Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
CHILD DOC - здоровье, воспитание, развитие ребенка
р

Ухмылка

От ухмылки нахмуренный денек светлей!

От ухмылки в небе радуга проснется.

Поделись улыбкою собственной

И она к для тебя не раз еще возвратится!

Тогда и наверное вдруг запляшут облака,

И кузнечик запиликает на скрипке!

С голубого ручейка начинается река,

Ну а дружба начинается с ухмылки!

С голубого ручейка начинается река,

Ну а дружба начинается с ухмылки!

От ухмылки солнечной одной

Закончит рыдать самый печальный дождь,

Сонный лес простится с тишью

И захлопает в зеленоватые ладоши!

Тогда и наверное вдруг запляшут облака,

И кузнечик запиликает на скрипке!

С голубого ручейка начинается река,

Ну а дружба начинается с ухмылки!

С голубого ручейка начинается река,

Ну а дружба начинается с ухмылки!

От ухмылки станет всем теплей,

И слону и даже малеханькой улитке!

Так пускай всюду на земле

Как будто лампочки врубаются ухмылки!

Тогда и наверное вдруг запляшут облака,

И кузнечик запиликает на скрипке!

С голубого ручейка начинается река,

Ну а дружба начинается с ухмылки!

С голубого ручейка начинается река,

Ну а дружба начинается с ухмылки!

Совместно забавно шагать

Совместно забавно шагать по просторам,

По просторам, по просторам!

И, естественно, припевать лучше хором,

Лучше хором, лучше хором!

Спой-ка с нами, перепелка-перепелочка.

Раз иголка, два иголка-будет елочка.

Раз дощечка, два дощечка-будет лесенка,

Раз словечко, два словечко-будет песенка.

Совместно забавно шагать по просторам,

По просторам, по просторам!

И, естественно, припевать лучше хором,

Лучше хором, лучше хором!

В небесах зари полоса заполощется.

Раз березка, два березка-будет рощица,

Раз дощечка, два дощечка-будет лесенка,

Раз словечко, два словечко-будет песенка.

Совместно забавно шагать по просторам,

По просторам, по просторам!

И, естественно, припевать лучше хором,

Лучше хором, лучше хором!

Нам счастливую тропинку избрать нужно.

Раз дождинка, два дождинка-будет радуга,

Раз дощечка, два дощечка-будет лесенка,

Раз словечко, два словечко-будет песенка.

Совместно забавно шагать по просторам,

По просторам, по просторам!

И, естественно, припевать лучше хором,

Лучше хором, лучше хором!

Дорога добра

Создатель слов - Энтин Ю., композитор - Минков М.

Спроси у жизни серьезной

Какой идти дорогой,

Куда по свету белоснежному

Отправиться утром.

Иди за солнцем следом,

Хоть этот путь неведом,

Иди, мой друг, всегда иди

Дорогою добра.

Иди за солнцем следом,

Хоть этот путь неведом,

Иди, мой друг, всегда иди

Дорогою добра.

Забудь свои заботы,

Падения и взлёты,

Не хнычь, когда судьба себя

Ведёт не как сестра.

Но если с другом худо,

Не надейся на волшебство,

Торопись к нему, всегда веди

Дорогою добра.

Но если с другом худо,

Не надейся на волшебство,

Торопись к нему, всегда веди

Дорогою добра.

Ах, сколько будет различных

Колебаний и соблазнов,

Не запамятовай, что это жизнь,

Не детская игра.

Ты прочь гони соблазны,

Усвой закон внегласный,

Иди, мой друг, всегда иди

Дорогою добра.

Ты прочь гони соблазны,

Усвой закон внегласный,

Иди, мой друг, всегда иди

Дорогою добра.

Спроси у жизни серьезной

Какой идти дорогой,

Куда по свету белоснежному

Отправиться утром.

Ты прочь гони соблазны,

Усвой закон внегласный,

Иди, мой друг, всегда иди

Дорогою добра.

Ты прочь гони соблазны,

Усвой закон внегласный,

Иди, мой друг, всегда иди

Дорогою добра.



Закон Божий и Хроники НарнииТо, что я собираюсь сделать, относится к уровню не самых признательных занятий. Перелагать поэзию в прозу и рассуждать о том, "что желал сказать живописец этим образом" - дело очень школьное.

Но конкретно особенности нашего школьного воспитания и понуждают меня взяться за истолкование сказок К. С. Льюиса из цикла "Хроники Нарнии", вышедших уже несколькими изданиями.

Сам Клайв Стейплз Льюис (как и его сограждане и современники Честертон и Толкиен) писал для людей, которые имели возможность учить "Закон Божий" в школе. С одной стороны, это знакомство с сюжетами священной истории позволяло им узнавать с полуслова аллюзии и намеки. С другой, школьное знакомство с Библией очень нередко потворствовало укреплению худшего вида неверия - другими словами той сухой и рассудочной полуверы, которая тем надежнее заслоняет совесть от укоров Евангелия, чем тверже вызубрила библейские тексты.

Понятно, что очень назойливо в таком случае проповедовать нельзя и нужно находить возможность свидетельствовать об Правде, никаким образом не вызывая в памяти интонации школьной законоучительницы. И вот, чтоб английскую консервативность направить не к консерватизму греха, а консерватизму евангельских ценностей, Честертон пишет детективы об отце Брауне, а Толкиен - истории о хоббитах. Льюис пишет с той же целью сказки о таковой стране Оз, в какой на каждом шагу читатель неожиданно встречает то, чего никак повстречать не ждал - намеки не на вчерашнюю парламентскую сплетню, а на те сенсационные действия, которые, казалось бы, безвыходно устарели и издавна стали никому не увлекательны (по той причине, что произошли они не в Лондоне, а в Палестине, и даже не позавчера, а много веков тому вспять).

В этих книжках, написанных британцем и протестантом, более всех имеем нужду мы, российские и православные. Дело не только лишь в том, что у нас фактически пропала христианская литература для малышей. Важнее, что эти сказки заполняют пустую нишу в храме православной культуры.

Наша традиция проповеди и духовного образования всегда была дидактична, назидательна. Но человеку время от времени становится тягостно от богатства серьезных и умно-самоуверенных назиданий. Ему бывает очень необходимо, чтоб с ним просто посидели рядом и о кое-чем помолчали. Либо пошутили, либо побеседовали, как с равным.

Книжки Льюиса результативны тем, что они не сходу выдают свою тайну: они проповедуют, не наставляя. Читатель поначалу влюбляется в создателя, в мир его мыслей и героев, а только потом начинает догадываться, откуда же берет начало тот свет, который заполняет собою весь объем Lewisland'а.Они написаны с любовью о Книжке Любви - о Евангелии.

Льюису удалось то, о чем грезит хоть какой духовный писатель: он не просто передает свои мысли по поводу встречи человека с Богом, он пробуждает в сердечко человека отклик той Радости, которая же некогда посетила его либо уже стучится к нему. То христианское "повивальное искусство", которое исторгает из души человека молитву. И это - высшая фортуна богословской книжки, если в процессе ее чтения безликое "Он" богословия заменяется на живое "Ты" молитвы.

Эта книжка написана в обществе, где принято быть христианином. И написана она потом, чтоб человек втюрился в то, во что он ранее только веровал.

Российскому читателю тут читать "Хроники" проще: для его восприятия "добрые вести из Иерусалима" еще полностью свежайши. С другой стороны труднее: не только лишь малыши, но даже их предки навряд ли так знакомы с Евангелием, чтоб с ходу улавливать прозрачные намеки Льюиса и Аслана.

Нетрудно сейчас и у нас объяснить неверующему человеку, каковы основания для религиозной уверенности в Бытии Бога и Христа. Но очень тяжело "приневолить к осознанию" связи меж дальним надкосмическим Богом и небольшим личным человечьим бытием. "Да пусть есть, но мне-то что с того?!" - вот вопрос, о который разбиваются самые блестящие проповеди и самые логичные и глубочайшие теологические лекции.

Ответ Льюиса на этот вопрос осязателен: жить с Богом отрадно и тяжело. Жить без Него - в конце концов тоже тяжело, но к тому же серо, потому что сер и безвыходно устойчив в собственной замкнутости ад в притче "Расторжение брака".

