решаются семейные трудности. Внуки даже иногда рождаются, чтобы бабушке не было скучно. Предполагается, что такая ситуация предпочтительнее той, в которой ребенком занимается «посторонний человек». Бабушка как бы освещает факт продолжающейся молодости родителей, освобождая «детей своих» от чрезмерных трудностей и тягот нынешенй непростой жизни (которая, как понятно, непроста всегда). В неполной семье бабушка исполняет роль матери, а молодая женщина роль зарабатывающего супруга. Чем это обусловлено Да всем ходом обычной жизни прежде советской, а теперь российской семьи, по крайней мере, среднего уровня достатка. Это простейшее решение бытовой проблемы ухода за детьми и квартирного вопроса. На более глубоком уровне речь должна идти о многопоколенной семье как культурно заданной форме существования российской семьи. Совместное существование нескольких поколений дикутет особое распределение функций в семье и задает особую иерархию, в которой вес бабушки может быть очень велик. При этом семья распредляет функции так, что родители в лучшем случае перемещаются на место зарабатывающих или временно опекающих детей, в худшем – просто на позцию старших детей в семье. Бабушка же оказывается основным стратегическим центром организации семейной жизни. Чем это может быть опасно Трудно спорить с тем, что нормальный контакт с бабушкой – ценный эмоциональный и развивающий опыт для детей. Такое общение с одной стороны может быть более спонтанным и эмоциональным – и ребенок и бабушка часто более «свободные люди», с другой – дает ребенку более глубокую перспективу освоения жизни. Однако, чрезмерная включеннось бабушки в жизнь нуклеарной семьи, ведет к нарушению нормальной детско-родительской иерархии. В самом деле, для нее нынешние родители –это дети. При этом каждый член многопоколенной семьи оказывается в двойственной ролевой позиции и сама бабушка, и родители, и дети, Нормальная иерархическая структура нарушается и именно поэтому неудачны бывают перbодические попытки молодых родителей взять в такой ситуации власть в свои руки. Бабушка, получивщая права на управление жизнью молодой семьи, от няни отличается принципиальной неуправляемостью, именно потому, что ее участие не технично, не поддается формализации, а «глубоко родственно». При этом такая повышенная включенность бабушки в жизнь «молодой семьи» как правило является результатом несостояв-шейся сепарации нынешних родителей с собственными родителями, т.е. с нынешними бабушками и дедушками, Как справляться с проблемами Очевидно, что у решения этой проблемы есть существенный социальный аспект. Психологическая же работа предполагает перезаключение контракта на участие бабаушки в жизни семьи и восстановление стратегической власти родителей. Часто это означает возврат в историю детско-родительских отношений нынешних среднего и старшего поколения в семье. Необходимо также, чтобы родители овладели отсутствующими навыками управления ребенком и поддержания эмоционального контакта с ним. Существенным оказывается и восстановление в общем культурно чуждых нам понятий «личная жизнь» бабушки и личного пространства «молодой» семьи. * * * Что можно сказать об идеальной модели воспитания с точки зрения семейного психотерапевта? Видимо, это тогда, когда семья использует помощь и профессиональную поддержку, в которой четко простроены границы между «берущим и дающим», когда ориентированность на достижения ребенка сбалансирована с вниманием, любовью к нему и признанием его особенностей, когда семья способна дать нечто уникальное, не выключая ребенка из окружающего мира, а облегчая его взаимопонимание с ним, когда принятие ребенка и уважение к нему сочетается с разумной регламентированностью его жизни, контакты с родителями одинаково теплы и симметричны, а бабушка присутствует в жизни ребенка как важный, не подменяющий ему родителей взрослый, обогащающий своим опытом родительскую стратегию воспитания. Самое любопытное, что все это вполне возможно. * cм. А.Я. Варга. Системная семейная психотерапия. В кн: Основные направления современной психотерапии. –М.:”Когито-Центр”2000 г; Источник: журнал "Отечественные записки"


Кого и что хвалить: ребенка или его дела? Критика и похвала ребенкуМногие родители верят, что похвала помогает ребенку приобрести уверенность в себе. На самом же деле похвалы могут привести к нервозности, плохому поведению ребенка. Почему? Да потому, что чем больше он получает незаслуженных похвал, тем чаще стремится проявить свою “истинную натуру”. Родители часто рассказывают: стоит похвалить ребенка за хорошее поведение - и он как с цепи срывается, будто стремясь опровергнуть похвалу. Как можно хвалить и как нельзя Означает ли это, что похвала “устарела”? Вовсе нет. Однако не стоит пользоваться ею направо и налево. Лекарства, например, назначаются больному лишь в строгом соответствии с рекомендациями врача, который указывает время их приема, дозу, учитывает противопоказания, возможность аллергических реакций. Так же осторожно следует обращаться и с сильнодействующим “лекарством” иного рода: оценивать, хвалить можно только поступки и дела ребенка, а не его самого. Вот пример, который показывает, как надо хвалить. Восьмилетний Андрей хорошо поработал в саду: собрал граблями листья, выбросил мусор, аккуратно сложил на место инструменты. Матери понравилась его работа, и она выразила свое одобрение сыну. Мать. В саду было так грязно... Я даже не думала, что можно все убрать за один день. Андрей. А я смог! Мать. Там было полно листьев и всякого мусора. Андрей. Я все убрал. Мать. Вот это работа! Андрей. Да, было нелегко. Мать. Сад теперь такой красивый, на него приятно посмотреть. Андрей. Стало чисто. Мать. Спасибо тебе, сынок. Андрей (широко улыбаясь). Не за что. Мать похвалила поступок Андрея, и мальчик почувствовал радость и гордость от того, что он его совершил. В тот вечер он с большим нетерпением ждал, когда придет домой отец, чтобы показать ему чистый сад и снова почувствовать гордость за свою работу'. Напротив, похвалы, оценивающие самого ребенка, а не его поступок, только вредны: - Ты чудесный сын. - Ты настоящий мамин помощник. - Что бы мама делала без тебя? Такие комментарии вызовут лишь сомнения и тревогу; ребенок почувствует, что он далеко не такой “чудесный сын” и совсем не может быть этим образцовым сыном. Поэтому, не дожидаясь, что его “разоблачат”, он предпочтет немедленно облегчить свое сердце, сознавшись в каком-нибудь проступке. Похвала так же бьет в глаза, как и яркое солнце, - и так же сильно слепит. Ребенку становится неловко, если его называют чудесным, милым, щедрым, скромным. Он чувствует, что должен опровергнуть эту похвалу, хотя бы частично. Нельзя заявить во всеуслышание: “Спасибо, я принимаю вашу похвалу”. Но и внутренний голос говорит ребенку, что нельзя честно сказать себе самому: Я просто чудесный: я и добрый, и сильный, и щедрый, и скромный”. Ребенок не только опровергнет похвалу, но и подумает о тех, кто его хвалит, примерно так: “Если они так хорошо обо мне думают, значит, и сами немногого стоят! Наши слова и выводы детей Итак, похвала должна быть направлена на дела и поступки ребенка, а не на его личность. Нужно построить свой комментарий таким образом, чтобы дети сами делали положительные выводы о себе и своих способностях. Десятилетний Женя помогал отцу оборудовать подвал дома. Во время работы ему пришлось двигать тяжелую мебель. Отец. Верстак такой тяжелый. Трудно его подвинуть. Женя (с гордостью). Я это сделал. Отец. Работа не из легких. Женя (согнув руку и напрягая мускулы). Я сильный. В этом примере отец указал на трудность задачи. Сын сам сделал вывод о своих способностях. А если бы отец сказал: “Ты такой сильный, сынок” - Женя мог бы ответить: “Вовсе нет. У нас в классе есть мальчишки сильнее меня”. Последовал бы обидный и ненужный спор... Как дети выглядят в собственных глазах Похвала складывается из двух компонентов - наших слов и выводов детей. Наши слова должны выражать четкую положительную оценку детских поступков, намерений, помощи ребенка нам, его понимания и т, д. Нужно облечь наше суждение в такую форму, чтобы ребенок почти безошибочно мог сделать из него реалистический вывод о себе самом. Вот несколько примеров, показывающих, как нужно хвалить детей, Правильная похвала: “Спасибо за то, что ты вымыл машину. Она теперь сверкает, как новенькая! Возможный вывод: “Я хорошо поработал, и мою работу оценили”. (Неправильная похвала: “Ты просто молодец”.) Правильная похвала: “Твое стихотворение меня очень тронуло”. Возможный вывод: “Хорошо, что я умею писать стихи”. (Неправильная похвала: “Для твоего возраста это неплохие стихи”.) Правильная похвала: “Книжный шкаф, который ты сделал, такой красивый! Возможный вывод: “Я умею плотничать”. (Неправильная похвала: “Ты хороший плотник”.) Правильная похвала: “Большое спасибо, ты вымыл сегодня всю посуду! Возможный вывод: “Я помог маме”. (Неправильная похвала: “Ты сделал это лучше, чем наша мама”.) Правильная похвала: “В твоем сочинении есть интересные мысли”. Возможный вывод: “Я могу писать оригинально”. (Неправильная похвала: “Ты пишешь неплохо для своего возраста. Но надо, конечно, многому еще научиться”.) То, что ребенок скажет о себе в ответ на наши слова, позже он повторит и мысленно. Эти внутренние реалистические положительные оценки в значительной степени определяют хорошее мнение ребенка о себе самом и об окружающем его мире. Критика созидательная и критика разрушительная Когда критика является созидательной и когда разрушительной? Созидательная критика ограничивается тем, что указывает, как сделать то, что нужно сделать, целиком и полностью опуская отрицательные оценки личности ребенка. Десятилетний Паша нечаянно пролил за завтраком стакан молока. Мать. Ты уже не маленький, а стакан держать не умеешь! Сколько раз я тебе говорила - будь осторожней! Отец. Он всегда был неуклюжим, таким и останется. Да, Паша пролил стакан молока, но едкие насмешки здесь совершенно неуместны: они могут стоить родителям гораздо большего - потери сыновнего доверия. Не время высказывать ребенку, что ты о нем думаешь, если он провинился. В этом случае нужно осудить только его поступок, но никак не его самого. Что делать, когда ребенок плохо себя ведет Когда восьмилетний Миша случайно пролил на стол молоко, мама спокойно сказала; “Я вижу, ты пролил молоко. Вот еще стакан молока, а вот тряпка”. Мама встала и дала сыну стакан молока и тряпку. Миша с удивлением посмотрел на нее, потом облегченно вздохнул и пробормотал: “Спасибо, мамочка”. С маминой помощью он вытер со стола пролитое молоко. Мама не стала делать резких замечаний сыну. Она рассказывала потом, что ей очень