Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
CHILD DOC - здоровье, воспитание, развитие ребенка
р

Марина БородицкаяПоэт и переводчик Марина Яковлевна Бородицкая родилась в 1954 году в Москве. Закончила Столичный институт зарубежных языков имени Мориса Тореза. Создатель трёх лирических стихотворных сборников, 12-ти книжек стихов для малышей ("Убежало молоко", "Последний денек учения", "Перелётный штукатур", "Думай, думай, голова!" и др.) и бессчетных переводов. Она переводит с британского узнаваемых поэтов: Р. Л. Стивенсона, А. Милна, Дж. Ривза, Э. Фарджен… И сказки тоже переводит. Переведенный ею двухтомник Алана Гарнера "Камень из колье Брисингов" и "Луна в канун Гомрата" (изд. "Армада", М. 1996) получил диплом Английского Совета по культуре.

Марина Бородицкая, бессменная ведущая передачи "Литературная аптека" на Радио Рф, убеждена, что книжка - наилучший витамин. А на вопрос BiblioГида (есть в Вебе таковой превосходный веб-сайт, посвящённый детской книжке) "Почему Вам нравится быть писателем?" отвечает: "Так как я чувствую себя счастливцем, которому в самолете, либо там в автобусе, совсем случаем досталось место у окна. И мне нравится толкать соседа локтем в бок и орать: "Смотри, смотри!"

Булочная песенка

Были два компаньона:

Бублик и Батон.

Ожидали покупателя

Бублик и Батон.

Бублику приглянулся

Школьник в колпачке,

А Батону - бабушка

В бежевом платке.

Бублик в рюкзак брякнулся

И понёсся галопом,

А Батон тихонечко

В сетке кач да кач...

Бублик познакомился

С горкой ледяной,

С 4-мя мальчишками,

С девченкой одной.

А Батон - с кастрюльками,

С тёплым молоком,

С бородатым дедушкой,

С рыженьким щенком.

Рыбкин телек

Пруд промерз. Каток открыт!

Вальс гремит. Фонарь пылает.

Подо льдом вздыхает рыбка

И подругам гласит:

"Поздний час, пора в кровать,

Я малышей утомилась звать,

От фигурного катанья

Их никак не оторвать!"

Щи-талочка

Чищу овощи для щей.

Сколько необходимо овощей?

Три картошки, две морковки,

Луку полторы головки,

Да петрушки корешок,

Да капустный кочешок.

Потеснись-ка ты, капуста,

От тебя в кастрюле густо!

Раз-два-три, огнь зажжён -

Кочерыжка, выйди вон!

В школу

Мрачно. Декабрь. Семь утра.

Орет будильник: "Эй! Пора!"

...Декабрьским днем, в семь часов,

Я дверь закрою на засов,

Чтобы в этот час, практически ночной,

Мой сон побыл еще со мной.

Я сон подушкой придавлю:

Я так, я так его люблю!

Запрусь, закроюсь - не отыщут,

Сожмусь, зароюсь - обойдут,

Хоть ты здесь разорвись, звоня,

Хоть мир обвались - нет меня!!!

...Но через час, как через год,

Я выбегаю из ворот:

Мне сей день уже знаком,

Он у меня под каблуком

Морозным голосом поет

И стелет резвый, длиннющий лед, -

И я скольжу, и я скачу,

И сей день прожить желаю!

Ветрянка

Ветрянка - хворь нестрашная,

Да на дворе весна...

Зеленкой весь раскрашенный

Торчу я у окна.

Зелененькие точечки

Пляшут на ветру:

Там приоткрылись почечки

На липах поутру.

Будто бы расхворался

Весь город прямо за мной

Зеленою ветрянкой -

Зеленкой ветряной!

Медвежья школа

Первого апреля,

В 1-ый денек ученья,

Пишут медвежата

В школе сочиненья.

Вывешена тема

На большой сосне:

"КАК Я ПРОСПАЛ КАНИКУЛЫ

И ЧТО ВИДАЛ ВО СНЕ".

Перелётный штукатур

Перелётный штукатур

Не опасается верхотур:

Прилетает к нам весной

В старенькой люльке навесной.

Последний денек учения

Последний денек учения!

По ту сторону окон - жара...

Все дневники с отметками

Получены утром,

И новые учебники

На последующий год

За стопкой стопку пёструю

Дежурный раздаёт.