Жить по велениям Аслана тяжело, так как Он - "не ручной Лев". Его нельзя использовать в качестве гаранта либо охранника собственного домашнего благополучия. Его дружбу и помощь нельзя подкупить. На Его помощь нельзя иметь неверных надежд, которые упраздняли бы активное действие самого человека. Он приходит, когда пожелает; - и все таки вожделеет, чтоб Его звали.

Еще трудна встреча с Богом, так как из нее нельзя выйти неизменившимся. Аслан может нежно дыхнуть, а может поранить. Все мы ходим в шкурах Дракона - и пока мы не совлечем ее с себя (у апостола Павла это именуется "совлечься ветхого человека"), нам не осознать тот План, который есть о нас у Творца.

А ведь кроме "естественного" нашего окостенения еще есть и культурные панцири, которые похищают у нас Небо. Как, к примеру, глядеть в глаза Аслану и мыслить о "правах человека"? Правах - перед Ним?.. Это уже было когда-то в людской истории - во деньки Иова. О том, что сообразил тогда старый мученик и Богоискатель, припоминает нам и Льюис. А древнейшие величавые пророки напоминают, что у Бога нет обязанностей. У Него все - дар. И об тоже припоминает Аслан, отправляя малышей в страну ведьмы.

"Хроники Нарнии" состоят из 7 сказок. Случаем либо преднамеренно появилось у Льюиса это полностью библейское число - не знаю. Но как в Библии семь дней - это семь эпох мировой истории, так и у Льюиса вся история Нарнии - от ее сотворения до смерти - дана в 7 эпизодах.

Вобщем, прямых заимствований из Библии в притчах Льюиса нет. Разве что - в привычке именовать малышей "сынами Адама" и "дочерьми Евы".

Создателя зовут Аслан, а не Ягве либо Христос. В первой хронике ("Племянник колдуна") Аслан, являющийся детям в виде золотого зияющего льва, творит мир.

Он творит песней. Льюис так представляет для себя создание вселенной: "Далековато во тьме кто-то запел. Слов не было. Не было и мелодии. Был просто звук, неописуемо красивый. И здесь случилось два чуда сходу. Во-1-х, голосу стало вторить несметное огромное количество голосов - уже не густых, а гулких, серебристых, больших. Во-2-х, мглу испещрили бессчетные звезды... Лев прогуливался взад и вперед по новенькому миру и пел новейшую песню. Она была мягче и торжественней той, которой он сделал звезды и солнце, она струилась, и из-под лап его как будто струились зеленоватые потоки. Это росла травка. За пару минут она покрыла подножье дальних гор, и только-только сделанный мир стал приветливей. Сейчас в травке шелестел ветер. Скоро на буграх появились пятна вереска, в равнине - какие-то зеленоватые точки, поярче и потемней. Когда точки эти, - нет, уже палочки, появились у ног Дигори, он рассмотрел на их недлинные шипы, которые росли очень стремительно. Сами палочки тоже тянулись ввысь и через минуту-другую Дигори вызнал их - это были деревья".

В IV веке святой Василий Величавый очень похоже писал о появлении мира: "Представь для себя, что по малому речению прохладная и бесплодная земля вдруг приближается ко времени рождения, и вроде бы сбросив с себя грустную и печальную одежку, облекается в светлую ризу, веселится своим убранством и производит на свет тыщи растений".

Оба текста считают, что читатель помнит начальный библейский стих: "И произнес Бог: да произрастит земля зелень, травку, сеющую семя и дерево плодовитое. И произвела земля..." (Быт.1,11).

Тут нет ни опаринского мертвого и глупого "бульона", который в некоей случайной катастрофе выплевывает из себя жизнь; нет и неподвижной, творчески бесталантной материи Платона, способной только мучиться в руках Демиурга, но бессильной самой что-либо решать. Тут веселый диалог: на "Fiat!" ("Да будет!") Творца весь мир откликается творческим усилием.

Современный космолог в этой связи не прочь побеседовать о "направленной эволюции" и "антропном факторе"...

Церковь гласит - о поэзии. Конкретно так именуется Бог в "Знаке веры": "Верую во Одного Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли"... "Творец" в греческом оригинале - "Поэтос"... И в молитве на Величавом Водосвятии о появлении мира говорится - "Ты, Господи, от 4 стихий всю тварь сочинивый". Ну и по правде - что еще можно сделать со "стихиями", именование которых все таки происходит от греческого глагола "стихэо" (идти рядами, сопрягать ряды; "чины" - по славянски), как не со-чинять. В отличие от российского осознания "стихийности" для греческого уха в "стихии" слышалась гармония, стройность и созвучность того "космоса", отголосок которого дошел да нашей "косметики".

Библия не гласит - откуда в нашем мире появилось зло. Восстание и падение гордого ангела Денницы не описаны. Человек приходит в мир, который еще добр, но в который уже прокралось зло. Само зло не живет - оно паразитирует на жизни и добре. Так и Ведьма никак не создается песней Аслана, а в Нарнию она попадает неким паразитарным методом - ухватившись за малышей. В Библии только подговорив людей, зло получает власть во вселенной; в Нарнии Ведьма тоже делает людей своими соучастниками... И Эдемский сад, и древо зания также узнаваемы у Льюиса.

То, что "Хроники Нарнии" не разъясняют происхождение зла, не значит, что они с ними смиряются. Христианская идея конкретно поэтому и не разъясняет исток зла, чтоб было легче биться со злом. Ведь в силу нашей неустранимой философской привычки нам кажется, что "разъяснить" означает "осознать", а "осознать" означает "принять". Если я отыскал причину какого-то действия - означает я тем сделал вывод, что оно и не могло не произойти. Нет, не в "причинах и следствиях", не в законах "кармы" либо в "диалектике всеединства" коренится зло. Оно - в тайне свободы. Не в потаенно-мистических и больших "законах мироздания", а в нашей, как бы таковой малеханькой, свободе. Конкретно человек когда-то впустил холод во вселенную, согретую дыханием Творца. И нам, привыкшим к холоду, дыхание той же Любви кажется сейчас очень обжигающим, очень болезненным.

Мы в собственной свободе взрастили погибель. Конкретно гибелью силы магии желали отделить нас от Бога. Но Творец жизни Сам вошел в место погибели. И Сейчас через погибель мы можем созидать лик Фаворита погибели.

Итак, в последующей притче идет речь уже об Искуплении: Аслан дает себя на погибель "по законам старой магии". Но по законам "еще больше старой" магии - воскресает и уничтожает проклятие.

Бог всегда просит, чтоб люди изменялись. И в один прекрасный момент, чтоб им это было легче делать, Он Сам принес Себя в жертву Собственной любви к людям - не только лишь для того, чтоб дать им пример, да и для того, чтоб воистину искупить их и высвободить из-под власти "старых заклятий" и соединить с Собою, чтоб дать им роль в Собственной своей Жизни, в Собственной своей Любви. Но для этого тем паче человек должен стать таким, каким еще не был.

Евангельская база "Хроник Нарнии" явна. В их можно повстречать и прямую полемику с атеизмом, чьи аргументы очень похоже излагает Ведьма одурманенным детям в Подземье ("Серебряное кресло"). А можно отыскать очень прозрачную притчу о покаянии (Аслан, сдирающий драконьи шкуры с Юстеса в "Властелине зари").

Но поэтому так принципиально указать и на ветхозаветные истоки тех черт, которые Льюис присваивает Аслану. В современном протестантизме (и, обширнее, в современном западном стиле духовности) "друг Иисус" вытеснил собою сурового Ягве. Но евангельская любовь не отменяет любви ветхозаветной. Бог пророков любит людей - и поэтому требователен к ним: требователен, ибо неравнодушен (об этом Льюис писал в книжке "Страдание").

Нравственное зрение человека в чем либо подобно глазу лягушки. Как та лицезреет только то, что движется, и не замечает недвижных предметов, так и человек, пока лежит на месте, не различает того вектора, по которому должна устремиться его жизнь. Но сделав духовное усилие, отказав для себя в чем либо ради близкого, сотворив в один прекрасный момент добро, перестрадав, он становится зорче.