хотелось сказать: “В следующий раз будь осторожнее!” Когда же она увидела, как сын благодарен ей за понимание его поступка, она удержалась от этих слов. Не сделай мама этого, настроение и у нее, и у сына было бы испорчено - и надолго. Как разражается буря Во многих семьях ссоры между родителями и детьми развиваются в заранее известной последовательности. Вот ребенок что-нибудь сделал или сказал не так - и отец с матерью неминуемо произносят обидные для него слова. Конечно, на них дети отвечают еще хлеще. Родители начинают кричать, угрожать - недалеко и до порки. И снова бушует в доме “гроза”... Девятилетний Толик играл чайной чашкой. Мать. Ты разобьешь ее! Уже бывало так, и не раз! Толик. Нет, не разобью. Тут чашка упала на пол и разбилась. Мать. Вот уж руки-крюки! Скоро всю посуду в доме перебьешь! Толик. У тебя тоже руки-крюки! Ты уронила папину электробритву, и она разбилась. Мать. Как ты говоришь с матерью! Грубиян! Толик. Ты сама грубиянка, ты первая начала! Мать. Замолчи сейчас же! И отправляйся в свою комнату! Толик. Не пойду! Доведенная до белого каления, мать схватила сына в охапку и сильно отшлепала. Пытаясь освободиться, Толик оттолкнул мать. Та не удержалась на ногах и, падая, разбила стеклянную дверь, поранив осколками руку. При виде крови Толик страшно перепугался и выбежал вон из дома. До позднего вечера его не могли найти. Легко представить себе, как переволновались взрослые. Неважно, научился ли Толик осторожно обращаться с посудой. Зато он получил отрицательный “урок” - как не стоит вести себя с матерью. Проблема вот в чем: была ли эта домашняя буря необходимой, неизбежной? И возможно ли вести себя иначе - так, чтобы не было подобных происшествий? Увидав, что сын играет чашкой, мать могла бы взять ее и поставить на место, а мальчику дать что-нибудь другое, например мяч. Или когда чашка уже разбилась, мама могла бы помочь сыну убрать осколки, сказав что-нибудь вроде: “Чашки легко бьются. Кто бы мог подумать, что от этой чашечки будет столько осколков!” Удивленный и обрадованный отсутствием “грозы”, Толик •скорее всего тут же попросил бы у матери прощения за свой поступок. А мысленно он сделал бы вывод: “Чашки - не для игры”. Сталкиваясь с мелкими неприятностями, дети одновременно получают уроки “больших” жизненных основ. Родители должны помочь им почувствовать разницу между простой неприятностью и трагедией или катастрофой. Часто бывает, что и сами родители реагируют на события неадекватно. А ведь сломанные часы - это не сломанная нога, разбитое окно - не разбитое сердце! И говорить с детьми нужно примерно так: - Я вижу, ты опять потерял перчатку. Жаль, ведь она стоит денег. Печально, что и говорить, хоть это и не трагедия. Если сын потерял перчатку, не стоит из-за этого терять хорошее настроение. Если он порвал рубашку, не стоит в отчаянии рвать на себе одежды, подобно героям древ негреческих трагедий. Оскорбления: что за ними скрыто? Оскорбления - это отравленные стрелы, и можно использовать их только против врагов, но никак не против детей. Если мы скажем: “Какой некрасивый стул!” - со стулом ничего не случится. Он не чувствует ни оскорбления, ни смущения. Он стоит там, куда его поставили, независимо от характеризующего его прилагательного. Однако когда неуклюжим, или глупым, или некрасивым называют ребенка, с ним кое-что происходит. Он страдает, злится, испытывает ненависть, желание отомстить. В связи с этим у него появляется и чувство вины, которое, в свою очередь, приводит к тревоге. Вся эта “цепная реакция” делает ребенка и его родителей несчастными. Когда ребенку все время повторяют: “Какой ты неуклюжий!” - он может в первый раз ответить: “Вовсе нет!” Но, в общем, дети прислушиваются к мнению родителей, и в конце концов ребенок и сам поверит, что неуклюж. Упадет, например, во время игры и сам себе скажет: “Какой ты неуклюжий!” Потом ребенок начнет избегать подвижных игр, требующих ловкости, потому что отныне он уверен в своей неповоротливости. Когда родители и учителя повторяют ребенку, что он глуп, в конце концов он этому поверит. Тогда он и вовсе перестанет проявлять в присутствии людей свои умственные способности, думая, что этим избегнет нежелательных сравнений и спасется от насмешек. Он рад, когда его оставляют в покое. Его девизом становится: “Не пытайся вовсе, не старайся, и неудач не будет”. Родительский гнев Нам внушали в детстве, что сердиться нехорошо. И со своими детьми мы стараемся быть терпеливыми. Но рано или поздно всякому терпению приходит конец, хотя мы знаем, что проявление гнева может повредить ребенку, и сдерживаем этот гнев, как ловцы жемчуга свое дыхание под водой. Гнев, как и простой насморк, - весьма насущная проблема, игнорировать ее нельзя. Мы не всегда можем предупредить проявления гнева, хотя он обычно возникает в сходных ситуациях и развивается как бы в заданной последовательности. Нам кажется, что гнев всегда вспыхивает неожиданно, внезапно. В гневе мы словно теряем рассудок: мы обращаемся с детьми, как со своими врагами, оскорбляем их, кричим и наносим удары “ниже пояса”. Когда же вспышка ярости проходит, мы осознаем свою вину и торжественно обещаем себе, что это больше не повторится. Но вскоре гнев вспыхивает снова, и наших хороших намерений как не бывало: мы набрасываемся на детей - на тех, кому с момента их рождения посвятили всю свою жизнь. Не стоит давать обещаний, которые не можешь выполнить: это только подольет масла в огонь. Гнев подобен урагану: от него никуда не денешься, но к нему надо быть готовым. Мир в семье не может воцариться благодаря внезапным переменам в человеческой природе, он основывается на преднамеренных разрядках напряжения, прежде чем такой накал приведет к взрыву. В воспитании детей родительскому гневу отведено особое место. В самом деле, если в нужный момент не рассердиться, то ребенок подумает, что мы смотрим на его проступок сквозь пальцы. Лишь те, кто махнул рукой на своего ребенка, исключают гнев из арсенала воспитательных средств. Конечно, не стоит беспричинно обрушивать на ребенка лавину гнева. Нужно научить его понимать, когда гнев означает серьезное предупреждение: “Моему терпению есть предел”. Родители должны помнить, что гнев слишком дорого им обходится, чтобы метать громы и молнии направо и налево. Гнев не должен возрастать во время его проявления. Нужно так выражать свой гнев, чтобы родителям это приносило какое-то облегчение, ребенку - урок, но ни в коем случае не давало вредных побочных эффектов ни для той, ни для другой стороны. Поэтому мы не должны, например, отчитывать ребенка в присутствии его друзей, ведь чем больше он при них “расходится”, тем больше сердимся и мы сами. Мы, взрослые, не стремимся повторять надоевшую схему развития событий (гнев - вызов - наказание - месть) от случая к случаю. Напротив, мы хотим, чтобы грозовые тучи рассеялись как можно скорее. Путь к миру и покою Чтобы в минуты покоя подготовиться к напряженной ситуации, надо признать нижеследующие истины. 1. Мы понимаем, что поведение детей может вызвать у нас гнев. 2. Мы имеем право на этот гнев и не должны испытывать ни сознания своей виновности, ни стыда. 3. Мы имеем право выражать свои чувства, но с одной оговоркой: выражая свой гнев, мы не должны затрагивать личность ребенка, его характер. Вот конкретные советы, которые укажут родителям путь к миру со своими детьми. Первый шаг. Прежде всего нужно вслух назвать свое чувство. Это будет сигналом, предупреждением для всех, кого это чувство затрагивает: “Осторожна! Пора остановиться! - Я очень недовольна. - Я рассердилась. Если это не помогло разрядить “грозу”, идем дальше. Второй шаг. Выражаем свой гнев с возрастанием его силы. - Я сержусь. - Я очень сердита. - Я очень, очень сердита. - Я разгневана. Иногда одного выражения наших чувств (без объяснений) достаточно, чтобы ребенок подчинился. Если же этого не произошло, надо перейти к следующему этапу. Третий шаг. Здесь необходимо пояснить причины своего гнева, назвать свою реакцию на события - в словах и желаемых действиях. - Когда я вижу, что твои ботинки, носки, рубашки и свитеры разбросаны по всей комнате, я начинаю злиться, я сержусь не на шутку! Хочется открыть окно и выбросить все это прямо на улицу! - Я приготовила хороший обед. По-моему, он заслуживает похвалы, а не презрения. Такой подход позволяет родителям дать выход своему гневу, при этом никому не причиняя вреда. Как раз наоборот: дети увидят, что гнев можно выражать очень спокойно. Ребенок должен понять, что и его собственный гнев вполне поддается такой “разрядке”. Но для того чтобы пояснить ему это, от родителей потребуется нечто большее, чем простое выражение своих отрицательных чувств. Отец или мать должны будут указать детям возможные пути выражения своих эмоций, а также разрядки гнева. Подробнее об этом мы поговорим в пятой главе. Читайте также другие главы книги Хайма Гиннота: Родители и дети. Некоторые принципы ведения разговораРодители и дети. Критикуем и хвалим по-новомуРодители и дети. Уважайте себя и ребенка!Родители и дети. Ответственность и независимостьРодители и дети. Дисциплина. Границы дозволенногоРодители и дети. День ребенкаРодители и дети. Ревность: как с ней справиться?Родители и дети. Некоторые причины страха у детей