- Что там? Гляди, молекулы!

- Ой, девченки, скелет! -

Будто бы бы учебников

Не лицезрели 100 лет!

И чуть ли не рыдает Рыбочкин,

Лодырь и весельчак:

"Мне не досталась алгебра,

Марь-Пална, как так?"

А твёрдые обложечки

Так пахнут новизной,

Каникулами длинноватыми

И свежестью лесной!

И можно просто почитать

Про средние века,

Ведь на дом средние века

Не задают пока.

Лесное болотце

Лужица!

Скажи на милость,

Как в ней столько

Уместилось?

Головастиков три штуки.

Небо.

Половина тучки.

Ветка ветлы.

Птица зяблик.

И корявый

Мой кораблик!

Первоклассник

Первоклассник, первоклассник -

Нарядился, как на праздничек!

Даже в лужу не зашел:

Погляделся - и прошел.

Уши вымыты до глянца,

Красный гриб на крышке портфеля,

Ну и сам он как грибок -

Из-под кепки глядит вбок:

Все ли лицезреют? все ли знают?

Все ль от зависти вздыхают?

1-ое сентября

Обёрнуты книжки,

Готовы закладки,

Бумагою гладкой

Светятся тетрадки.

В их будут с этого момента

Писать аккуратненько -

Прощайте навеки,

Помарки и пятна!

Обычный карандаш,

Карандаш красно-синий

И три запасных -

Так и будет с этого момента.

Взамен древесной

Линейки неказистой

Вчера ещё куплен

Угольник прозрачный.

Вот новый рюкзак

С защелкой тугою:

Его никогда

Не стукнут ногою,

На нём ни за что

Не проедутся с горки,

В нём станут селиться

Сплошные пятёрки!

А утро начнётся

С прохладного душа;

На завтрак завёрнута

Жёлтая груша,

И вкус её сладок,

И вид её ярок,

Как свет новейшей жизни -

Без клякс и помарок!

Канцелярская притча

Лист кленовый - желтоватый, мокроватый -

Отчаливает в полет.

В магазин писчебумажный

Устремляется люд.

В магазин писчебумажный -

Самый подходящий, важнейший:

Шелестящий, как будто лес,

Полный всяческих чудес.

Есть там ручка-самописка,

Карандашик-самогрызка,

Есть конструктор "Сделай сам"

Весом 20 килограмм!

Там на паре тонких ножек

Вдруг пройдет сама собой

Груда розовых обложек,

Сверху - бантик голубой.

Там и глобус в три обхвата

Над массой плывет куда-то

И крутит, как живой,

Великаньей головой.

Как неизвестные пташки,

Вспархивают промокашки;

Счетных палочек мешок

Тащит кто-то, сам с вершок.

Гномы дружною семейкой

У прилавка голосят:

"Двести в клеточку! 100 в линейку!

И в горошек - 50!"

За охапками охапки

Покидают магазин

Кнопки, скрепки, краски, папки,

Даже черствый пластилин...

Весь продукт писчебумажный,

Самый подходящий, важнейший,

Раскупили до конца, -

Не считая дяди торговца:

Торговец был непродажный,

Он стоял для эталона.

Отдышавшись еле-еле,

Он снимает собственный халатик:

"Вот и полки опустели,

Скоро листья облетят".

Новый год

Ты ждёшь: когда же он придёт?

Проснёшься на заре,

Всё - как обычно, а Новый год

Издавна уж на дворе!

Всё так же с ёлкиных веток

Стекает мишура,

И красноватый мяч поблескивает под ней,

Подаренный вчера

Но за ночь выпавший снежок

Ещё так ровно-бел,

И прошлогодний пирожок

Ещё не зачерствел!

Короткое управление по отращиванию длинноватых кос

Эх, мальчишкам не осознать,

Что за наслажденье -

Косы длинноватые выращивать

Чуть не с рожденья!

Косы холить и сберегать,

Пестовать-трудиться

Крупнозубым гребешком,

Дождевой водицей.

Детским мылом промывать

Либо клубничным,

То настоем одичавших травок,

То желтком яичным.

Ах, как сладко поутру,

Сидя на постели,

Туго-туго их плести

Либо еле-еле,

Чтоб таким торчком

Встали над плечами

Либо плавным ручейком

По спине журчали...

Как приятно выбирать

Шёлковые ленты

И от бабушек чужих

Слушать комплименты!