Надеюсь, дозволительно объяснить эту идея не на льюисовском материале - ведь многие предки и учителя, которые будут читать эту книжку детям, сами будут знать о христианстве немногим более собственных детей. Итак вот один из восхитительных христианских проповедников - Владимир Марцинковский, живший поколением ранее Льюиса, в собственной работе "Смысл жизни" ведает случай с одним богатым юным парижанином, который, пресытившись жизнью, пришел к набережной Сены... И уже перед последним шагом он вдруг вспомнил, что в кармашке у него кошелек с средствами, которые больше ему не пригодятся. И у него появилась идея — дать эти средства какому-нибудь бедняку. Он идет по улице и находит людей, живущих в большой нужде. Парень дает им все свои средства. И вдруг удовлетворенность большая, чем у этих бедняков, врывается в его сердечко. Потаенна жизни, которую он пробовал вычитать либо подслушать, сама засветилась в его душе.

Так и "нехорошему мальчугану" Юстесу кажется, что он случаем, глупо, чуть не назло заброшен в мир Нарнии. И только через скорбь, покаяние и 1-ые пробы заботы о других приходит к нему осознание того, что не он обречен на жизнь, а жизнь дарована ему. Осознание того, что, по законам Нарнии, в одиночку можно только умереть, но выжить можно только сообща.

В повести "Жеребец и его мальчишка" есть замечательное объяснение того, как познаются потаенны Промысла. Девченка (в счастливом эпилоге) желает выяснить, что за судьба у ее знакомой. "Я рассказываю каждому только его историю", - слышит она от Аслана ответ, охлаждающий любопытство.

Так ставится предел одному очень всераспространенному у религиозных людей искушению. Дело в том, что духовная взрослость человека определяется тем, в какой мере он готов оправдать выпавшие на его долю мучения. Но со своим осознанием ("достойное по делам моим приемлю") нужно очень осторожно заходить в чужую жизнь. Если я скажу: "Моя болезнь выросла из моих грехов" - это будет полностью трезво. Но если я решу зайти к заболевшей соседке, чтоб объяснить ей, что вчера она сломала ногу, так как позавчера не пошла в храм - здесь самое время вспомнить предупреждение Аслана. Вприбавок, оно очень припоминает происшедшее с преподобным Антонием Величавым: тот в один прекрасный момент вопросил: "Господи! почему одни живут малость, а другие до глубочайшей старости? Почему одни бедны, а другие богаты?". Ответ, который получил Антоний, был прост: "Антоний! для себя внимай!" А ответ, который раз и навечно получили мы все, был дан на Голгофе: Творец не стал разъяснять зло либо оправдывать его неизбежность, Он просто пошел на крест...

От Иова до наших дней человек хранит осознание того, что ответ на этот вопрос не может (и не должен) быть выражен в словах, так как этот ответ слышат не ушами, а сердечком.

"Ты тот, Кто кротко рушит над нами

То, что мы строим,

Чтоб мы узрели небо -

Потому я не жалуюсь".(Эйхендорф).

В мире христианской мысли страдание и удовлетворенность, жизнь и погибель оказались не полностью противопоставлены друг дружке. Прошу извинить за эпатирующую формулировку, но в собственной глубине христианство вправду настаивает на неизбежности самоубийства: человек не должен жить для себя самого, он призван даровать себя. "Поистине, поистине говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то остается одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою сгубит ее; а ненавидящий душу свою, в мире сем сохранит ее в жизнь нескончаемую"(Ин.12,24-25).

Александр Солженицын как-то произнес, что в ГУЛАГе есть единственный метод выжить, а конкретно бросить всякую надежду на сохранение себя. Только так, похоронив себя, человек может выйти из лагеря человеком. Другой пример из светской литературы - строчки Пастернака:

Жизнь ведь тоже только миг,

Только растворенье нас самих

Во всех других

Вроде бы им даренье...

Будто бы вышел человек,

И вынес, и раскрыл ковчег,

И все до нити роздал...

Любовь, которая, по слову Апостола, "не собственного", также выносит центр устремлений, хлопот и надежд человека во вне его. Христианская любовь - дарующая, а не потребляющая: в ее глубине всегда просвечивает крест.

В мире духовном об этом же гласит "перевернутая перспектива" иконописи. Человек должен отрешиться от эгоцентризма, от привычки все измерять по для себя, собственный актуальный центр он должен считать вне себя. Тогда и он не будет считать частью собственной жизни некоторую ценность, а станет о для себя помышлять как о принадлежащем и служащем Высшей Ценности. Тогда и он будет страшиться не за себя, а за свою верность Правде. И, как сказано в Писании, "где сокровище ваше, там и сердечко ваше... Не собирайте для себя сокровищ на земле... В Бога богатейте".

Человеку дан дар жизни - и сохранить его он сумеет, только если поступит с ним так, как девченка с плодом древа жизни из первой льюисовской сказки: не присвоив для себя, отдав другому.

Подлинно выжить можно только через жертву. Только то, что мы отдаем, навечно остается нашим... Цветаева именовала это "законом зерна":

Бойцы! До неба один шаг:

Законом зерна - в землю!

Если человек действует в согласовании с этим Законом Божиим, над ним реализуются слова Христа, и он "не увидит погибели вовек". Слово "успение" во всех христианских языках - это антоним погибели. Кончина - только дверь (ну да, та дверь из последней Хроники). Но выйдя через нее, можно оказаться "одесную" либо "ошуюю".

И тут мне приходится 2-ой раз просить прощения за рискованное сопоставление. Христианство живет высочайшей спекуляцией. Издержки и прибыток тут очевидно разнопорядковы. Малая "лепта" может обернуться приобретением такового сокровища, которого не стоит весь мир...

Погибели нет - это всем понятно.

Повторять это стало пресно.

А что есть - пусть скажут мне...

А есть - Пасха. И малость есть в мире даже христианской культуры книжек, которые до таковой степени могли быть пронизаны Пасхальным светом, как книжки Льюиса. Смысл их - в утверждении того, что заслуживает жизни и будет жить поэтому, что чему нельзя умереть - не умрет. И если жизнь совершеннее погибели, то погибель должна быть побеждена. Призвание человека - "отыскать свою вечность", и поэтому, "осознать человека - означает осознать его отношение к Богу" (Б.П.Вышеславцев).

Как нужна эта пасхальность детям! Для их разумеется то, что перестают позже осознавать взрослые: человек может уйти, но он не может пропасть.

И совершенно просто детям осознать, что результат людской жизни подводится не физиологически (лопнувшим сосудиком в мозгу либо остановкой сердечной мускулы), а нравственно. Жизнь не кончается, она - исполняется. И человеку, в отличие от животных, как духовному, нравственному и ответственному существу, надлежит дать и нравственный ответ о том, исполнением чего была его жизнь исполнил ли он во временной жизни Закон, без которого нельзя жить в Вечности.

Человек сотворен для Вечности. Войти в нее без приглашения и помощи человек не может. Творец не просто открывает нам Дверь: Он Сам становится одним из нас и платит наивысшую стоимость, чтоб дать нам свободу быть сынами Божьими, а не отпрысками греха и данниками погибели. Он принес нам дар. Дар нужно еще уметь принять. Беспристрастно совершенное "нас ради человек и нашего ради спасения" нужно еще сделать собственной внутренней, личной реальностью в акте выбора веры, Причастия. И Бог, пришедший в мир к людям, призывает нас не к бегству из мира, а к выполнению собственного людского долга в мире людей. Христос не разрешает апостолам оставаться на Фаворе. Аслан помогает, чтоб люди смогли продолжить их последующую борьбу. Сердечко, которое любит Бога, но не любит и не милует мира и людей, сделанных Богом, не сообразило широты заповеди Божией. То, что принято и потом отдано людям и Богу, не исчезает, не отнимается. В мире, откуда мы пришли и куда уйдем, любая капля местного добра отзывается несравненно большей чашей радости. Да и каждое горе, причиненное нами, уготовляет нам будущую горечь.

Такой Закон. И этот Закон не противопоставляется милости. Он вобрал ее в себя и о ней гласит: "трибунал без милости не оказавшим милости".

Об этом Законе изумительные книжки Льюиса. Конкретно о нем, и только о нем. И поэтому просто умоляю читателей: не портите эту книжку! Не втискивайте ее в мир школьных правил, где, по словам Н. Трубникова, "при помощи отлично подогнанных личных истин так просто складывается общая ересь". Не делайте вид, что это только притча. Не скрывайте от себя и от малышей Евангельской базы и атмосферы этих сказок. И уже совершенно грустно было бы, если бы детям стали пояснять эту связь в таком духе, что, дескать одна, более старая притча легла в базу другой. И Льюис придумывал свои сказки, так же когда-то это делал Матфей, а до него - Моисей... И Лев - это всего только увеличенная воображением кошка, а Солнце - спроецированная на небосклон лампочка. И нет мира, не считая Подземья. И нет Пасхи. И не было Рождества.