Ожидание второго ребенкаОжидание второго или третьего ребенка серьезно повлияет на обстановку в Вашей семейной жизни, но во второй раз Вы уже более подготовлены и знаете, чего следует ждать от беременности и родов. Разница в возрасте, которую Вы планируете между своими детьми, — дело сугубо индивидуальное. Если Вы заведете следующего ребенка через 2-3 года после предыдущего, это поможет Вам восстановиться физически после беременности и родов и поспевать за старшим ребенком. Если Вы хотите завести одного ребенка сразу за другим, это может оказаться более утомляющим, если Вас не окружают множество помощников, хотя ранние годы бессонных ночей закончатся в этом случае быстрее, чем если Вы решите оставить больший временной промежуток между детьми. Нет доказательств предположению, что дети, родившиеся по времени «рядом», должны иметь больше общего, чем те, чья разница в возрасте составляет 5 лет. Хотя они могут начать раньше играть друг с другом и иметь общие интересы и друзей. Как подготовить ребенка/ детей к появлению на свет еще одного ребенка Как только Ваша беременность станет очевидной, объясните Вашему ребенку простым языком, как малыш растет у Вас в животике, и что это будет его новый брат или сестренка. Постарайтесь не говорить об этом слишком рано; все-таки 9 месяцев — это очень долго для ребенка По мере течения беременности, дайте Вашему ребенку почувствовать, как малыш толкается у Вас внутри. Поощряйте его на беседы с Вашим животом — это поможет ему почувствовать себя частью происходящего Совместное чтение книг о том, как рождается ребенок, поможет Вашему сыну или дочке понять, что должно произойти Еще во время беременности, сходите с Вашим ребенком за одеждой для будущего малыша. Пусть Ваш сын или дочь почувствуют, как для Вас важна их помощь в подготовке к такому важному событию. Будьте честны с Вашим ребенком, обрисуйте ему картину того, как изменится его жизнь с появлением новорожденного. Успокойте его, уверив в том, что у Вас для него всегда останется много любви, и Вы будете все равно уделять много времени. Когда новорожденный уже появится на свет, будет здорово, если старший ребенок приготовит для него подарок, что-то с посылом «добро пожаловать в нашу семью». В свою очередь, новорожденный тоже может подарить что-то братику или сестричке в качестве приветствия Сделайте так, чтобы, когда Ваш старший ребенок придет проведать Вас и малыша в роддом, Ваши руки были свободны для объятий. Пока идет подготовка дома к появлению в нем нового члена семьи, проверьте, чтобы у Вашего ребенка было достаточно времени, чтобы привыкнуть к своему новому окружению. Приготовив для старшего отдельную кровать еще задолго до появления малыша, Вы избежите обид с его стороны, дав ему почувствовать, что вторжение в его жизнь и личное пространство будет минимальным Пусть Ваш ребенок поприветствует появление братика или сестрички, нарисовав картину, которую можно повесить в детской Как справиться с ревностью Когда новорожденный уже дома, Ваш старший ребенок может почувствовать себя в стороне и начать ревновать из-за того, что мама уделяет большее внимание малышу. Об этом может говорить агрессивное настроение ребенка, истерики или нарочито «детское» поведение: он может думать, что если он будет вести себя, как маленький, Вы будете уделять ему столько же внимания. Возможно, Вашему ребенку понадобится какое-то время, чтобы принять и полюбить братика или сестричку. Это нормально, но Вы можете облегчить этот процесс. Не игнорируйте чувства старшего ребенка и не попустительствуйте им. Поговорите с ним о том, что он чувствует, и постарайтесь понять его. Старший и младший ребенокВыделите какое-то время каждый день, чтобы проводить его только со старшим ребенком, например, после кормления малыша и когда Вы уложите его спать. Постарайтесь дать старшему как можно больше ласки, это еще раз докажет ему, что Вы любите его ничуть не меньше, чем малыша. Выслушайте его — это поможет ему не чувствовать себя отвергнутым. Постарайтесь не говорить старшему ребенку, что у Вас нет на него времени, потому что Вы слишком заняты новорожденным Покажите ребенку, как нужно нежно дотрагиваться до малыша, а если он уже достаточно большой, то и как держать его на руках. Так Ваш старший ребенок почувствует свой вклад в происходящее. Поощряйте желание ребенка петь песенки малышу, играть с его ножками и ручками, смотреть его игрушки Постарайтесь не обещать ребенку, что маленький братик или сестричка станут его друзьями по играм. Он может почувствовать разочарование, так как новорожденные мало что умеют до полугода, а дети не умеют думать наперед Попросите Вашего ребенка, чтобы он помог переодеть малыша, искупать его По мере подрастания обоих, постарайтесь не сравнивать одного с другим. У детей может развиться комплекс неполноценности или, наоборот, чувство превосходства Не оставляйте Вашего ребенка и новорожденного наедине, особенно если Вы уже столкнулись с проявлением детской ревности. Как справиться с беременностью, если Вам приходится ухаживать за детьми К концу срока постарайтесь чаще отдыхать и класть ноги на возвышенность. Объясните Вашему ребенку/детям, что Вы не можете бегать с ними. Постарайтесь занять их тихими играми, за которыми Вы можете наблюдать сидя, например, рисованием или игрой в конструктор. Если Ваш ребенок еще совсем мал, постарайтесь делать перерывы на сон вместе с ним. Постройте свой день так, чтобы утро уходило на домашние дела, покупки и хозяйство, и постарайтесь устраивать себе «тихий час» после обеда. Если Ваш ребенок уже большой, Вы можете водить его в детский сад или ясли на некоторое время по утрам, что позволит Вам немного отдохнуть. Или попросите кого-то из друзей или родственников сидеть с ребенком время от времени. Совмещая роли Если у Вас двое детей или больше, Ваша роль как родителя должна меняться. Поначалу Вы просто ухаживаете за детьми, но постепенно Вы должны стать для них главным организатором, судьей и дипломатом. Возможно, Вам будет легче управлять Вашей «командой», если Вы установите определенные правила поведения, режима и т.д. Детям нужно организованное пространство: так им легче усвоить, чего Вы ожидаете от них. Определенный режим облегчит жизнь всей семье. Попробуйте найти занятия, которыми Вы можете заниматься всей семьей: устройте пикник, отправьтесь вместе в парк, где старшие дети могут играть, родители отдохнуть, а малыши спать на свежем воздухе. И самое главное, не теряйте чувства юмора!


Учить ребенка сексу - значит, развращать егоПомню, с каким нездоровым интересом мы в десятом классе ждали, как на "Этике и психологии семейной жизни" будут рассказывать о том, о чем и думать-то в нашем возрасте считалось неприличным. Но наша учительница, ныне заслуженный работник образования Л.Н. Русакова, предмет повела совершенно неожиданно. Нам на самом деле рассказывалось о семейной жизни, об отношениях между людьми, о домашнем хозяйстве. Мы немало хохотали, прочитав в анкетах, как мальчишки пыжились, пытаясь познать, из каких продуктов и по какой цене был приготовлен вчерашний ужин. Или когда на примере наших же одноклассников было объяснено, что людей могут любить за разные качества. Соседка по парте была в гневе, когда после тех же анкет выяснилось, что в разведку бы с ней пошло аж 9 человек, а вот в кино - никто! Если бы нам показали, как надевать презерватив на банан или правильно заниматься мастурбацией, большинство опробовало бы это немедленно. А ведь именно этим "премудростям" учит детей программа "Изменения", которая сейчас ведется в 55 школах города Тюмени, причем люди, заинтересованные в продвижении этой программы, пытаются даже заключить договор с Департаментом образования: дескать, нужная это программа, да и в Министерстве вроде никто не против. Идеологом продвижения этой программы является РАПС (Российская Ассоциация Планирования семьи), филиал Международной Ассоциации Планирования семьи. МФПС была создана в 1951 году Маргарет Зангер, соратницей Гитлера. Вот несколько ее цитат: "Нужно уничтожать неполноценные, генетически второсортные расы", "Самое милосердное, что может сделать большая семья своему ребенку - это убить его", "Контроль за рождаемостью - не более чем процесс уничтожения сорняков человечества", "Брак - дегенеративный институт общества". Маргарет Зангер умерла от наркотиков и алкоголя в 1966 году, но дело ее живет. В США введение уроков сексологии в школах привело к возрастанию подростковых изнасилований, беременностей, абортов (кстати, МФПС великодушно организует для школьниц аборты в урочное время - чтобы не знали родители). Сейчас на уровне правительства США пропагандируется семья, девственность до брака, воздержание - взамен плодов сексуальной революции. А мы считаем, что если отправили ребенка в школу, то можем быть спокойны - там его плохому не научат. Научат, к сожалению, если мы будем к этому безразличны. Вот цитата из журнала "Планирование семьи", 2/94: "Для того чтобы познакомить подростка с последствиями небезопасного секса, т.е. секса без мер предосторожности, помочь ему познать истинные ценности и помочь ему почувствовать удовольствие от его сексуальности, необходимо сексуальное образование... Консультирование и обслуживание в области контрацепции должны стать легко доступными для подростков... Консультанту не следует прибегать к нравоучениям". И так далее. Господи, какое у нас было счастливое детство, не омраченное заботой о контрацепции! Мы могли искренне влюбляться! А наши дети, по мнению РАПСа, уже не могут быть такими - они просто должны быть озабочены. Некоторые материалы РАПС оцениваются экспертами как порнография, причем многие из них адресованы детям. РАПС, представляясь медицинской организацией, входит в доверие к директорам школ, заключает с ними договора и проводит уроки под названием типа "Изменения", "Валеология" и т.п. Известны случаи, когда представители РАПС втайне от родителей демонстрировали детям порнографические фильмы. Есть документы, свидетельствующие, что РАПС, заключив договор с фирмой Procter and Gamble, заключила с этой фирмой договор, по которому обязалась охватить 90% российских школьников т.н. "половым воспитанием". Внутренние дела РАПС окружены строгой секретностью и практически недоступны для посторонних, в т.ч. и для родителей пострадавших детей. Родителям полезно будет знать, что, согласно, действующему законодательству, они имеют преимущественное право воспитывать детей в соответствии со своими представлениями и традициями. Кстати, в исламских странах прямой и грубоватый народ половое воспитание своих детей запретил раз и навсегда. Там, кстати, практически нет абортов, количество половых инфекций и бесплодных пар близко к нулю. Что поделаешь - неграмотный, непросвещенный народ... Если вы заинтересованы в том, чтобы ваш ребенок с подачи уважаемого человека, учителя, не узнал то, о чем не поздно будет узнать и после школы, заранее поставьте в известность руководство школы о своих взглядах. Конечно, можно будет подать в суд и после просмотра порнофильма, но ведь в сознании ребенка это уже останется. Образец заявления. Директору школы (ПТУ, гимназии)№... ФИО от матери (отца) несовершеннолетнего ученика ... ФИО... класса Заявление. Довожу до сведения администрации школы, что категорически возражаю против осуществления в отношении моего ребенка полового воспитания (сексуального просвещения) в любых формах (лекциях, беседах, демонстрации видеопродукции, наглядных учебных пособий, раздачи рекламных гигиенических средств и печатной продукции) как в рамках образовательного процесса, так и за его пределами, в рамках внешкольной работы или дополнительного образования. В случае незаконных действий в отношении моего ребенка оставляю за собой право обращаться за защитой в судебные и правоохранительные органы в соответствии со статьями: 3, 239 Гражданско-процессуального кодекса РФ; 7, 21, 38, 43,45,46 Конституции РФ; 4,14 Закона РФ "Об основных гарантиях прав ребенка в РФ"; 54, 56,63,64 Семейного кодекса РФ; 12,21,150,151 Гражданского кодекса РФ; 8,20 Федерального закона "О рекламе". Дата, подпись.