Нет, мальчишкам не осознать

Счастья непростого -

Косы длинноватые носить

Класса до шестого,

А позже пойти, занять

Очередь на стрижку

И решительно сказать:

"Режьте под мальчишку!"

Ботаник

Жил да был один ботаник,

Возжелал он съездить в лес:

Взял тетрадку, тульский пряник

И в электропоезд влез...

По тропинке по вешней

Не пройдя шагов 5 -

Вдруг знакомые растенья

Встретил он на пути.

Те здоровы, те болеют,

Там дети выросли,

Те соседей затирают,

Тех не видно от земли...

Так прогуливался он повдоль опушки -

Все картуз приподнимал,

Гладил пышноватые маковки

Да листочки пожимал.

И приветствовал ботаник

Всех по 20 раз на деньку -

Как будто городской племянник

Деревенскую родню!

Лягушка и тыква

Лягушка у тыквы спросила:

"Ты - ква?"

Но та промолчала в ответ.

"Бедняжка!

Живая она либо мертва?

Скажите мне, да либо нет?"

Лягушка ладошкой стучала по ней

И тыкала тыкву ногой,

А тыква лежала на грядке собственной

И коркой поблескивала тугой.

"Ты - ква? - надрывалась квакушка. -

Ты - ква?"

Пока не прошептал ей осот:

"Отменная тыква

Всегда такая:

Молчит для себя знай да растёт".

Феи

Я зеркало ручное

Оставила в саду,

Чтобы феи под луною

Катались, как на льду.

...На зеркало остались

Хвоинки да сучки.

Лентяйки! Накатались -

И бросили коньки.

Ореховый гном

В орешке одном,

В орешке лесном

Вчера поселился

Ореховый гном.

В ореховый домик

Он скрылся от всех,

Но ветку пригнули,

Сорвали орешек,

И вот

Он плывёт

В лукошке моём:

Качается дом,

Кувыркается гном,

Гадает -

Куда принесут?

Съедят

Либо впрок запасут?

Убежало молоко

Убежало молоко.

Убежало далековато!

Вниз по лестнице

Скатилось,

Повдоль по улице

Пустилось,

Через площадь

Потекло,

Постового

Обошло,

Под лавкой

Перескочило,

3-х старушек подмочило,

Угостило 2-ух котят,

Разогрелось – и вспять:

Повдоль по улице

Летело,

Ввысь по лестнице

Пыхтело

И в кастрюлю заползло,

Отдуваясь тяжело.

Здесь хозяйка подоспела:

Закипело?

Закипело!



Ребенок научился читатьНаконец свершилось – малыш научился читать! Предки вздыхают с облегчением: сейчас можно не перечитывать ему по 100 50 раз вслух «Винни-Пуха». С этого момента все будет просто: вручил книжку, усадил, и пусть читает. А мы займемся делами поважнее... Более того, многие считают, что сейчас и не должны читать ребенку: ведь, чтоб научиться читать быстро, он должен повсевременно упражняться, а если мы будем ему «потакать», читая вслух, он не сумеет совершенствоваться! Ну, а сейчас представьте для себя, что, как ваш кроха сделал 1-ые шаги, вы торжественно выбрасываете коляску и требуете, чтоб с этого момента он передвигался лишь на «своих двоих». Нелепость, не правда ли? Но от умения ложить буковкы в слова и даже в предложения до самостоятельного чтения книжек дистанция не наименьшая, чем от первого самостоятельного шажка до восхождения на Эверест.

Прочитывать либо Читать?

По какой бы системе малыш ни обучался читать, процесс чтения всегда сводится к переведению символов в звуки. Потом мозг соотносит обычный образ звучащего слова с предметом либо действием, которое оно обозначает, вызывая цепь ассоциаций, мемуаров. У взрослого, отлично умеющего читать человека все это занимает считанные толики секунды. Для малеханького же малыша это очень непростой трудозатратный процесс: верно прочтя слово, он должен еще несколько секунд поразмыслить, что оно значит, сопоставить его со своим опытом.

Потому, кстати, неплохими читателями становятся малыши, предки которых много времени уделяли развитию ассоциативно-образного, «правополушарного» мышления, интуиции, творческих возможностей, а совсем не те, кого с года «пичкали» кубиками с знаками (для сопоставления: развираться в живописи – не то же самое, что ложить картины величавых мастеров из мозаики-«паззла»).