Но об этой грустной способности не охото мыслить.

"Хроники Нарнии", естественно, не катехизис. Они были написаны для людей, изучавших (либо изучающих) катехизис в школе. Потому никак не все принципы христианства отыскали свое иносказание в этих притчах.

В общем, в Нарнии много евангельского. В ней нет очевидного присутствия только 2-ух евангельских загадок: Троицы и Евхаристии. На мой взор, в этом сказался превосходный такт Льюиса. Тайну Троицы понятно разъяснить более чем тяжело. И, слава Богу, в Нарнии нет трехглавого льва. Есть только два намека: в один прекрасный момент Аслан именуется "Отпрыском заокеанского правителя". А другой раз ("Жеребец и его мальчишка") Аслан считает нужным подтвердить свою единосущность тому миру, который он пришел выручать: как и воскресший Христос в Евангелии, Аслан убеждает говорящих животных Нарнии, что он не призрак: "Потрогай меня, понюхай, я, как и ты - животное".

Отсутствие чуда Евхаристии - головного чуда Евангелия - тоже понятно. В мире Нарнии, где и так очень много чудес, церковные таинства (и важное посреди их - волшебство Причастия Богу) выглядели бы очень обыденно, безизбежно редуцировавшись до ритуальной магии.

Читая "Хроники", полезно вспомнить о Евангелии. Но, читая Евангелие, было бы непозволительно заместо Христа вспоминать Аслана. Так как для малышей это будет вероятнее всего 1-ая книжка о духовной жизни, нужно им временами припоминать, что в людском, а не символически-сказочном мире, молитву нужно обращать к Тому, Кто позволил Себя именовать Иисусом, а не Асланом.

Избежать этой именовательной неурядицы тем паче принципиально, что в современном мире напористо рекламируется религиозный релятивизм и синкретизм. Чудище по имени Ташлан никак не выдумано. Мы ведь уже не возмущаемся и даже не смеемся, когда какой-либо очередной телеколдун обещает нам сделать "синтез" христианства и язычества. Последняя история с Ташланом припоминает нам, что, по слову апостольской проповеди, "нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись", не считая "имени Иисуса Христа" (Деян. 4,12).

Льюис отважился завести разговор о том, о чем меньше всего принято гласить сейчас в "христианском обществе" и в "христианской культуре" - о последнем. О конце света. Об Антихристе.

На самом пороге ХХ века Владимир Соловьев напомнил о том, что земная история не сумеет обойтись без этого персонажа, и, что годами и столетиями труд многих "субъектов исторического процесса" приближает момент, когда в истории христианского населения земли произойдет решающая замена - и произойдет она уже практически неприметно... Как закончится ХХ век - мы скоро увидим, но как раз посреди его возникает "Последняя битва" Льюиса. Если об других притчах Льюиса я бы произнес, что нужно до этого прочесть Евангелие (хотя бы в пересказе для малышей), чтоб полностью осознать их, то о "Последней битве" я скажу по другому:эту повесть следовало бы прочесть до этого, чем брать в руки "Апокалипсис". Вообщем для христианского сознания как-то практически разумеется, что мы живем в мире, которому поближе всего конкретно седьмая, последняя книжка "Хроник".

Сама Библия кончается Апокалипсисом, а Апокалипсис на грани людской истории прозревает не Королевство Христа тут: на земле, в жизни, в политике, в культуре, в отношениях меж людьми, - а королевство Антихриста. Христос, говоря о признаках Собственного Второго пришествия, о признаках конца истории и конца света, находит для апостолов только одно утешение: да, будет тяжело, но утешьтесь тем, что это — конец. Это на короткий срок.

Христианство, наверное, единственная в мире система взглядов, которая вначале предупреждает о собственном не-триумфе. Земная история кончается не установлением Королевства Христова, но утверждением властительства Антихриста. В рамках земной истории путь населения земли кончается не в Королевстве Христовом, а в королевстве Антихриста. Это "королевство" спеет в структурах людской истории годами, может быть, столетиями, в которые складывается таковой стиль жизни и мысли, что лишает человека его главной и насущнейшей свободы - свободы выбора: с Христом он либо нет. Ибо само понятие "жизнь со Христом" становится в конечном счете безрелигиозным эмблемой и начинает пониматься как чисто этический либо даже политический регулятор. Быть христианином означает тогда быть просто "хорошим человеком". В данном случае, но, как объясняет Льюис в книжке "Просто христианство", слово "христианин" просто теряет собственный смысл, становясь ненадобным дублем. Тогда и религиозная жизнь человека запутывается не в наименьшей степени, чем религиозные чувства злосчастных животных при виде "Ташлана".

В Нарнии и произошла "последняя неурядица". И началась она не с загадочных и наизловещих комплотов, а со "очень человечьих" проступков обезьянки, которой хоть какой ценой хотелось того, чего так нередко и так обычно хотим и мы... Льюис любит повторять, что самая верная дорога в ад лежит не через возмутительные злодеяния, а через постепенное самоумерщвление людской души, через привыкание к духовному окаменению.

Естественно, Льюис имел в виду не только лишь Откровение святого Иоанна, да и полностью определенные реалии культурных движений послевоенной Европы. Для меня же, узнаваемее всего и страшнее всего - стршный призрак "Ташлана", подделка, укравшая у Аслана имя и втиснувшая его в кличку восточной богини Таш. О приходе этого призрака предупреждал еще в прошедшем веке Хомячков: "Мир утратил веру и желает иметь религию какую-нибудь; он просит религии вообщем". Эта самая форма "какой-либо" религиозности все навязчивее заявляет о для себя в сегодняшней Рф: раз в день в эфире проповедуют люди, которые убеждены, как будто им удалось скрестить "духовность православия" с "духовной мудростью Востока". Неколе#имая уверенность русских "образованцев" в том, что всякая "духовность" - благо, занесет свою лепту в торжество дела "Ташлана"...

Да, седьмая книжка Хроник, поближе всего к нашей жизни, да и сложнее всего для восприятия современным человеком. И тем важнее в этой апокалиптической книжке удовлетворенность благовестия. Ведь сказано Христом о признаках конца: "Когда начнет реализоваться все это, восклонитесь, ибо близко избавление ваше".

"Вос-клонитесь", другими словами вы, на данный момент пригнетенные к земле, вялые от обычной Богооставленности, вос-клонитесь, воспряньте, поднимитесь.

На данный момент христиане взяли в привычку молиться об отсрочке конца. Но Апокалипсис и вся Библия заканчиваются кличем: "Ей, гряди Господи Иисусе!" И в приходе Бога главное - что Он пришел, а не то, что же разрушилось с Его приходом.

Как произнес человек, чей творческий дар очень созвучен Льюисовскому - "Христианский мир перетерпел много переворотов, и любой из их приводил к тому, что христианство дохнуло. Оно дохнуло много раз и много раз воскресало - наш Господь знает, как выйти из могилы... Временами смертная тень касалась бессмертной Церкви, и каждый раз Церковь погибла бы, если б могла погибнуть. Все, что могло в ней погибнуть, гибло... И еще мы знаем, что случилось волшебство - юные поверили в Бога, хотя его запамятовали старенькые. Когда Ибсен гласил, что новое поколение стучится в двери, он и мыслить не мог, что оно стучится в церковные врата. Да, много раз - при Арии, при альбигойцах, при гуманистах, при Вольтере, при Дарвине - вера, непременно, катилась ко всем чертям. И каждый раз гибли черти".

Как жалко, что мне не читали этих книжек в детстве. И как отлично, что эти сказки все таки есть на свете и сейчас входят в круг всероссийского чтения. В заключение и желал бы я обратиться к родителям: когда вы откроете Льюиса и будете читать его совместно с детишками - пожалуйста, не гласите им, что это, мол, сказочный пересказ некоторых более старых сказок. Не скрывайте от их Евангелия - если вы мечтаете о том, чтоб вам никогда не пришлось страшиться собственных малышей. Будем возлагать, что в Рф еще возрастут малыши, которые могут колядовать и молиться. Малыши, которые знают, что Герда вошла в охраняемый замок Снежной Царицы, только прочитав "Отче наш". Малыши, которые считают храм самой светлой и прекрасной частью собственного дома. Малыши, которые знают, что снутри человека живет странноватое существо по имени "душа" - то, что болит в человеке, когда все тело его здорово, что может ликовать, когда все наружные происшествия побуждают человека к гореванию. Малыши, которым мы не будем страшиться вверить свою старость.