У ребенка в школе нет друзейУ моего ребенка в школе нет друзей и он по этому поводу расстраивается. Ему трудно сходиться с людьми. Как мне ему помочь? В саду он тоже не был общителен. Вера. Отвечает Дмитрий Константинович ТЮТТЕРИН, заместитель директора по воспитательной работе школы «Знак»: Здравствуйте, Вера! Прежде, чем отвечать на Ваш вопрос, давайте разберемся – требуется ли ребенку помощь? Опыт подсказывает, что чаще всего родители, желающие «подружить» своего ребенка, реализуют тем самым свои собственные представления о том, как, по их мнению, должно быть. В этом они опираются на свои собственные детские воспоминания или какие-то шаблоны. Между тем, если не углубляться в сложные педагогические термины, дети есть общительные и необщительные. И то и другое -- вариант нормы. Возможно, если ваш ребенок за несколько лет так не с кем и не подружился, то для него необщительность -- качество личности. И тот дискомфорт, который он испытывает (и о котором вам рассказывает) – это дискомфорт замкнутого человека, находящегося долгое время в одном помещении с большим количеством других людей. В таком случае, просто давайте ему больше отдыхать, быть дома. Но даже если ребенок говорит, что действительно хочет иметь друзей, тут еще не все так просто. Под этим своим заявлением он вполне может понимать следующее: Он хочет быть лидером в классе. Он хочет нравиться сверстникам. Ему не хватает общения с вами. Ему важно, чтобы на него обращали внимание. Ему нужно, чтобы кто-то разделил его интерес. Ему важно внимание какого-то конкретного человека и он не может его завоевать. Ему важно иметь человека, которому он может доверять. И прочее, и прочее, и прочее. Попытаетесь сузить его проблему, поговорите с ним, задавая наводящие вопросы. Поговорите с учителями, попросите их поделиться наблюдениями. Постарайтесь понаблюдать ребенка в обычной школьной ситуации урока, обеда, прогулки, перемены (по возможности, чтобы он не знал, что за ним наблюдают). Только ни в коем случае не принимайте за исходные данные поведение ребенка дома. Ваш ребенок дома и он же в школе – это два разных человека. И это тоже нормально. Сделанные наблюдения не только помогут вам определиться и сузить проблематику (а заодно и понять, хотите ли вы поддерживать чадо в его стремлении, ведь не всякие стремления стоит поддерживать), но и увидеть явные просчеты в его действиях, подбодрить его. Дальше с ребенком можно беседовать, имея на руках не только его интерпретацию обстановки, но и собственные наблюдения. Ребенок вполне может не замечать, что он слишком груб, или считать, что все другие просто обязаны смотреть на него, когда он говорит. Про это стоит говорить, но мягко, учитывая возраст и помня, что разговор затеяли вы, чтобы помочь ребенку. Не стоит приводить примеров из серии «Вот я в твоем возрасте…». Для ребенка ваше детство – категория абстрактная. И проблема-то у него, а не у вас столько-то лет назад. Попробуйте ему помочь, спровоцировав ситуацию, где ему будет легче подружиться с детьми. Организуйте с другими родителями выезд или какой-то праздник, где ваш ребенок сможет проявить себя. Организуйте день рождения или именины ребенка, пригласив к себе гостей. Покажите ребенку пример и сами подружитесь с кем-нибудь, так чтобы основные этапы процесса проходили у него на глазах. Но, главное, ни в коем случае не делайте следующего: не стоит брать ребенка за руку, подводить к другому ребенку и говорить что-то вроде «Вот это Вася, давай, сыночек, будем с ним дружить!». Даже если из этого выйдет дружба (что вряд ли), то главный момент знакомства будет упущен. Ваш ребенок не получит очень важный жизненный урок. Урок мужества, урок первого шага навстречу. Этот первый шаг ребенок должен сделать сам.


Мама, я женюсь! Однажды малыш подведет к вам за руку свою ровесницу и гордо скажет: "Мам, это Ленка, я её люблю!". "Не Ленка, а Лена", - по привычке поправите вы, озадаченно рассматривая глазастое создание с бантом на голове и ссадиной на коленке. А может быть, рассмеётесь в ответ или вообще не обратите на это внимания? Как же следует относиться к детским влюбленностям? От 2 до 4 лет Конечно, то, что чувствует ребенок в этом возрасте к другим детям, ещё трудно назвать влюбленностью. Но именно тогда закладываются стереотипы его поведения с людьми противоположного пола, определяющие, вырастет ли из малыша Дон Жуан или однолюб. В это время формируется представление ребенка о себе как об отдельной личности, а также сознание своего пола. Родители часто сами подталкивают его к пониманию, что выделять своим вниманием какого-нибудь ребенка противоположного пола - это хорошо. Например: "Анечка, посмотри-ка, вон твой жених идет! Возьмитесь за ручки, покачайтесь вместе на качелях" или "Павлик, покажи, как ты любишь Настю". Естественно, Павлик с готовностью обнимает Настю и чмокает её в щёку, зная, что у родителей это вызовет бурный восторг. Влюбленность в этом возрасте проявляется в том, что ребенок играет вместе со своим избранником больше, чем с другими детьми, бескорыстно делится игрушками, сладостями и т.д. Такие "связи" очень непрочны и могут сменяться несколько раз за неделю. Ревность имеет такой же неустойчивый характер и проявляется короткими вспышками. Например, 3-летний Никита, сидя на корточках, катает паровоз, рядом стоит его ровесница Яна и упорно пытается снять туфли с куклы. К ним подходит Ксюша. Яна бросает куклу, загораживает собой Никиту и строго говорит: "Уди, уди, низя!". Становится понятно, что её не интересует игра сама по себе - только игра рядом с "возлюбленным". Пока дети абсолютно бесхитростны и непосредственны в выражении своих чувств. Даже самые застенчивые из них становятся смелее рядом со своими избранниками (в отличие от взрослых), так как, имея опыт отношения с родителями, привыкли доверять тем, кого любят. Как раз на этом этапе ребенок впервые узнает, что значит быть отвергнутым. Раньше он не сталкивался с подобной проблемой (конечно, если мама, папа, бабушка, дедушка и прочие родственники всегда отвечали на его ласку и не оставались равнодушными к его потребностям в общении с ними, как это обычно бывает). А тут выясняется, что на свете существуют люди, которые его игнорируют! Обычно ребенок настойчиво и прямолинейно пытается добиться взаимности. Отсутствие результата огорчает его ненадолго, так как пока он не может длительно фиксироваться на чём-либо. Тем не менее, малыш учится быть более осторожным в отношениях с людьми и скрывать свои чувства до тех пор, пока взаимность не станет очевидной. Пока ребенок практически не нуждается в вашем участии в его сердечных делах. Но если вы будете внимательно наблюдать за тем, как он общается с другими детьми, это пригодится в будущем, когда ему понадобится совет. Ни в коем случае нельзя смеяться над его неумелыми проявлениями внимания и нежности или выставлять их напоказ, превращая в спектакль для друзей и родственников. Иначе, когда кавалеры дочки пересядут с трёхколесного велосипеда на мерседес, она уже не поделится с вами своими переживаниями. От 4 до 7 лет Основным достижением этого периода является то, что ребенок становится изобретательнее и уже умеет косвенно выражать свои чувства. Например, мальчик затевает игру в больницу, чтобы прикоснуться к понравившейся девочке и заодно выяснить, чем же она от него отличается. В представлениях о жизни появляется перспектива будущего, поэтому влюбленные дети планируют свои отношения на длительный срок: сейчас мы жених и невеста, а когда вырастем - поженимся и будем вместе навсегда! Это возраст активного подражания взрослым. Дети целуются, обнимаются, играют в "дочки-матери", с точностью до жеста и интонации имитируя отношения в своих семьях. Формируются понятия о том, какими должны быть мужчины и женщины, и об их функциях: мама готовит обед, ходит на каблуках и красит губы, а папа забивает гвозди, курит и читает газету. Из-за разницы в интересах мальчики и девочки играют отдельно. Очень часто это (плюс растущая день ото дня гордость за принадлежность к своему полу) приводит к конфронтации, усугубляемой замечаниями родителей и воспитателей: "Что ты ревешь, как девчонка?" или "Перестань драться, ты же не мальчишка!". Детям стыдно признаться, что они интересуются кем-то из стана "врагов". Поэтому они выражают свою любовь, дергая избранницу за косички, обзываясь и брызгаясь водой из лужи. Появляется осознанное желание нравиться, быть самым привлекательным среди детей своего пола. Ребёнку льстит то, что кто-то из ровесников в него влюблен, даже если он не чувствует ответной симпатии. Уже в столь юном возрасте он может эксплуатировать поклонников в своих целях. В то же время переживания детей становятся глубже, а привязанность к объекту любви - более прочной. Ребенок способен испытывать длительную неприязнь к соперникам, сравнивать себя с ними, пытаясь найти причину собственной неудачи. Малыш уже может объяснить, почему ему кто-то нравится. У него всё чаще возникает потребность обсудить свои переживания или получить помощь в установлении отношений с объектом любви. Родители могут скорректировать поведение ребенка, посоветовав ему не быть слишком навязчивым или, наоборот, не бояться подойти познакомиться первым. Не следует "успокаивать" ребенка следующим образом: "Да забудь ты этого Вову, у тебя ещё сто таких будет, даже лучше!" (не придется ли вам потом упрекать свою взрослую дочь в том, что она меняет партнеров, как перчатки?). Да, если объективно оценивать ситуацию, Вова вряд ли станет вашим зятем, и по крайней мере через месяц его место займет Петя. Но не это нужно объяснять пятилетней Джульетте! Сейчас всё её маленькое существо изнутри сжигает гремучая смесь эмоций, состоящая из нежности, обиды, боли и грусти. Всё это вы сами не раз испытывали в детстве и юности, и с высоты своих лет знаете, что время притупляет любые переживания. Но если сказать об этом ребенку, он не поверит. В ваших словах он услышит нежелание воспринимать его проблему всерьез и призыв относиться к ней так же. Важно объяснить малышу, что