Итак вот, процесс чтения каждого отдельного слова для начинающего чтеца – еще не читателя! – настолько сложен, что малыш еще пока не в состоянии слету осознавать текст. Другими словами, может быть, он уже может относительно стремительно осознать смысл прочитанного, но ведь для настоящего восприятия литературного текста, даже самого простого, нужно ощутить к тому же его подтекст и контекст, почувствовать художественную красоту произведения, оценить юмор создателя, представить для себя, как смотрятся герои. А ведь чтение – это к тому же сопереживание, внутренний диалог с создателем и героями. Все это просит больших умственных и чувственных усилий, неосуществимых, если чтение как таковое не доведено до автоматизма.

К тому моменту, когда малыши начинают читать без помощи других (в среднем, к 4-6 годам), у их есть уже довольно обеспеченный читательский опыт, и на слух ребенок этого возраста не только лишь отлично принимает достаточно сложные, разноплановые тексты (ну хоть такого же «Винни-Пуха» либо «Снежную королеву»), да и умеет получать от их наслаждение, созидать и их красоту. Он ведет взаимодействие с героями и создателем, вводит их в сове игровое место: отрисовывают полюбившихся персонажей, разыгрывает с спектакли с их ролью, выдумывает новые коллизии, даже лицезреет их во сне. Другими словами, является активным читателем.

Без помощи других же совладать с книжками такового уровня малыш еще не в состоянии. А означает, перестав читать вслух ребенку, чуть освоившему грамоту, мы откинули бы его как читателя далековато вспять: на уровень простых стишков Агнии Барто и сказочек Сутеева.

Существует и другая неувязка. Для хоть какого малыша чтение – это, сначала, общение с родителями. Мгновения, когда внимание родителей безраздельно принадлежит малышу. Рука об руку с матерью либо отцом он путешествует по тернистым дорогам сказки, одолевает с их ужасных драконов, навещает совместно с ними старенькых компаньонов: говорящих животных либо полупрозачных эльфов

И вот, малыш научился читать. Он горд и счастлив. Он торопится поделиться с вами собственной радостью. Он ожидает заслуги. И что все-таки? Его ожидает грозное наказание: вы отказываетесь идти совместно с ним в новое путешествие! Вы больше не желаете в его мир. Вы всем своим видом показываете, что детские сказочки – не для таких суровых людей, как вы. За что? Почему? Крохе полностью непонятны ваши мотивы: ты сейчас большой, ты умеешь, можешь сам… И если ранее чтение было частью комфортного мирка, где малыш был совместно с вами, то сейчас он остается с книжкой один на один. Чтение начинает ассоциироваться с чувственным дискомфортом. Ребенок, который еще не так давно и денька не мог прожить без чтения, радуется книжкам меньше и меньше, а то и совсем перестает читать.

Семейное чтение

Итак, даже если ваш дошколенок освоил букварь, это не повод закончить читать ему вслух. Еще долгие и длительные годы малыш будет нуждаться в вашем чтении, и это отлично. Родительское чтение определяет для малыша зону наиблежайшего развития: то, что он еще не в состоянии сейчас прочесть сам, он принимает в вашем чтении, и, если книжка ему понравится (а это в вашей власти, сделать так, чтоб она ему приглянулась), через некое время непременно возвратится к ней снова, уже без помощи других. Потому, пока ваше чадо еще просит почитать вслух, не упускайте таковой способности. Пройдет, как досадно бы это не звучало, совершенно малость времени, и подросший ребенок с возмущением отторгнет схожее предложение.

Будет замечательно, если вы попытаетесь возродить у себя дома древную традицию домашнего чтения. Может, сначала вам будет и не по привычке собраться вечерком не около телека, а за увлекательной книжкой, но все таки, стоит испытать. Изберите такую книжку, которая заинтриговала бы и огромных, и малеханьких. К примеру, «Хроники Нарнии» Клайва Льюиса либо «Властелина Колец» Толкина. Подходят и рассказы Джека Лондона либо Сетон-Томпсона, да даже и «Гарри Потер», на худенький конец! А издавна ли вы перечитывали раннюю прозу Гоголя, «Повести Белкина» Пушкина? В средней школе? Так может, пришло время перечитать?..