6 разрушителей талантаКак понятно, разрушать — не строить. Раскрыть в ребенке возможности и посодействовать им перевоплотиться в талант нелегко. Для этого требуются большущее терпение и искренняя любовь. Куда легче ненароком повредить возможности малыша. Для этого даже не нужно прикладывать особенных усилий. Чтоб избежать неосмотрительных действий, побеседуем о том, каковы главные «разрушители» возможностей малышей.

На первом месте — неумение ценить время. Можно попусту растратить драгоценные минутки, месяцы, годы, считая, что впереди еще сильно много времени… Люди, занятые возлюбленным делом либо творчеством, напротив, нередко молвят, что им не хватает в жизни только 1-го — времени.

В этой дилемме можно выделить несколько сторон:

Сначала, лень. Этот злобный разрушитель может с легкостью свести к нулю даже самые калоритные, самые уникальные возможности. Как писала Майя Васильковская: Талант — это возможности плюс усердие. Талант минус усердие — ничто.

Привычка к пустому времяпрепровождению.

Чрезмерная любовь к наслаждению и утехам.

Пристрастие к просмотру телепрограмм и компьютерным играм.

2-ое место по силе разрушительного воздействия занимает гипертрофированная привязанность к вещественным ценностям.

Если предки уверят малыша, что это — главное в жизни, то он никогда не будет стремиться раскрыть собственный талант, а будет стараться только заработать как можно больше средств. А такая цель с настоящим талантом несовместима.

Третье место — у сегодняшней школьной системы обучения. Наибольшая часть времени в школе отдана развитию рационализма и логики, а для развития эмоций практически не остается времени. Меж тем талант без чувства — псевдоталант.

На четвертом месте — неуверенность в собственных силах. «Все равно у меня ничего не получится. Лучше и не браться…» — задумываются многие малыши.

Уверить малыша в том, что у него нет возможностей, совсем не сложно, сложнее уверить его в оборотном.

На 5-ом месте — обратная неуверенности внутри себя «звездная болезнь». Ребенок просто может ею «заболеть», если при каждом небольшом успехе орать: «Талант! Гений! Ты у нас самый известный (музыкант, поэт, спортсмен)!» Более того, решив, что уже все достигнуто, ребенок может вообщем тормознуть в развитии.

На шестом месте находятся два ужасных разрушителя не только лишь таланта, да и здоровья — алкоголь и наркомания.

При этом наркомания бывает различных видов, и это не только лишь отравление организма наркотическими субстанциями, но и «отравление» очень сильными для людского слуха герцами и децибелами, производимыми рок-музыкой.



Монстр с радиоприемником«Я схватил бензопилу и стал ему голову напополам резать, так, что у него кровища потекла и мозги во все стороны полетели. Ну, а позже я ему из калашникова в то, что от головы осталось…» - отрадно, взахлёб говорил светленький мальчишка лет 9 в нашей клубной раздевалке другому такому же маленькому мальчуганёнку.

- А ты можешь для себя представить чего-нибудть схожее в реальной жизни? – спросила я его.

Он замолчал, насупился.

- Нет, - сказал кратко. Взял свои вещи и ушёл.

А я осталась мыслить, что это было. Просто малыши играют в новые игрушки? Либо это не просто игрушки? Я большая противница того, чтоб вмешиваться в воспитание чужих малышей, - но вот вмешалась же. Может, вернее было бы сказать родителям?

Я сама, хоть была уже большая девушка, успела поиграть в восточные единоборства на телевизионной приставке. Правда, без крови, без бензопилы, со стилизованными маленькими фигурами – но всё равно, там же были удары и орудие, какие-то, что ли, нунчайки. И, как я могу судить, эта игрушка не сделала меня ужаснее. Так, может, ничего?

Когда-то, даже и в детстве, меня возмутил мультик «Том и Джерри». Ну, просто чёрт знает что творит этот стршный мышонок. Все смеховые моменты строятся на том, что коту Тому лупят молотом по носу, растягивают конечности, сдирают шкуру. Но поначалу это было что-то новенькое, заокеанское, а больше всего мне нравилось, как рычит лев в заставке «Уорнер Бразерс». Я не сходу сообразила, что наш «Ну, погоди!», на самом деле, клон этого мульта – да, не таковой непроглядно ожесточенный, более смышленый, и, все же, мы тоже смеёмся над тем, как заяц делает волку больно различными изощрёнными методами. Где находится грань?

Было время в нашем детстве (либо это исключительно в моём детстве с 2-мя телеканалами?), когда русские мульты, которые всё-таки учили в большей степени добру, с экранов пропали – а появились в огромных количествах мульты, где предлагалось смеяться над чужой болью. Не просто над разными несуразными положениями, вроде падения на банановой кожице (хотя и этого добра хватает), а над ударами молотом по голове, вытянутыми усами, выбитыми зубами.

В то же самое время взрослым было предложено огромное количество преступных кинохроник, где не забавно, а устрашающе, но приблизительно с такими же подробностями рассказывалось уже о реальных пытках и убийствах. Я не говорю о фильмах ужасов, так как фактически не знаю эту сферу, - но могу представить, что количество пролитой кровищи и жестокостей в их, чтоб подогреть энтузиазм зрителей, с течением времени увеличивалось. То, что в кинофильме «Человек с бульвара Капуцинов» было представлено как аллегория, стало реальностью: на замену романтичному синематографу мистера Фёрста пришли людоедские киноленты мистера Сэконда.

И вот, как бы, всё это закончило быть в новинку, зрители подустали от кровищи. И далековато не я 1-ая пишу о том, что беспощадность в синематографическом и виртуальном мире – это плохо. И приняты какие-то законы о лимитах беспощадности в экранном времени и для различных возрастов. Но что-то двинулось в нашем сознании. Я поразмыслила об этом в очередной раз, когда читала программку передач «Детского радио»:

«”Побеседуем по-французски”. Тема: Монстр Поль путешествует по стальной дороге».

Я поначалу прочла «Мистер Поль». А он – монстр. Монстр учит малышей гласить по-французски, и это считается обычным. Так, может, и виртуальная стычка с бензопилой – это всего только более остро (в конце концов, это ведь не урок французского языка), но тоже нормально?



Стихи о море, морские стихиМ. Бородицкая

Я в море заплыл

и лежу на спине.

Какая-то птица

парит в вышине.

Какая-то рыба

на деньке,

в глубине,

Глядит, как над ней

я парю на спине.

***

Кто утюжит море?

В. Орлов

Вода после шторма

Всегда в кавардаке:

Показываются везде

Морщины и складки.

Чтобы выровнять море

Поблизости и вдалеке,

Всё время утюжат его

Корабли.

***

Теплоход

В. Орлов

Теплоход пропах туманом,

Штормом, солнцем, океаном.

Мачты пахнут тучами,

Флаги - голубыми ветрами,

Солью - палубные доски,

Глубиною - якоря.

Макаронами по-флотски

Пахнет камбуз корабля.

***

Привязанность

В. Орлов

-Эй, пароходик!

Эй, малыш!

Ты что у берега

Стоишь?

Плыви от пристани

Собственной!

-Я очень привязался

К ней!

***

Дядя кит

Инна Сударева

Дядя Кит - он самый-самый:

Важнейший, самый главный,

Самый хороший и большой,

И, как небо - голубой.

Он плывет по океану,

Поражает всех фонтаном.

***

Заместо ветра

С. Пшеничных

Таз, заполненный водою,-

Это море голубое.

И плывёт в нём не скорлупка -

Это шлюпка! Это шлюпка!

Наклоняюсь к парусам,

Заместо ветра дую сам!

***

О чём печалятся кораблики?

В. Лунин

О чём печалятся кораблики

От суши вдали?

Печалятся, печалятся кораблики

О мели на реке,

Где можно на минуточку

Присесть и отдохнуть,

И где совершенно ничуточки

Не жутко утопнуть.