неудача в любви не является показателем его недостатков и что он ничем не хуже своего соперника. Дайте ему понять, что наверняка он тоже нравится тому, к кому сам равнодушен, что взаимная любовь встречается гораздо реже безответной, но в его жизни она обязательно будет. От 7 до 12 лет (дневничок от АСТ-пресс) Этот период можно назвать началом детского романтизма. Стереотипы мужского и женского поведения усвоены уже достаточно прочно, и не последнюю роль в этом играют фильмы и книги. Дети идентифицируют себя с их героями и стараются вести себя так же. Например, насмотревшись латиноамериканских сериалов, самозабвенно играют в каких-нибудь "Лауру и Хуана-Карлоса". Девочки мечтают о красивой свадьбе и о детях, а мальчики - о том, как они совершат подвиг и спасут свою возлюбленную. Ребенок может целыми днями думать об объекте своего обожания, ходить в школу только для того, чтобы его увидеть, и репетировать перед зеркалом слова, которые скажет при встрече. Часто дети влюбляются в людей более старшего возраста: в учителей, в братьев и сестер своих друзей или даже в их родителей. Девочки и мальчики по группкам обсуждают, кто в кого влюблен, пишут любовные записки и заполняют самодельные "анкеты", чтобы побольше узнать друг о друге. Начинается пора первых ухаживаний. Привязанность, начавшаяся в этом возрасте, может оказаться настоящим серьёзным чувством и сохраниться в течение всей жизни ребенка. Дети очень болезненно реагируют на разлуку с объектом любви, например, при переходе в другую школу или в результате отъезда из летнего лагеря. Они ещё не настолько самостоятельны, чтобы продолжать часто видеться, а переписка или обмен телефонными звонками не может заменить личного общения. К концу этого периода в общих чертах формируется стратегия поведения с людьми противоположного пола, которая в дальнейшем будет только корректироваться в зависимости от приобретаемого опыта. Дети самостоятельно анализируют свои чувства и чувства других, обращают внимание на малейшие особенности поведения объекта симпатии: он попросил ластик у меня, а не у соседа по парте - значит, любит! На этом этапе родители могут вместе с ребенком подробно разбирать допущенные ошибки, искать пути примирения после ссоры с возлюбленным или придумывать, как привлечь его внимание. Это научит ребенка в будущем хорошо разбираться в себе и в людях. От 12 и старше Возможно, это вас огорчит, но ваш "малыш" подрос и всё чаще задумывается о сексе и своей сексуальной привлекательности. Скажете, вы в 13 лет ещё в куклы играли? Времена меняются, и нынешние дети в этом возрасте замечают, что у Барби есть грудь, а у Супермена - мощные бицепсы, и мечтают выглядеть не хуже. Отныне любовь прочно ассоциируется с поцелуями и объятьями. Появляется новая проблема: подростки ещё не умеют справляться со своими желаниями, поэтому иногда любят не того, кого хотят, а хотят не того, кого любят. К тому же желание часто принимается за любовь. Тех, у кого есть бой- или гёрлфренд, сверстники уважают, а тем, кто уже успел сменить нескольких - завидуют. Большой популярностью пользуются пошлые анекдоты и волнующие истории о потери девственности. Тем не менее романтизм отношений не теряет своей ценности. Огромное значение придается танцу с возлюбленным, взглядам, улыбкам и нежным словам. Для этого возраста характерен своеобразный фетишизм - обмен фотографиями, шарфами, шапками, позволяющий постоянно носить с собой частицу объекта симпатии. Подростки в этом возрасте живут с ощущением приближения "большой любви", которая вот-вот наступит. Поэтому, как бы желая ускорить её появление, сильно идеализируют образ любимого. Никакие доводы не убедят вашу впечатлительную дочь в том, что долговязый прыщавый Лёша скорее похож на Савелия Крамарова в комедии "Джентльмены удачи", чем на красавчика Патрика Свейзи из фильма "Грязные танцы". Очень острую реакцию (вплоть до самоубийства) вызывает измена возлюбленного, хотя это может быть всего-навсего комплимент, сказанный кому-то другому. Часто родители пугаются проявлений сексуальности своих детей. Так возникает опасность опошлить их чувства, желание запугать, предостерегая от ранних связей. Почему-то при этом родители не боятся вырастить из ребенка сексуально холодного, закомплексованного человека, создав ему таким образом массу серьёзных проблем. Не надо говорить подростку, что ему рано думать о сексе. Заниматься - действительно рано, а думать - в самый раз. Наступило половое созревание, кровь кипит от гормонов, и с этого момента невозможно добиться того, чтобы подросток избавился от своих мыслей и желаний. Упрёки и давление приведут к тому, что он просто перестанет вам о них рассказывать. Задача родителей - настроить ребенка на то, чтобы он думал о сексе в будущем времени, а не в настоящем. А пока пусть у него формируется своё отношение к этой теме и понимание того, что секс неразрывно связан с ответственностью за себя и за своего любимого. Все мы мечтаем, чтобы наши дети в дальнейшем были счастливы в личной жизни. Ведь они рождаются мальчиками и девочками, чтобы вырасти и воспроизвести на свет следующее поколение малышей. Но до того, как это произойдет, им предстоит пройти долгий путь обучения отношениям с противоположным полом. Поэтому любой опыт в этой сфере имеет огромную ценность и является кирпичиком в строящемся здании под названием "Будущая семья". Несколько советов родителей, которые на практике столкнулись с проблемой несчастной любви своего чада: "Для вашего ребенка это более, чем серьёзно. Поэтому постарайтесь прислушаться к его чувствам. Если вы отнесетесь к тому, что испытывает ваш сын или дочь, как к ерунде, не стоящей выеденного яйца, вы рискуете воздвигнуть между собой и ребёнком непреодолимую преграду". Мария Котова, 37 лет, мать троих детей. "Мой сын Олег сильно переживал, когда девушка Лена, в которую он тайно был влюблён, отказалась с ним танцевать на школьном вечере. Он даже решил бросить школу и уйти в училище… На моё счастье в то лето вернулся из армии наш сосед Миша - красивый высокий парень, за которым всё время бегали девчонки. Мы были дружны с его матерью, и я под большим секретом попросила его "взять шефство" над моим сыночком. Ребята быстро сдружились, вместе ездили отдыхать. Именно Миша "затащил" Олега в клуб горного туризма, где тот и познакомился со своей будущей женой. Этот парень помог моему сыну пережить первое горькое разочарование, поддержал в трудную минуту… Я очень благодарна ему и считаю, что лучшее средство от несчастной любви - это крепкая дружба". Валентина Д., 36 лет. "Когда у моего 12-ти летнего сына "случилась" первая несчастная любовь, нам очень помогла ролевая игра. Сначала я была "той девочкой" и мы проиграли с ним все возможные ситуации: от приглашения на танец до ссоры. Потом мы поменялись ролями… Он многое понял, в том числе и то, что эта "особенная девочка" - лишь первая из тех многих, которые обязательно будут в его жизни". Раиса Ковтун, 40 лет, мать двоих детей. "Лучше всего в такой ситуации - поделиться собственным опытом. Во-первых, это подтолкнёт ребёнка к ответной откровенности, что очень важно - ведь когда человек не даёт мучающим его эмоциям вырваться наружу - всё равно ребёнок это или взрослый - это сжигает его изнутри. А во-вторых, это просто здорово, если ребёнок увидит вас в другом свете - не просто мамой и папой, а мужчиной и женщиной…" Ксения Сапожникова, 28 лет, мать дочерей-двойняшек. "Я, наверное, из тех, кого называют "безумная мать". Помню, моя дочь Ирина влюбилась в 12 лет в мальчика из старшего класса, а он совершенно не обращал на неё внимания. Ирина стала плохо учиться, потеряла интерес к жизни, замкнулась. Тогда у меня созрел план. Я выяснила всё, что могла о родителях Романа, и после некоторых усилий мне удалось установить с ними хорошие тёплые отношения. Мы стали дружить семьями. Ирина и Рома тоже подружились, моя дочь летала, как на крыльях. А через некоторое время познакомилась с другом Романа и спустя несколько лет вышла за него замуж. Недавно она призналась, что был момент, когда она была готова наглотаться таблеток из-за своей несчастной "детской" любви. Я так и не рассказала ей, как всё было на самом деле". Виктория С., 39 лет, счастливая бабушка. Мария Баулина, при участии Екатерины Бурдаевой Журнал "Наш малыш" №10, 2000


Ревность между детьми(Текст адаптирован для русского читателя) Глава 7. РЕВНОСТЬ Ревность между детьми в семье имеет древние и трагические традиции. Она вспыхивает из-за того, что родители, хотя и невольно, предпочитают одного ребенка другому. Дети любят слушать и читать рассказы о зависти и возмездии, мщении. Интересно, что их симпатии не всегда на стороне “жертвы”. НЕ ОЧЕНЬ-ТО СЧАСТЛИВОЕ СОБЫТИЕ В противоположность своим родителям дети не задаются вопросом, как рождается чувство ревности. Ревность им давно уже знакома. Независимо от искусности их подготовки к приему нового члена семьи появление маленького брата (или сестры) всегда ведет к терзаниям и ревности. Разве существует объяснение, способное примирить примадонну с появлением новой молодой звезды? Ревность, зависть, соперничество непременно будут мучить ребенка. Недопустимо не предотвратить их или не заметить, когда они уже проявляются вопреки всему. Рождение брата или сестры - первостепенный кризис в жизни ребенка. Меняется вся его “орбита”, и нужно помочь ему сориентироваться на новом пути. Чтобы оказать реальную помощь, мы должны хорошо знать своего ребенка и его истинные чувства. Объявляя ребенку о счастливом событии, лучше избегать длинных пояснений и не давать родиться ложным надеждам. Мы так любим тебя, ты такой хороший мальчик, что мы с папой решили -пусть у нас будет еще один сынок, такой же, как ты. Ты тоже его полюбишь. Это будет твой братик. Ты будешь им гордиться. И он всегда будет с тобой играть”. Это объяснение и не так уж честно, и неубедительно. Из слов родителей ребенок скорее всего сделает иной вывод: “Если бы они и вправду меня любили, то не стали бы заводить другого сына. Наверное, я им не нравлюсь, поэтому они