Итак, избираем вечер, когда вся семья в сборе и никто никуда не спешит, усаживаемся в комфортном местечке и начинаем читать. Пусть поначалу почитает папа, а когда он утомится, его сменит мать, позже – бабушка либо старшая сестра. А может, и самый небольшой читатель захотит присоединиться и показать свое умение? Будьте снисходительны и не скупитесь на комплименты, даже если техника чтения и оставляет пока вожделеть наилучшего. Только помните: малыш сам должен возжелать почитать вам вслух, тут не должно быть никакого принуждения.

Не страшитесь, что ребенок еще пока не в состоянии будет осознать всего, о чем говорится в книжке. Даже если смысл и сюжетная линия произведения пока будут от него временами ускользать, он будет погружаться в стихию литературного языка, постигать его ритм и красоту. А главное, малыш будет созидать, что чтение нравится вам, а на данный момент, пока он еще небольшой, с вами он готов делать все, что угодно. Пользуйтесь этим!

Обучаемся читать вслух

Отработка способностей техники чтения – совершенно другой вид деятельности. Даже если ребенок научился читать без помощи других и сходу про себя, уметь отлично читать вслух все равное нужно. И здесь необходимо трениться. Но если вы вооружитесь букварем и станете проводить нудные «уроки чтения» на дому, то добьетесь только того, что вызовете у малыша стойкое омерзение ко всему, связанному с книжкой. Лучше сделайте такие ситуации, когда ребенку необходимо будет показать свое умение отлично читать.

К примеру, малыш просит, чтоб вы ему почитали, а вам некогда (вы чистите картошку, моете посуду). Предложите, чтоб пока почитал вам он, а вы смените его, когда освободитесь.

Повысьте на ксероксе программку телепередач на неделю и попросите малыша каждое утро прочитывать вам, что сейчас идет по телеку: так вы можете выяснить, будет ли чего-нибудть, увлекательное для него.

Посетуйте малышу, что вы никак сможете разобраться в аннотации к новенькому утюгу либо микроволновке. Хоть какой мальчик с экстазом вам поможет!

Умение отлично читать вслух понадобится и при подготовке домашнего спектакля. Тут уж придется читать не просто звучно и верно, да и с выражением, призвав на помощь все свое актерское мастерство.

Научиться отлично читать посодействуют игры, где победа находится в зависимости от скорости чтения. К примеру, поиск клада. Две команды (либо просто двое малышей) получают по записке, в какой написана загадка, отгадав которую можно выяснить, где лежит последующая задачка-подсказка. Поочередно отгадав несколько таких загадок, можно выяснить, где лежит «клад». Одолевает, естественно, тот, кто первым отыщет, где зарыто «сокровище». Полезны и сложные игры с фишками и карточками, к примеру, типа «Монополии»

Как спастись с необитаемого острова? (обучаемся писать)

Очень многие малыши поначалу начинают поначалу писать печатными знаками, а позже читать. Вправду, переводить звуки в знаки еще проще, чем знаки в звуки. Чем больше ваш малыш будет писать, тем лучше будет и техника чтения. Потому стоит придумать игры, в каких малышу необходимо будет не только лишь без помощи других читать, да и писать.

Можно, к примеру, поиграть в необитаемый полуостров: бравый путник потерпел крушение и может связаться с «большой» землей» только с помощью бутылочной почты. Придется срочно писать записку с просьбой о помощи.

Малыш ожидает гостей? Предложить ему написать карточки с их именами, чтоб каждый знал, где его место за столом и где лежит приготовленный для него подарок. А чтоб гости не заплутались в вашей квартире, напишите, где находится туалет, ванная, кухня, детская.

Чтоб легче было отыскать подходящую игрушку, рассортируйте их и предложите малышу надписать коробки с машинками, конструктором, кукольной одежкой и посудой.

Посодействовать в обучении письму может даже рядовая игра в доктора: нездоровым необходимо выписывать лекарства, вести истории заболевания.

А что, если организовать семейную стенгазету? Только чур, пусть вся семья учавствует в подготовке номера: пишет статьи, берет интервью, фотографирует, отрисовывают. Ну, а основным редактором будет… угадайте, кто?

А сейчас расширим наше предприятие и перейдем к выпуску реальных книжек: поначалу это будут быстрее комиксы, состоящие из подписей к рисункам, но равномерно текст начнет теснить рисунки, и «комиксы» перевоплотился в истинные истории. Для простоты можно вставлять странички книжки в папки-файлы. Так они подольше проживут, а по мере надобности в текст можно будет с течением времени внести «редакторскую правку». Не стоит пока фиксировать повышенное внимание ни на почерке, ни на ошибках: малыш пишет так, как слышит, и это полностью нормально. Главное, чтоб он на практике обучался постигать механизм перевоплощения звуков в буковкы.