***

Две тёти

Г. Новицкая

Знаешь, в море

Кто живойёт?

Чудо-юдо кашалот!

А на этом

Кашалоте

Поселилися две тёти,

Чтобы не бегать

За водой!

Здесь водичка -

Под рукою!

Из китового фонтана

Наливают два стакана

И чаёвничают!

***

Я рисую море

В. Орлов

Я рисую море,

Голубые дали.

Вы такового моря

Просто не видали!

У меня такая

Краска голубая,

Что волна неважно какая

Просто как жива!

Я сижу тихонько

Около прибоя -

Окунаю кисточку

В море голубое.

***

Почему загрустил пароход?

В. Орлов

Очень обидно

Пароходу -

Привязали пароход.

Пароходу

Нету ходу

Ни вспять и ни вперёд.

Пароход

Повесил нос:

- Я не пёс!

Неуж-то я причал

Стерегу?

Я ни лаять, ни рычать

Не могу!

Почему же

Наказали меня?

Почему же

Привязали меня?

***

Расставание

В. Орлов

Вот и расставание.

Море, доскорого свидания!

До свиданья, голубое!

Не вздыхай, прибой!

Море, ты ведь сильное,

Что это с тобой?

Ветром внесённые,

Капают в песок

Капельки солёные

У меня со щёк.

Что за настроение,

Просто не усвою!

Видно, скрыть волнение

Нелегко ему!

***

Улитки

И. Золотов

Две подружки,

Две Улитки,

Как будто клей конторский

Липких

Прилепились к Пароходу

И дискутируют по ходу:

- умопомрачительный предмет

К нам прилип, покоя нет!

-Третий час плывёт за нами!

Ну когда же он отстанет!?

***

Друзья

В. Орлов

Друг на друга

Так похожи

Пароход и капитан.

Для друзей

Всего дороже

Синий-синий океан.

Свищет ветер

Около рубки,

Волны встали на дыбы.

У капитана

Дым из трубки,

У парохода — из трубы.

***

Всех сильней

М.Бородицкая

Море - вот силач какой!

Всех сильней на свете:

Поднимает нас с тобой,

Как пушинку ветер.

Поднимает нас с тобой,

Собачонку нашу.

Даже пароход с трубой,

Даже дядю Сашу!

***

Кораблик

Д. Хармс

По реке плывёт кораблик.

Он плывёт издалека.

На кораблике четыре

Очень храбрых мореплавателя.

У их ушки на маковке,

У их длинноватые хвосты,

И жутки им только кошки,

Только кошки да коты!

***

Зачем морю наряды?

В. Орлов

В ночь всякую,

В денек хоть какой

Море занято

собой:

По утрам оно одето

В платьице

Розового цвета.

Днём - одето

В голубое,

С белоснежной ленточкой

Прибоя.

А сиреневое платьице

Надевает

На закате.

Ночами

На чёрной глади -

Мягенький

Бархатный наряд,

А на бархатном

Наряде

Драгоценности

Пылают.

-Море,

Если не тайна,

Дай, пожалуйста,

Ответ:

Зачем для тебя

Наряды?

- Чтоб люди

Были рады!

***

Возвращение

В. Орлов

Глядит на море внимательно

Встречающий люд:

К собственной родимой пристани

Подходит пароход.

Ранее мгновения

Прошёл он 100 дорог.

Наверное, от волнения

Охрип его гудок.

В его иллюминаторы

Заглядывали горы,

И солнышко экватора

Борта его голубило.

От этой жгучей ласки,

От солнечного жара,

С него сползала краска,

Будто бы от загара.

Моря его качали,

Ветра над ним рычали,

Но чёрными ночами,

За тридевять морей,

Он задумывался о причале

На Родине собственной...

И вот на море внимательно

В порту глядит люд:

К собственной родимой пристани

Подходит пароход.

Большой и металлический,

Он цепью застучал

И лаского, лаского, лаского

Потёрся о причал.

***

Морская история

А. Усачёв

Мальчишка Володя

В гостях заскучал:

Стул под собою

Качал и качал.

Он представлял,

Что он храбрый мореплаватель...

Плыл он по морю

И с палубы - бряк.

Скажем поточнее - со стула упал:

Ну и компотом при всем этом облился.

Вот что случилось

С небольшим Вовой.

Случай, естественно,

Это не новый.

Такое и с волком морским приключается,

Если он длительно на стуле качается!

***

Море работает

В. Орлов

Горы в пене

Серебристой,

Как жаркие, шипят.

Брызги, брызги,

Как будто искры,

Из-под молота летят.

То не волны набегают,

Полны силою тугой,-

Это мышцы играют

Под рубахой голубой.

То не белоснежные

Барашки

Появились на волне-

Это соль из-под рубахи

Проступила на спине.

***

О. Бундур

Шёл по улице матрос,

Напевал для себя под нос,

А на чёрной на шинели

10 пуговиц горели!

Я смотрел,

я грезил,

Чтобы одну он растерял!

Я бы пуговку нашёл

И к матросу подошёл:

«Здрасте, дяденька матрос!

Я вам пуговку принёс!» --

***

Э. Мошковская

Море,

я к для тебя бегу!

Я уже на берегу!

Я бегу к твоей волне,

а волна

бежит ко мне!...



Один британец толкнул британцаЯ с юношества грезил переводить с британского древние стихи и истории. Но запоздал: пока я рос, Корней Чуковский, С.Маршак и Борис Заходер всё это уже перевели. Мне стало очень грустно. Так грустно, что если б я знал какие-нибудь английские слова, я бы сам сочинил из их новейшую древную английскую народную балладу либо песенку. И сходу перевёл бы её на российский, пока другие переводчики о ней не узнали. И здесь я поразмыслил: "А почему, фактически, переводчик с британского на российский обязательно должен ожидать, пока кто-либо напишет английские подлинники по-английски? Почему бы не сделать напротив: поначалу сочинить ДО-подлинный перевод на российский, а позже пускай британцы переводят назад? А не захочут переводить — тем ужаснее для их: означает, у нас будет больше британских стихов и историй, чем у самих британцев!"

Учтивый разговор

История очень обходительная и не очень маленькая

Один британец толкнул британца

и здесь же произнес: "Извините, ненамеренно".

2-ой британец разлюбезно ответил:

"Простите, но я ничего не увидел".

"Нет же, это вы, ради Бога, простите".

"Простите, но что мне прощать, растолкуйте?"

"Как - "что мне прощать"? Неуж-то не ясно?"

"Сэр, вы беспокоитесь, право, зря.

Я рад бы простить вас, но мне не осознать,

Что конкретно должен я вам извинять".

Тогда британец толкнул британца

и сходу произнес: "Извините - ненамеренно".

На что собеседник разлюбезно ответил:

"Простите, но я ничего не увидел".

"Нет же, это вы, ради Бога, простите".

"Простите, но что мне прощать? Растолкуйте".

"Как - "что мне прощать"? Неуж-то не ясно?"

"Сэр, вы беспокоитесь, право, зря:

я рад бы простить вас, но мне не осознать,

что конкретно должен я вам извинять!"

Тогда британец толкнул британца

и сходу произнес: "Извините. Ненамеренно".

На что собеседник разлюбезно ответил:

"Простите, но - я ничего не увидел!"

"Нет же, это вы, ради Бога, простите".

"Простите, но что мне прощать, растолкуйте?"

"Как - "что мне прощать"? Неуж-то не ясно?"

"Сэр, вы беспокоитесь, право, зря.

Я рад бы простить вас, но мне не осознать,

Что конкретно должен я вам извинять".

Тогда Британец ТОЛКНУЛ британца!

И сходу произнес: "ИЗВИНИТЕ Ненамеренно!"

Но здесь собеседник ответил по другому:

"Простите, но я вам, пожалуй, дам сдачи".

И вежливо-вежливо два британца

друг дружку до ночи тузили отчаянно.

Размышления после очень обходительного разговора

По вкусу

Стоит досолить

И завтрак, и обед.

Чуть-чуть

Можно подурачиться,

Отвратительного в этом нет.

Подраться

Необходимо время от времени -

За слабенького, например.

Но

Даже вежливость -

Неудача,

Когда забудешь меру.

Глуповатая лошадка

Лошадка купила четыре калоши

пару не плохих и пару поплоше.