хотят сменить меня на нового ребенка”. Горько делить материнскую любовь. По собственному опыту ребенка делить -значит получать меньше (как при дележе яблока, например, или пакетика жевательной резинки). Сам по себе “дележ” мамы с кем-нибудь уже не нравится ребенку, а мы еще ждем, что он будет этому радоваться! Увы, это вопреки всякой логике. НОВЫЙ ЧЛЕН СЕМЬИ О рождении младшего брата можно объявить ребенку без особой торжественности. Достаточно сказать: У нас будет еще один малыш”. Независимо от немедленной реакции ребенка мы знаем, что у него еще много незаданных вопросов, много мучительных сомнений. Мы должны помочь ему пережить этот кризис, преодолеть трудное для него душевное переживание. Появление младшего ребенка - угроза спокойствию старшего, от этого никуда не уйдешь. Однако снизить уровень “давления” этой неприятной новости на настроение, характер ребенка вполне можем мы, родители. Все зависит от нашего желания и умения. Вот пример того, как новость о рождении второго ребенка произвела поистине разрушительное действие в жизни семьи (это воспоминания взрослого человека о своем детстве): “Когда родился Иван, отец подвел меня к его кроватке, чтобы я на него посмотрел. И по сей день я помню этого краснолицего младенца на руках у моей матери и слышу, как отец говорит мне: Теперь ты должен вести себя как можно лучше и помогать нам, ведь у тебя есть братишка. Ты уже не единственный сын. Теперь вас всегда будет двое - ты и твой брат. Раньше ты был один, а теперь вас двое... После этого, насколько я помню, всю свою жизнь я посвятил тому, чтобы во всем быть лучше брата, а его жизнь превратить в сущий ад”. Напротив, вот такой пример показывает, как следует родителям предварять своим рассказом появление нового члена семьи. Когда пятилетняя Вера узнала, что у мамы будет ребенок, она была на седьмом небе от радости. В разговоре с матерью она нарисовала идиллическую картину чудесной жизни с братиком. Но мама не стала поощрять такой “однобокий” взгляд дочери на будущее. Вместо этого она сказала: Братик не только принесет нам радость, но и потребует забот: будет плакать, всем мешать, надоедать. Часто придется стирать его мокрые и грязные пеленки, надо будет кормить его, одевать, за ним ухаживать. Ты можешь подумать, что мама забыла о тебе, станешь ревновать братика ко мне. Тебе покажется, что я люблю только братика, а тебя разлюбила. Если тебе такое придет в голову, обязательно скажи мне об этом. Ты увидишь, что я люблю тебя не меньше, чем братика, и не будешь больше об этом думать и волноваться. Ты поймешь, что я люблю тебя”. Некоторые родители не захотят говорить с ребенком таким образом, будут колебаться. Но надо заметить, что все это отнюдь не является для ребенка новостью. Наши слова только принесут пользу: они выразят понимание детских чувств. Ребенок не будет знать за собой вины, зато станет доверять родителям и говорить с ними свободнее. Лучше позволить ребенку вслух выражать те чувства, которые он имеет право испытывать, чем знать, что он мучается и страдает один, молча. ПРИЗНАКИ РЕВНОСТИ Если дети подавляют в себе чувство ревности, оно все равно проявляется скрытым образом, в основном в плохом поведении. Вот, например, ребенок ревнует младшего брата к родителям, но говорить о своих “плохих” чувствах вслух ему запрещено. Тогда ему может присниться сон, в котором он сбрасывает братика с десятого этажа. Тут он с криком просыпается и даже бежит к кроватке проверить, там ли еще малыш. Родители, увидев такую сцену, легко примут чувство ребенка за выражение нежной любви к братику, тогда как это всего лишь облегчение (сон оказался всего лишь сном). В ночных кошмарах дети часто выражают то, что боятся сказать словами. Лучше позволять им сказать о своей ревности или злости родителям, чем доводить дело до страшных снов. Вскоре после рождения сестры у пятилетнего Валеры начались странные приступы: он хрипло, со свистом кашлял, задыхался. Родители пригласили врача, но тот не смог найти оснований для этих приступов в анамнезе больного. Позже выяснилось, что истинной причиной этому была ревность. Валере пришлось научить выражать свои отрицательные чувства словами, а не приступами астмы. У одних детей ревность проявляется в кашле, кожных реакциях. Другие начинают мочиться в кровать, выражая этим свой протест. Третьи грызут ногти, чешутся. Есть и такие, что переходят к разрушительным действиям: бьют посуду, ломают вещи. Всем этим детям необходимо научиться выражать свои чувства не косвенно, а в словах, легко понятных окружающим, в первую очередь родителям. РЕВНОСТЬ МНОГОЛИКА Прежде всего родителям необходимо признать, что дети несомненно ревнуют друг друга к матери или отцу, даже если это и не бросается в глаза. Ревность многолика, она скрывается в самых неожиданных реакциях и поступках. Она может проявляться в постоянном соревновании между детьми или же в отсутствии всякого желания соревноваться, в необходимости во всем быть и считаться первым или в невиданной скромности, в безрассудной щедрости или в невероятной жадности. Горькие плоды неразрешенного в детские годы соперничества оставляют свой след и в жизни взрослых. Один человек не может не обгонять любую проезжающую мимо машину. Другой не может с достоинством закончить проигранную партию в пинг-понг. Третий готов прозакладывать все свое состояние по любому поводу. Четвертый, не желая отставать от других, обещает то, чего выполнить не в силах, и так далее. Последствиями детских соперничеств также являются у взрослых отказ от сопротивления жизненным неудачам, нежелание идти навстречу трудностям, бороться за осуществление своих прав. Таким образом, соперничество между детьми в семье влияет на развитие их как личностей гораздо больше, чем думают взрослые. ИСТОКИ РЕВНОСТИ Ревность проистекает из желания ребенка быть единственным любимцем матери. Он не хочет и не может терпеть соперников. Если в семье появляется еще один ребенок (или несколько), начинается борьба за “большую” любовь родителей. Это соперничество может быть явным или скрытым в зависимости от того, как к проблеме ревности относятся родители. Иногда взрослых так сердит любое проявление соперничества, что они строго за него наказывают детей. А в некоторых семьях родители стараются не давать детям повода для ревности. Они убеждают детей в том, что любви на всех хватает одинаково и поэтому ревновать не стоит. Похвалы, подарки, поцелуи, новая одежда, вкусные блюда распределяются поровну, всем достается по справедливости. Но, к сожалению, ни тот, ни другой метод не решает этой сложной проблемы: каждый ребенок хочет, чтобы его любили больше, чем других. Поскольку выполнить это желание нельзя, полностью покончить с проблемой ревности невозможно. Зато от нас, взрослых, зависит, будет огонь ревности тихонько тлеть или же вспыхнет до самых небес. При прочих равных условиях ревность и зависть могут быть вызваны у детей разницей в возрасте, разницей между полами. Старшему брату завидуют потому, что он обладает большими привилегиями, независимостью. Малышу завидуют потому, что о нем родители больше заботятся. Сестры завидуют братьям, так как те пользуются большей свободой действий. Братья завидуют сестрам, потому что девочкам уделяют больше внимания. Опасность появляется тогда, когда родители, руководствуясь собственными симпатиями, подчеркивают разницу полов и возрастов. Когда папа и мама предпочитают беспомощного младенца самостоятельному старшему сыну (или наоборот), чувство ревности растет. То же самое происходит, если ребенка больше ценят за его красоту, пол, ум, музыкальный слух или умение достойно вести себя в обществе. Вполне естественно, что большая природная одаренность одного ребенка вызывает зависть у другого, но чувство беспощадного соперничества порождается только чрезмерными похвалами одному из детей в ущерб другому. Мы вовсе не предлагаем отношения с детьми нивелировать, относиться к старшим и младшим детям одинаково. Напротив, чем старше ребенок, тем больше у него привилегий, но тем большую ответственность он несет за свои поступки. Например, старшему сыну полагается больше карманных денег, больше свободы в выборе друзей, да и спать он ложится позже. Эти привилегии родители дают детям открыто, но не вызывающе: так, чтобы все дети стремились с возрастом их добиться. Младший ребенок завидует старшему. Мы должны помочь ему справиться со своими чувствами, но не при помощи объяснения фактов. Нужно лишь выразить наше понимание этих чувств. Конечно, ты хотел бы ложиться спать попозже. Тебе хочется скорее вырасти. Ты думаешь: “Хорошо бы мне сейчас было не шесть, а уже девять лет”. Я все понимаю, но тебе уже пора ложиться спать. Родители не должны усиливать чувство ревности, предлагая детям приносить друг другу жертвы: Малышу нужна твоя кроватка. А ты можешь спать на тахте. К сожалению, мы не можем купить тебе новые коньки в этом году: малышу нужна зимняя одежда. Опасность заключается вот в чем: ребенок не столько жалеет о коньках, сколько чувствует, что его обделили любовью. Следовательно, подобные пояснения нужно делать с любовью к ребенку и с пониманием его истинных чувств. КАК “ЛЕЧИТЬ” РЕВНОСТЬ Маленькие дети выражают свою ревность далеко не дипломатически: они спрашивают, можно ли отослать новорожденного обратно в больницу. Более энергичные малыши начинают вести агрессивные действия против младенцев: волочат их По полу за ноги, дергают за руки и за ноги, бьют, щиплют при всяком удобном случае. Мы, родители, не можем допустить, чтобы дети таким образом преследовали друг друга. Всякого рода садистские разговоры или действия должны немедленно пресекаться, потому что они одинаково вредны и для мучителя, и для его жертвы. К счастью, чтобы защитить младшего ребенка, нет необходимости ущемлять достоинство старшего. Когда мы видим, что трехлетний ребенок мучает маленького братца, нужно немедленно остановить его и открыто объяснить ему мотивы подобного поведения: Ты не любишь братика. Ты сердишься на него. Покажи мне, как ты сердишься. Я посмотрю. Ребенку нужно дать