С книжкой наедине

И все таки, для того, чтоб малыш перевоплотился в реального читателя, необходимо, чтоб он читал без помощи других, при этом про себя. Подтверждено, что при чтении про себя уровень и скорость восприятия текста возрастает в пару раз. Только читая про себя, ребенок остается с книжкой наедине: уходит «третий», читающий вслух взрослый, общение с которым в процессе чтения частично отодвигало на задний план диалог фактически с книжкой. Читая про себя, малыш растворяется в книжке, стопроцентно погружается в измышленный мир. Он отождествляет себя то с одним, то с другим героем, завладевает их методами жизни, что больше социализирует собственное «Я», больше расширяет сферу способностей и действий детского «Я сам!»

Похлопочите, чтоб у малыша в свободном доступе были отличные, подходящие ему по возрасту книжки с большим шрифтом и высококачественными иллюстрациями(при этом сделать это нужно за длительное время до того, как он начнет читать без помощи других). Сначала, пока ребенок еще только обучается читать, можно смастерить самодельные книжки с очень большим (до 2 см в высоту) шрифтом, малость упрощая при всем этом лишне сложные конструкции. Разберите готовую книжку на странички и воткните их в файлы, закрыв стандартный маленький шрифт приспособленным.

Многим начинающим читателям нравятся книжки про их самих: изберите самые удачные фото малыша, воткните в фотоальбом по одной на разворот, а на 2-ой странице надпишите: «Маша дремлет, ест, гуляет… Можно сделать и фотокнижку с историей из жизни игрушек малыша. Сфотографируйте кукол и плюшевых животных: вот они слезают с полки, гуськом идут по комнате, начинают сами играть в гости, в войну, в прятки… Сочините подходящий текст. Скажите малышу, что вам удалось подсмотреть за ночной жизнью его игрушек (Мысль позаимствована из книжки Сессль Лупан «Поверь в свое дитя») Правда, необходимы такие самодельные книги, обычно, очень недолго: скоро ваш небольшой читатель начнет «заглатывать» книжки одну за другой, и вы просто за ним не угонитесь.

Очень принципиально, чтоб у малыша было комфортное, отлично освещенное место для чтения. Малыши изредка обожают читать сидя за столом. Большинству нравится на полу либо на кровати либо посиживать, забившись в комфортное гнездышко. В принципе лежа читать не вредоносно, если малыш лежит на жесткой поверхности (к примеру, на ковре) на животике, держа книжку впереди себя на расстоянии 25-30 см при неплохом освещении. Глаза портятся, если лежать на спине либо на боку.

Самостоятельное детское чтение – процесс очень пикантный и даже интимный. Потому регулировать его необходимо очень неприметно, исподволь формируя у читательский вкус малыша.

Не навязывайте ребенку книжки, которые он не желает читать: как мы уже лицезрели из прошлых глав, выбор книжек почти во всем находится в зависимости от нрава малыша, от его психического типа, и его вкус совсем не непременно будет совпадать с вашим.

Не торопите малыша. Чтение – не пожар, и у каждого человека собственный темп восприятия текста: одни малыши будто бы «заглатывают» книжки одну за другой, другие читают потихоньку, смакуя каждое слово, наслаждаясь понравившимися эпизодами.

Не стоит сердиться, если ребенок много раз перечитывает одну и ту же книжку. Многие психологи и преподаватели даже считают, что неоднократное перечитывание как раз и свидетельствует об осознанном читательском творчестве: книжка не дает покоя, тревожит душу, малыш желает поновой испытать эмоциональное состояние, возникшее, когда он читал книжку в первый раз, заного посмотреть на возлюбленных героев

Не просите, чтоб малыш пересказывал вам прочитанное без помощи других, не задавайте ему вопросов «на познание текста». Чтение – не учеба, не обязанность. Если небольшой читатель захотит, он сам пригласит вас в страну собственных грез: поделится впечатлениями от прочитанного, покажет картинки, предложит поиграть в сказку.