Если день выдаётся погожий,

лошадка гуляет в калошах не плохих.

Стоит пробуждаться первой пороше

лошадка выходит в калошах поплоше.

Если же лужи по улице сплошь,

лошадка гуляет совершенно без калош.

Что все-таки ты, лошадка, жалеешь калоши?

Разве здоровье для тебя не дороже?

История с сундуком

Идёт по дорожке суровый Индюк,

Везёт на телеге металлический сундук.

Навстречу Скотина бежит налегке:

Скажите, — орет, — что лежит в сундуке?

Простите, я с вами практически не знаком.

Пустите, не то зацеплю сундуком.

Но грозно Скотина идёт к сундуку

и очень сердито ревёт Индюку:

Ну, нет! Не уйду я отсюда, пока

не скажете, что там, снутри сундука...

Стоит до сего времени на дорожке Индюк.

Лежит до сего времени на телеге сундук.

И эта Скотина

не двинулась с места.

И что в сундуке,

до сего времени

непонятно.

Зимняя колыбельная история о Дэнни, отцу и кошке по имени Киска.

Дэниел-Дэнни, и папа, и кошка

катались на санках

по снежным дорожкам.

Когда,

накатавшись,

вошли они в дом,

их бабушка Мэгги выяснила с трудом.

Дэниел-Дэнни, и папа, и Киска

немедля

съели по тёплой сосиске

и рядышком сели

погреть у камина

кто руки,

кто лапы,

кто — уши и спину.

Играют в камине бесшумные тени.

Заснул около бабушки Дэниел-Дэнни.

У папы три капли свалились со шапки.

Кошка согрела озябшие лапы.

История о Джонатане Билле

Джоатан Билл,

который убил

медведя

в Чёрном Бору,

Джонатан Билл,

который купил

в прошедшем году

кенгуру,

Джонатан Билл,

который скопил

пробок

два сундука,

Джонатан Билл,

который кормил финиками

быка,

Джонатан Билл,

который вылечивал

ячмень

на левом глазу,

Джонатан Билл,

который учил

петь по ноткам

козу,

Джонатан Билл,

который уплыл

в Индию

к тётушке Трот,

Итак вот

этот самый Джонатан Билл

очень обожал компот.

Приобрести книжки Вадима Левина

Куда уехал цирк

Лошадка в калошах

Рыбка-с-Двумя-Хвостами

Наша Земля в картинах



Январь

Открываем календарь -

Начинается январь.

В январе, в январе

Много снегу на дворе.

Снег - на крыше, на крылечке.

Солнце в небе голубом.

В нашем доме топят печки,

В небо дым идет столбом.

Февраль

Дуют ветры в феврале,

Вопят в трубах звучно.

Змейкой мчится по земле

Легкая поземка.

Поднимаясь, мчатся вдаль

Самолетов звенья.

Это празднует февраль

Армии рожденье.

Март

Рыхловатый снег темнеет в марте,

Тают льдинки на окне.

Кролик бегает по парте

И по карте

На стенке.

Апрель

Апрель, апрель!

На дворе звенит капель.

По полям бегут ручьи,

На дорогах лужи.

Скоро выйдут муравьи

После зимней стужи.

Пробирается медведь

Через лесной валежник.

Стали птицы песни петь,

И расцвел подснежник.

Май

Распустился ландыш в мае

В самый праздничек - в 1-ый денек.

Май цветами провожая

Распускается сирень.

Июнь

Пришёл июнь.

"Июнь! Июнь!"

В саду щебечут птицы.

На одуванчик только дунь -

И весь он разлетится.

Июль

Сенокос идёт в июле,

Кое-где гром ворчит иногда,

И готов покинуть улей

Юный пчелиный рой.

Август

Собираем в августе

Сбор плодов.

Много людям радости

После всех трудов.

Солнце над просторными

Нивами стоит

И подсолнух зёрнами

Чёрными набит.

Сентябрь

Ясным днем сентября

Хлеб молотят сёла,

Мчатся птицы за моря -

И открылась школа.

Октябрь

В октябре, в октябре

Нередкий дождь на дворе.

На лугах мертва травка,

Замолчал кузнечик.

Заготовлены дрова

На зиму для печек.

Ноябрь

Денек седьмого ноября -

Красноватый денек календаря.

Погляди в своё окно:

Всё на улице красно.

Вьются флаги у ворот,

Пламенем пылая.

Видишь, музыка идёт

Там, где шли трамваи.

Весь люд - и млад и стар -

Празднует свободу.

И летит мой красноватый шар

Прямо к небосклону!

Декабрь

В декабре, в декабре

Все деревья в серебре.

Нашу речку, как будто в притче,

За ночь вымостил мороз,

Обновил коньки, салазки,

Ёлку из лесу привёз.

Ёлка рыдала поначалу

От домашнего тепла.

Днем рыдать закончила,

Задышала, оживилась.

Чуток дрожат её иголки,

На ветвях огни зажглись.

Как по лесенке, по ёлке

Огоньки взбегают ввысь.

Блещут золотом хлопушки.

Серебром звезду зажёг

добежавший до вершины

Самый смелый огонёк.



ПЕСЕНКА ПРО ПАПУ

Слова М. Танича, музыка В. Шаинского

Сколько песен мы с вами совместно

Спели маме моей родной,

А про папу до этой песни

Песни не было ни одной!

Папа может, папа может

Все, что угодно,

Плавать брассом, спорить басом,

Дрова рубить!

Папа может, папа может

Быть кем угодно,

Только матерью, только матерью

Не может быть!

Только матерью, только матерью

Не может быть!

Папа в доме - и дом исправный,

Газ пылает и не угасает свет.

Папа в доме, естественно, главный,

Если матери случаем нет!

И с задачкою трудной самой

Папа управится - дайте срок!

Мы позже уж решаем с матерью

Все, что папа решить не сумел!

Папа купил автомобиль

(Милявский О., Пугачева А.)

В доме волнение, шум, удивление,

Это не притча, а бывальщина.

Кое-где за городом очень дешево

Папа купил автомобиль.

С треснутой фарою, с дверями старенькыми,

Века прошедшего стиль.

Кое-где за городом очень дешево

Папа купил автомобиль.

Э-эй, прохожий, будь осторожен,

Не покидай тротуар.

Посторонитесь, поберегитесь,

Едет необыкновенный экземпляр.

Кузов поношенный, весь перекошенный,

Пригодный скорей на утиль.

Кое-где за городом очень дешево

Папа купил автомобиль.

Ждём с нетерпением мы воскресения,

Если на улице штиль.

Едем за город мы, где так дешево

Папа купил автомобиль.

Нас опереждает, кто пожелает,

Люди смеются вслед.

Только в один прекрасный момент папа отважно

Взял и опередил велик.

С папою гордо мы едем по городку,

Сзади, как скопление, пыль.

Всё-таки здорово, что так дешево

Папа купил автомобиль,

Папа купил автомобиль,

Папа купил автомобиль.



Телевидение отучило малышей говоритьАнглийские исследователи узнали, что за последние 20 лет у школьников усугубились коммуникативные способности. Создатель исследования Розмари Сэйдж (Rosemary Sage) из Лейстерского института (University of Leicester) считает, что малыши стали ужаснее выражать свои мысли, так как общение им сейчас подменяет просмотр телека.

"Ранее члены семьи собирались совместно по вечерам и обсуждали произошедшее за денек. Во время таких бесед малыши обучались вербально излагать свои мысли. Сейчас малыши приходят домой из школы и проводят время у экрана телека. Получаемая ими зрительная информация не просит ее обдумывания и обсуждения", - сообщат Сэйдж.

Из-за телевидения малыши не только лишь меньше разговаривают с родителями и сверстниками, да и меньше пишут и читают. Не считая того, из-за большей занятости, сами предки стали уделять детям меньше времени. Сейдж заявляет, что недочет коммуникативной практики может сделать суровые трудности в обучении и призывает родителей, невзирая на огромную занятость, уделять время беседам со своими детками.



Стихи про санки, лыжи и конькиГалина Дядина

Каток

Люблю кататься на катке

В расшитом блестками платке!

Светиться ухмылкой глаз и губ!

И делать тройной тулуп!

То задом ехать, то бочком!

Крутиться обезумевшим волчком!

На повороте, на витке

Люблю подскочить на катке!