большую куклу, пусть изливает свой гнев на нее. Пусть задаст ей трепку, бросит ее на пол, наступит на нее. Мы не предлагаем ему наказаний на выбор. Наша задача - не выдавая своей реакции, пронаблюдать за выражением чувств ребенка и понимающе прокомментировать то, что мы видим. Пусть нас не удивляет и не пугает его ярость, жестокость его поведения. Будет гораздо лучше, если гнев его обрушится на голову куклы, а не выльется на маленького братика или не “перегорит” в душе. Наши комментарии должны быть краткими и ясными: -Ты здорово рассердился, это видно! Теперь мама все знает. Когда ты разозлишься, скажи мне, ладно? Таким образом, этот метод гораздо легче помогает справиться с ревностью, чем физические наказания и оскорбления. Напротив, такое поведение родителей, как в нижеследующем примере, совсем нежелательно. Когда мать увидела, что четырехлетний Уолтер за ноги волочит по полу маленького братца, она разразилась криком: Что ты делаешь? Ты что, хочешь убить его? Хочешь убить своего брата? Разве ты, не понимаешь, что он может навсегда стать калекой? Сколько раз я тебе говорила, не вынимай братика из кроватки! Не подходи к нему, слышишь, не подходи! Старшим детям также надо показывать, как побороть ревность. С ними можно говорить более открыто: Ясно, что тебе не нравится братик. Тебе хочется быть единственным ребенком в семье. Ты хочешь, чтобы я была только с тобой. Ты злишься, когда мы хлопочем и волнуемся из-за малыша. Ты хочешь, чтобы я поиграла с тобой. Ты так разозлился, что ущипнул братца. Этого делать нельзя, но если тебе одиноко, скажи мне об этом. Если ты почувствуешь, что тебе одиноко, скажи мне. Я с удовольствием побуду с тобой, чтобы ты не думал, что я о тебе совсем забыла. ЛЮБОВЬ НЕПОВТОРИМА Те родители, которые хотят быть сверхчестными по отношению к каждому из своих детей, в конце концов начинают сердиться на них всех. Ничто так не пугает, как строго отмеренная, для всех равная любовь. Когда мать не может дать одному из детей яблоко побольше или поцеловать его покрепче, жизнь в доме становится невыносимой. Постоянная необходимость сохранять такое равновесие создает напряженность, порождает злость и усталость. А ведь детям совсем не нужна любовь в равных пропорциях! Они хотят, чтобы любовь родителей к каждому из них была неповторимой. Да, мы любим своих детей по-разному, и нет нужды притворяться, что это не так. Каждого ребенка мы любим единственной любовью, и не стоит тщательно скрывать это. Чем больше мы стремимся к “уравнению” наших чувств к детям, тем внимательнее они высматривают кажущуюся несправедливость. Против своего желания мы начинаем обороняться, едва заслышав ребячий боевой клич: “Нечестно! Не стоит поддаваться! Недопустимо доказывать детям, что мы не виноваты, опровергать их обвинения, ссылаясь на смягчающие обстоятельства. Не следует пытаться объяснить создавшуюся ситуацию, наше отношение к ней. Не следует вступать в долгие споры по поводу “честности” или “нечестности” нашего поведения. И прежде всего не делить нашу любовь к детям на “порции” во имя недостижимого равновесия и равноправия. Необходимо, чтобы дети чувствовали, что каждого из них мы любим особенной, неповторимой любовью. Когда мы проводим время с детьми, будь это несколько часов или несколько минут, надо посвятить себя им полностью в это время. Пусть мальчик почувствует, что он наш единственный сын, а девочка - что она единственная дочь. Когда мы гуляем с одним из детей, не нужно все время с тревогой думать о другом, говорить о нем, покупать ему подарки. В это время делить наше внимание надвое недопустимо. Читайте также другие главы книги Хайма Гиннота: Родители и дети. Некоторые принципы ведения разговораРодители и дети. Критикуем и хвалим по-новомуРодители и дети. Уважайте себя и ребенка!Родители и дети. Ответственность и независимостьРодители и дети. Дисциплина. Границы дозволенногоРодители и дети. День ребенкаРодители и дети. Ревность: как с ней справиться?Родители и дети. Некоторые причины страха у детей


НеряхаСлово «неряха», столь часто используемое нами, этимологически восходит к слову «рядиться». Неряха – значит «не ряженый», не наряженный, не приведший свой вид в порядок. Это слово вызывает у нас устойчивую ассоциацию с неопрятным, грязным, неорганизованным человеком, не желающим следить за своим внешним видом. В действительности же внешняя неряшливость – лишь одна из сторон более глобальной проблемы, поражающей многих людей: проблемы неорганизованности. Откуда берутся неряхи? Слово «организованность» происходит от греческого organiso («устрояю», «созидаю») и обозначает упорядоченную систему отдельных элементов, связанных в одно целое. Близкое по звучанию слово «организм» - есть не что иное, как набор органов, членов, частей, связанных в единое целое, функционирующее для своего же блага. Все части тела находятся в таком положении друг для друга, что взаимно дополняют и заботятся друг о друге. Удивительно то, что в человеческом теле «уживаются» почти все элементы таблицы Менделеева, подчас совершенно не совместимые и «конфликтующие» друг с другом. Это, пожалуй, наилучший пример организованности. Человек организованный – человек, упорядочивший все сферы своей жизни. Это дается не всегда просто и легко. Гораздо легче и проще пустить все «на самотек», жить без всяких правил и принципов. Результатом такого подхода будет неорганизованность, выливающаяся в очевидную всем неряшливость. Организованный ребенок – явление, скорее, выходящее за пределы обычного положения дел, чем наоборот. Другими словами, организованный ребенок (как, впрочем, и человек взрослый) – это тот, в отношении которого приложено некое усилие. Для того чтобы выработалась привычка, необходимо потратить некоторое время. Причем, важно привить эту привычку таким образом, чтобы она не стала тяжкой обузой для ребенка, чтобы он ее не ненавидел в течение всей своей жизни. Некоторые родители любят «поддавливать», применяя излишнюю строгость и педантичность по отношению к детям. Порой можно наблюдать, как мамы и папы совершают безрассудные поступки, пытаясь создать для своих чад такие условия, в которых бы они ни в чем не нуждались. Некоторые сверх организованные мамаши записывают детей во всевозможные студии, секции, кружки и курсы, считая, что посредством этого их дети опередят в развитии своих сверстников. Но опыт жизни показывает, что ребенок, чей график расписан по часам и минутам, не обязательно будет гармонично развиваться и вырастет в организованного интеллектуала-спортсмена. Как же оказаться мудрыми родителями: привить добрые навыки порядка и вместе с тем не вызвать чувство отвращения у детей ко всем этим правилам? Что такое беспорядок? Вспоминая выражение профессора Преображенского, можно сказать, что беспорядок начинается не в клозетах, а в головах. Все, что мы делаем – есть отражение нашего внутреннего мира, нашей души, эмоций, отношения к реальности. Если в душе разруха, беспорядок будет и в доме, и в отношениях с близкими и друзьями. Человек не может слишком долго иметь поведение, отличающееся от его реального состояния. Внутренняя гармония также выражается в гармонии внешней. Шедевры музыки, живописи, поэзии – это все лишь отражения состояния души отдельных личностей, умевших «ловить» впечатления и воплощать их в строки или ноты. Беспорядок не может существовать сам по себе, он существует всегда как отрицание порядка. Следует согласиться с тем, что беспорядок – образ жизни (как и порядок), а не только способ раскладывания вещей в помещении. Организованность и порядок есть наличие системы, системы в мыслях, жизненных ценностях, воплощающихся в поступках. Человек так устроен, что ищет системы (ищет во всем причины и следствия; ищет для каждой вещи ее места в природе). Вспомните забавную «Путаницу» Корнея Чуковского, в которой животные перепутали свои роли (утята начали квакать, котята – хрюкать и т.п.). В это сказке показана в простейшей форме сама суть беспорядка – отсутствие системы и исполнения вещами своих ролей. Порядок – есть оптимистичное отношение к жизни, а не тяжелая обуза, которую следует нести в силу чьей-то «злой» воли. В одном из английских военных училищ для подростков (наподобие Суворовского училища) воспитанников учили не просто складывать вещи аккуратно, но из стопки сложенной одежды формировать веселую рожицу: сложенные носки изображали улыбающийся рот и нос. Спрашивается, зачем это нужно? Не достаточно ли было просто заставить складывать одежду ровно, без морщин и складок? Ответ прост: командиры хотели этим простым действием показать детям, что порядок – это не просто перпендикуляры и параллели, а это веселая улыбка твоих собственных вещей тебе же. Порядок не может быть частичным в жизни. Наверняка мы могли отметить для себя, каким диким бывает, например, такое сочетание: красивый, одетый с иголочки, опрятный молодой человек в разговоре «гнет матом как сапожник». Организованность и порядок – чистота во всех сферах жизни. Итак, беспорядок нельзя просто отрицать, нужно утверждать порядок. В попытках привить ребенку аккуратность и организованность необходимо: Дать ребенку ясное представление о том, что такое порядок. Сделать понятным для детей то, почему порядок – это хорошо, почему порядок – гораздо лучше беспорядка. Для того чтобы эти объяснения имели силу, нужно чтобы они шли «от сердца»: чтобы вы говорили о том, что действительно близко вам самим, иначе дети вам не поверят. Чтобы это состоялось, нужно самим быть порядочными людьми. Нужно иметь моральные ценности Нужно верить, что в жизни побеждает добро, а не зло Нужно делать эти принципы основанием любой мотивации и объяснениями поступков. Практические советы по воспитанию организованности Совет 1. Объясните ребенку, где живут его игрушки и вещи Для того чтобы идея упорядоченности укоренилась в детском сознании, попытайтесь снизойти на детский уровень. Не пытайтесь требовать порядка от ребенка на уровне взрослого. Помните, что ребенку сложно запомнить такие простые (на взгляд взрослого) вещи как правило и порядок. Для детей все необходимо преподавать в примерах и образах. Если вашему сыну или дочке уже есть 2 года, можно попробовать поиграть в игру «Царство вещей и игрушек». Представьте для него весь дом как некое царство, в котором живут книги, вещи, игрушки и т.