Итак, в один красивый денек, зайдя в детскую, вы обнаруживаете малыша погруженным в книжку до таковой степени, что он не лицезреет вас и не слышит. Поздравляем! Из чтеца, неуверенно складывающего буковкы в слова, он перевоплотился в читателя!



Опасность азартных игрВозможная зависимость от азартных игр грозит приблизительно 5 процентам россиян, докладывает "Интерфакс". Такие данные привел на пресс-конференции заместитель директора по научной работе Муниципального научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Зураб Кекелидзе.

"Приблизительно 5 процентов населения можно вовлечь во всякие игры", - произнес он, отметив, что в Рф ситуация осложняется тем, что "у нас фактически нет иммунитета, люди доверяют призывным девизам казино". По словам Кекелидзе, официально в Центре имени Сербского на сегодня зарегистрированы 150 игроманов.

"Лет через 5, наверняка, от 100 до 200 тыщ игроманов мы можем получить исключительно в Москве. А это те люди, которых нельзя принимать на службу в армию, доверять орудие, назначать на ответственные посты", - выделил спец, напомнив, что зависимость от игр является психологическим болезнью.

А за психиатрической помощью, по словам директора Муниципального научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Татьяны Дмитриевой, раз в год обращается 8 миллионов россиян. При всем этом 7 миллионов из этого количества включены в общественную жизнь с той либо другой степенью активности.



Январь Открываем календарь - Начинается январь. В январе, в январе Много снегу на дворе. Снег - на крыше, на крылечке. Солнце в небе голубом. В нашем доме топят печки, В небо дым идет столбом. Февраль Дуют ветры в феврале, Воют в трубах громко. Змейкой мчится по земле Легкая поземка. Поднимаясь, мчатся вдаль Самолетов звенья. Это празднует февраль Армии рожденье. Март Рыхлый снег темнеет в марте, Тают льдинки на окне. Зайчик бегает по парте И по карте На стене. Апрель Апрель, апрель! На дворе звенит капель. По полям бегут ручьи, На дорогах лужи. Скоро выйдут муравьи После зимней стужи. Пробирается медведь Сквозь лесной валежник. Стали птицы песни петь, И расцвел подснежник. Май Распустился ландыш в мае В самый праздник - в первый день. Май цветами провожая Распускается сирень. Июнь Пришёл июнь. "Июнь! Июнь!" В саду щебечут птицы. На одуванчик только дунь - И весь он разлетится. Июль Сенокос идёт в июле, Где-то гром ворчит порой, И готов покинуть улей Молодой пчелиный рой. Август Собираем в августе Урожай плодов. Много людям радости После всех трудов. Солнце над просторными Нивами стоит И подсолнух зёрнами Чёрными набит. Сентябрь Ясным утром сентября Хлеб молотят сёла, Мчатся птицы за моря - И открылась школа. Октябрь В октябре, в октябре Частый дождик на дворе. На лугах мертва трава, Замолчал кузнечик. Заготовлены дрова На зиму для печек. Ноябрь День седьмого ноября - Красный день календаря. Погляди в своё окно: Всё на улице красно. Вьются флаги у ворот, Пламенем пылая. Видишь, музыка идёт Там, где шли трамваи. Весь народ - и млад и стар - Празднует свободу. И летит мой красный шар Прямо к небосводу! Декабрь В декабре, в декабре Все деревья в серебре. Нашу речку, словно в сказке, За ночь вымостил мороз, Обновил коньки, салазки, Ёлку из лесу привёз. Ёлка плакала сначала От домашнего тепла. Утром плакать перестала, Задышала, ожила. Чуть дрожат её иголки, На ветвях огни зажглись. Как по лесенке, по ёлке Огоньки взбегают ввысь. Блещут золотом хлопушки. Серебром звезду зажёг добежавший до верхушки Самый смелый огонёк.


Иван Васильевич меняет профессиюНе так давно моя дочь-первоклассница на вопрос, как зовут её учительницу музыки, ответила очень серьёзно: «Я не знаю, как её зовут, но наша учительница очень похожа на Буншу, когда она сняла парик».

Я сообразила, что кооперативный просмотр «Ивана Васильевича» отдал прочные ростки. Пошли в оборот фразочки вроде «Мама! Ты на мне дыру протрёшь!» и «Э, нет, приём окончен, обеденный перерыв!» Дочь сообразила не всё; она пока даже не сообразила самый возлюбленный мой пласт юмора («Как же тебя осознать, если ты не говоришь ничего? – Языками не владеем, ваше высокопревосходительство…»), но зато так хохотала над ужимками Бунши-Яковлева и гримасами Феофана-Крамарова, что я определённо была счастлива от понимания, что кинофильм, который я люблю, на очах становится фильмом, который любит и моя дочь.