А приземлившись, вновь скольжу

Вперед к зигзагу-виражу!

И пусть каток совершенно не тот,

Где ожидает тебя зеркальный лед.

Асфальт укладывает он

И весит пару-тройку тонн.

Но очень дорог мне каток,

Как свежайший воздуха глоток!

И летом в горячие дни

Он подменяет мне коньки!

Источник

Г. Рамазанов

Зима

Магической сказкой делая

Деревья и дома,

Пришла к ребятам белая-

Пребелая зима.

Весёлая, хотимая

Морозная пора

От холода румяная

Смеётся ребятня.

Коньками расчертили мы

Весь пруд,

А захотим

Соколами быстрокрылыми

На лыжах полетим.

Лев Квитко

ЛЫЖНИКИ

Вьюга,

Вьюга,

Вьюга,

Вьюга.

Не видать

Совершенно друг дружку,

Зябнут щеки

На бегу,

Перегоним

Мы пургу!

Все быстрей

Мерцают лыжи,

Цель все поближе,

Поближе,

Поближе,

Через ельник,

Через кустики,

С перевала,

С высоты.

Нет для лыжников

Помех.

Кто домчится

Ранее всех?

По дороге

Белоснежной

Смело,

Смело,

Смело

Мы несемся

ВсЈ вперед.

Пусть небезопасен

Поворот,

Пусть тропинки

Узки,

Очень круты

Спуски,

Тяжелы

Подъемы, -

Скорость

Не сдаем мы!

Ввысь и вниз

Вихрем мчись!

Ель, сосна,

Посторонись!

Пусть свирепствует

Мороз -

Состоится

Лыжный кросс!

НА САНКАХ

Мне тепло в ушанке!

Я хватаю санки,

На гору взбираюсь,

Под гору лечу.

Для меня пустое,

Самое обычное -

Проехаться стоя:

Видите - качу!

Вдруг рванулись санки...

Нет моей ушанки.

В снег она свалилась!

Падаю и я.

Санки далее мчатся,

Забавно кружатся.

По снегу веревка

Вьется, как змея.

Я отыскал ушанку,

Догоняю санки,

На гору взбираюсь,

Под гору лечу.

Для меня пустое,

Самое обычное -

Проехаться стоя:

Видите - качу!

А. Вахитова

ЛЫЖИ

Ах, лыжи мои, лыжи,

Без вас я сам не собственный.

Ну что на свете поближе

Мне снежною зимой?

На валенки нацепишь

Хрустящие ремни

И денек гоняешь целый,

И напролёт все деньки.

Ну а позже чуток дышишь,

Чуток на ногах стоишь...

Ах, лыжи мои, лыжи

Нет в мире лучше лыж!

И. Бурсов

Хитрые санки

Мои санки движутся сами,

Без мотора, без жеребца,

То и дело мои санки

Удирают от меня.

Не успею сесть верхом,

Санки - с места и бегом...

Мои санки движутся сами,

Без мотора, без жеребца.

А под горкой мои санки

За сугробом ожидают меня.

Непослушливым, скучновато им

Подниматься ввысь одним.

Пушкин А.С.

(Из романа "ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН")

Зима!.. Крестьянин, торжествуя,

На дровнях обновляет путь;

Его лошадь, снег почуя,

Плетётся рысью как-нибудь;

Брозды (борозды) лохматые взрывая,

Летит кибитка залихватская;

Ямщик посиживает на облучке

В тулупе, в красноватом кушаке.

Вот бегает дворовый мальчишка,

В салазки жучку посадив,

Себя в жеребца преобразив;

Озорник уж заморозил пальчик:

Ему и больно и забавно,

А мама угрожает ему в окно

***

Вот север, тучи нагоняя,

Умирал, завыл - и вот сама

Идёт волшебница зима.

Пришла, рассыпалась; клоками

Повисла на суках дубов;

Легла волнистыми коврами

Посреди полей, вокруг бугров;

Брега с недвижною рекою

Сровняла пухлой пеленою;

Блеснул мороз. И рады мы

Проказам матушки зимы.

***

Опрятней престижного паркета

Блистает речка, Льдом одета.

Мальчиков веселый люд

Коньками громко разрезает лёд;

Пушкин А.С.

ЗИМНЕЕ УТРО

Мороз и солнце; денек расчудесный!

Ещё ты дремлешь, друг очаровательный, -

Пора, кросотка, пробудись;

Открой сомкнуты негой взгляды

Навстречу северной Авроры (утренняя заря),

Звездою севера явись!

Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,

На мутном небе темнота носилась;

Луна, как бледное пятно,

Через тучи сумрачные желтела,

И ты грустная посиживала -

А сегодня... погляди в окно:

Под голубыми небесами

Прекрасными коврами,

Блестя на солнце, снег лежит;

Прозрачный лес один чернеет,

И ель через иней зеленеет,

И речка подо льдом поблескивает.

Вся комната янтарным блеском

Озарена. Весёлым треском

Трещит затопленная печь.

Приятно мыслить у лежанки.

Но знаешь: не велеть ли в санки

Кобылку бурую запречь?

Скользя по утреннему снегу,

Друг милый, предадимся бегу

Нетерпеливого жеребца

И навестим поля пустые,

Леса, не так давно настолько густые,

И сберегал, милый для меня.

Фет А.А.

Мать! Глянь-ка из окошка -

Знать, вчера недаром кошка

Умывала нос:

Грязищи нет, весь двор одело,

Посветлело, побелело -

Видно есть мороз.

Не колющийся, синий

По веткам развешан иней -

Погляди хоть ты!

Как будто кто-то тороватый (щедрый)

Свежайшей, белоснежной, пухлой ватой

Все убрал кустики.

Уж сейчас не будет спору:

За салазки, ну и в гору

Забавно бежать!

Правда, мать? Не откажешь,

А сама, наверное, скажешь:

- Ну, скорей гулять!

Анатолий Перевозчиков

В ОЖИДАНИИ ДРУГА

Стоят

У крыльца

Одинокие санки

Их другу

Простывшему

Ставятся банки,

И как

Ни кружился бы

Снег у ворот,

Сейчас он,

Видно,

Гулять не пойдёт...

И печальные Санки,

Грустные Санки

Стоят и ворчат

На целительные

Банки.

За то, что в такую

Красивую

Вьюгу

Они не дают

Прокатиться

Их другу.

***

Ни полем

Промчаться,

Ни с горки

Скатиться,

А только принуждают

Лежать и томиться.

Будто бы не знают

Того от людей,

Что тем,

Кто в разлуке,

Болеть

тяжелей!..

Н.А.Некрасов

В зимние сумерки нянины сказки

Саша обожала. По утру в салазки

Саша садилась, летела стрелой,

Полная счастья, с горы ледяной.

Няня орет: "Не убейся, родная!"

Саша, салазки свои погоняя,

Забавно мчится. На полном бегу

Набок салазки - и Саша в снегу!

Выбьются косы, растреплется шубка -

Снег отряхает, смеётся голубка!

Не до ворчанья и няне седоватый,

Любит она её хохот юный...

Суриков И.З.

Детство

Вот моя деревня;

Вот мой дом родной;

Вот качусь я в санках

По горе крутой;

Вот свернули санки,

И я на бок хлоп!

Кубарем качуся

Под гору в сугроб.

И друзья - мальчишки,

Стоя нужно мной,

Забавно хохочут

Над моей неудачой.

Всё лицо и руки

Залепил мне снег...

Мне в сугробе горе,

А ребятам - хохот!..

А.А.Блок

Ветхая избушка

Ветхая избушка

Вся в снегу стоит.

Бабушка-старушка

Из окна глядит.

Внукам-шалунишкам

По колено снег.

Весел ребятишкам

Стремительных санок бег...

Бегают, смеются,

Лепят снежный дом,

Звонко раздаются

Голоса кругом...

В снежном доме будет

Быстрая игра...

Пальчики застудят,-

По домам пора!

Завтра выпьют чаю,

Взглянут из окна,-

А дом растаял,

На дворе - весна!

По материалам веб-сайта http://www.sanki.narod.ru



Реклама
По вопросам размещения на сайте обращайтесь к администратору. Почта egomischin@yandex.ru
Новое на сайте
Реклама на сайте
Copyright © 2012-14 Здоровье и воспитание детей
  Яндекс.Метрика