д. Расскажите, что у каждой вещи в этом царстве есть свое место, свой дом. Вечером каждая вещь хочет возвращаться домой: книги на полку, игрушки – в коробку для игрушек, одежда в шкаф. Также объясните, что мама и папа также возвращают все вещи на их места, так как тоже живут в этом царстве. Объясните, что за игрушки, книжки, одежду отвечает именно он (ваш ребенок) и что вещи ждут, когда их вернут домой. Эта игра хорошо закрепляет в сознании детей идею, что каждая вещь имеет свое место. Посмотрите с ребенком мультфильмы, которые рассказывают о том, что нужно быть аккуратным, почитайте сказки, рассказы, стихи на эту тему, чтобы фантазия ребенка порождала позитивные образы порядочного человека. Совет 2. Поиграйте в порядок Процесс наведения порядка может выражаться в игровой форме. Например, в виде веселых соревнований: если у вас несколько малышей, можно устроить соревнования для них, кто быстрее соберет вещи. Можно придумать символические призы, но не нужно делать большой разницы в ценности призов, чтобы дети не почувствовали себя обделенными или обезличенными. Главное в этом соревновании – участие детей. Центральной задачей во всех этих играх является формирование характера ребенка, а не качество уборки в первую очередь. Качество может улучшаться со временем, нужно чтобы была сформирована привычка. Не злоупотребляйте вознаграждениями. Старайтесь почувствовать, когда ребенок начинает делать что-то ради вознаграждения. Изменяйте формы поощрения, проявляя в этом творчество. Совет 3. Ведите за собой, а не подгоняйте сзади Всегда ведите ребенка за собой, а не подгоняйте его. Если речь идет о наведении порядка, не просто провозглашайте свою волю с «башни из слоновой кости», а вместе с ребенком выполняйте то, к чему вы его подвигаете. Не заставляете его, а приглашайте принять участие. Через такой подход ребенок поймет, что порядок и организованность это: не тяжелая обязанность, а радостное увлечение, общие семейные ценности, которые вы уважаете. Соберите вместе с ребенком игрушки, пригласите его с собой помыть посуду, скажите ему, что нуждаетесь в его помощи в приготовлении супа. Это важно для формирования отношения к повседневным делам. Совет 4. Не уставайте напоминать о простых вещах Если ребенок не запоминает всех правил порядка, не отчаивайтесь. Не уставайте напоминать о простых вещах день за днем. Повторяйте такие элементарные требования, как: Мытье рук после туалета, Чистка зубов после еды, Расправление полотенца на вешалке после вытирания рук, Уборка обуви на полку после того, как ребенок разулся и т.п. Пусть каждое напоминание не вызывает у вас раздражение. Не нужно кричать на детей, если правила не выполняются автоматически. Не считайте, что дети умышленно вас раздражают, игнорируя ваши требования. Скорее всего, они просто не запоминают этих мелких деталей. Многократные повторения дают свои результаты: «кирпичики» напоминаний постепенно формируются в монолит организованности. Совет 5. Создайте естественные ритмы наведения порядка Не секрет, что вся наша жизнь состоит из определенных ритмов. Мы живем в суточном, недельном, месячном ритмах. Попытайтесь органически «привязать» элементы организованности к естественным событиям этих ритмов. Привяжите к пробуждению уборку постели, проветривание спальни, умывание, пусть это будет естественными моментами жизни. К приему пищи присовокупите уборку со стола и мытье посуды, тогда ваша раковина не будет ломиться от грязных тарелок: посуда будет всегда чистой и убранной. Отход ко сну свяжите с такими вещами как прием душа, складывание вещей, уборка игрушек. Если вы верующие, то пусть в вечерний набор действий входит молитва, постепенно формируя добрую привычку. Не отчаивайтесь, если не получается все сразу по-вашему. Говорят, что для лидеров самое нелюбимое слово – «процесс». Руководители хотят всего сразу. Родители – также лидеры для своих детей. Пусть процесс не пугает вас, главное быть искренними и последовательными.


Привычка некоторых детей вымогать подаркиПривычка некоторых детей вымогать подарки способна отравить жизнь их родителям. С таким ребенком опасно заходить в любой магазин – даже в галантерейном отделе он найдет то, что ему, оказывается, давно и страстно хотелось иметь, и заставит мать сделать ненужную покупку. Вымогательство такого рода – враг семейного бюджета и источник скандалов на людях (кто из нас не был свидетелем подобных сценок?). Можно ли отучить ребенка от этой нехорошей привычки? Как и любую другую, ее легче предупредить. Если не подумали об этом заранее – не дать укорениться. Прошляпили и тут нужный момент – придется приложить немалые усилия, но иного выхода нет. С раннего возраста ребенок должен знать, что подарки делаются ПО СЛУЧАЮ. Например, по случаю дня рождения, именин, праздников, успешного окончания четверти, спортивной победы и т. д. То есть для подарка нужен повод. (Разумеется, повод можно найти каждый день, но тогда – будут ли в нашей жизни праздники?) Как бы ни было туго с финансами, ни день рождения, ни елку отменить нельзя, поэтому стоит заранее откладывать деньги с этой целью. Ребенок должен быть уверен, что без подарка родители в праздник его не оставят. (Это ведь не просто кулек сладостей, машинка или кукла, это знак – "дома все хорошо, меня любят".) Кроме подарков существуют гостинцы. Хорошо, если у вас в семье принято с зарплаты покупать что-нибудь вкусненькое, чего не едят каждый день. Также полезно, когда дети знают, что без гостинцев папа из командировки не возвращается или у бабушки не заведено приходить в гости с пустыми руками (кстати, к бабушке тоже). Таким образом, все вышеназванные события прочно связываются в сознании ребенка с понятием "повод". При этом очень важно соизмерять повод и "размер" подарка или количество гостинцев, чтобы не провоцировать у чада появление непомерных аппетитов. Как правило, у маленького вымогателя сильно развито чувство зависти, и каждый раз он просит вас купить ему новую игрушку, увиденную им у других детей. Здесь могут помочь несколько правил. Ребенок должен знать, что вы в принципе намерены ему покупать что-то. Для этого назначьте определенный день, например последнее воскресенье месяца, когда вы будете вместе отправляться в магазин игрушек с целью сделать покупку. Непременно назовите повод – допустим, за хорошее поведение в течение месяца. То есть это уже не подарок и не гостинец, а поощрение. Лишить ребенка этого поощрения можно только в случае серьезного проступка. Иначе будет просто нечестно. Пресекайте попытки затеять разговор о покупках среди месяца – вы же договорились? Подарите ребенку копилку и предложите собирать деньги на покупку. Попросите бабушек-дедушек какое-то время вместо гостинцев приносить мелкие деньги. Скажите ребенку, что денег на игрушки и сладости сейчас нет, а те, что у вас в кошельке или на карточке, это ДРУГИЕ деньги – на продукты, заплатить за квартиру, воду, свет, ему на ботинки, папе на свитер, маме на сапоги. Говорите спокойным тоном, не оправдываясь, а поясняя. Так он узнает, что деньги в семье распределяются и не он один претендует на ограниченную сумму. Определите, к какой категории вымогателей относится ваш ребенок. Есть дети, которым лишь бы купили, неважно что – хоть бублик, хоть календарик. Для них выйти из дома и по дороге не купить ничего из того, что попадется на глаза, – просто невыносимо. Получив отказ, они начинают рыдать, работая на публику. Брать с собой в магазин таких детей – значит каждый раз рисковать оказаться в центре внимания. Вторая категория – дети, которые требуют купить им определенную вещь, увиденную у других или приглянувшуюся в магазине. Они методично, целенаправленно доводят родителей до невменяемого состояния своим нытьем, злобным молчаньем, перемежаемым унизительными просьбами, так что в конце концов добиваются своего. Первая категория – это обычно дети, у которых недостаточно развито воображение. Они не умеют "играться в игрушки", использовать один и тот же предмет в разных ролях. Поэтому их радует не сама вещь, а факт ее покупки. При этом удовольствие длится недолго, дальше они не знают, что с ней делать и – вполне логично – жаждут, чтобы им купили что-то новое. Это процесс бесконечный. Попробуйте научить такого ребенка игре с обычными предметами и теми игрушками, которые у него уже есть. Если вы сами не оладаете развитым воображением или уже забыли, как это делается, пригласите в гости кого-нибудь из знакомых детей, кто умеет это делать. Во-первых, ваши игрушки для гостя будут новыми, а значит, приобретут вторую жизнь и станут привлекательнее в глазах их маленького хозяина. Во-вторых, ваш ребенок постепенно будет вовлечен в процесс игры. Примите и вы в нем участие, подскажите, например, как устроить "озеро" (налить воду в глубокую тарелку), "каток" (заморозить воду, поставив тарелку в морозилку), построить ковер-самолет (ковром застелить стол). Обязательно приготовьте для детей какое-нибудь угощение, можно сделать это частью игры. Кроме того, дети могут приносить свои игрушки, а ваш малыш, отправляясь в гости, брать свои. Вывод: не обязательно покупать все время новое, достаточно просто играть всем вместе. Вторая категория – как правило, дети, которых волнует, как они выглядят в глазах окружающих. Требуя от родителей купить им какую-то игрушку или вещь, они преследуют цель не отстать от других или даже выделиться из общей массы. Это стремление родителям важно перевести в иную плоскость. Например, займите ребенка тем, к чему у него есть склонность и в чем он может проявить себя с лучшей стороны, добиться успеха. Это могут быть занятия спортом ли выпечка пирожных – не важно, лишь бы приносило удовлетворение самому ребенку, позволяло ему гордиться собой.


Copyright © 2012-14 Здоровье и воспитание детей
  Яндекс.Метрика