Нет, очевидно, мы смотрели русские сказки. «Красную шапочку» с Яной Поплавской одно время смотрели каждые выходные. Страстно возлюбленный мной в детстве «Буратино» дочке почему-либо не глянулся, но вот «Морозко», «Мери Поппинс», «После дождичка в четверг» -- даже очень. Ну и, естественно, замечательный кинофильм «Не покидай», достойный отдельной статьи.

Но то всё были детские киноленты. Временами я пробовала ставить для совместного сиденья перед телеком «Гусарскую балладу», «Бриллиантовую руку» либо «Кавказскую пленницу» -- всё это обходительно смотрелось, да и только. И только на данный момент я увидела реакцию, какой издавна ожидала, и крылатые булгаковские фразы (кстати, не все знают, как по сути близко к булгаковскому тексту поставил Гайдай свою комедию) запомнились и были подхвачены. И мне уже не терпится поглядеть, что далее.

«Дальше» может быть самым различным. Когда-то одна моя сотрудник говорила, как восприняла кинофильм «Дон Сезар де Базан» её десятилетняя дочь. Она посчитала, что это очень большая тупость: пойти бродяжничать заместо того, чтоб стать губернатором Валенсии, когда для тебя сам повелитель предлагает. Хм. Может, и так. Но точно знаю, что мне это в детстве никогда не приходило в голову, и я была непокорством Сезара очень довольна… а на данный момент уже не охото поменять оценку. Один из возлюбленных (многих возлюбленных) кинофильмов юношества – пусть он таким и остается.

А музыкальные темы! Как в детстве замирало сердечко от загадочного, быстрого и праздничного вступления к «Шерлоку Холмсу»! Как с какого-то момента начали наворачиваться на глаза слёзы при звуках заставки к «Семнадцати мгновениям весны» и к «Двум капитанам»! «Три мушкетёра» у меня на всю жизнь связаны со гибелью деда: похоронную телеграмму принесли, когда мы всей семьёй смеялись над тем, как Д’Артаньян с головой влезает в парижские проблемы. Странноватым образом мрачное воспоминание не пробуждает во мне неприязнь к этому лёгкому кинофильму – а, напротив, добавляет нежности. И до сего времени, когда я смотрю русские экранизации чего-то, что существует экранизированным и на Западе, я ловлю себя на детской мысли: «А ведь они, бедняги, и не подозревают, что есть таковой красивый, превосходный российский кинофильм, намного лучше, чем у их!»

Сейчас, сидя в ожидании, подслушала случайный разговор интеллигентных дам. «Я смотрю только старенькые киноленты, - гласила дама лет пятидесяти 5. – Уж я не знаю, почему они такие, но только после их охото что-то не плохое кому-то сделать. А после того, что на данный момент снимают, кажется, что кого-либо вот-вот убьёшь ненароком – просто поэтому, что под руку подвернулся». И дама лет 30 5, сидевшая напротив, поддакивала ей.

- А детям вы показываете русские киноленты? – не выдержала я. – Как они их воспринимают?

- Мой внук сам спрашивает, не будет ли сейчас чего-нибудь «старенького»! – охотно поделилась пятидесятилетняя.

А тридцатилетняя промолчала. Может быть, не желала говорить с незнакомым человеком, а может, там всё было не так просто.

А вы показываете детям русские киноленты?



Психология компьютерных игр- Ну, а что насчет танцовщицы? Является ли и она человеком? Естественно, по сути она - человек; но на сцене она кажется нечеловеком либо не-личностью - может быть, сверхчеловеком. Я не знаю.

- Ты хочешь сказать, что в то время, как лебедь только вроде лебедя и у нее меж пальцами ног нет перепонок, танцовщица кажется только кое-чем вроде человека.

- Я не знаю; может быть, приблизительно так и есть.

Грегори Бейтсон “Металог: почему лебедь?

Вступление

На стыке веков компьютерная действительность стала средой активного обитания для подрастающего поколения населения земли. Средний подросток-геймер проводит за монитором в денек от 2 до 6 часов в денек. Чтоб отыскать общий язык с ребенком необходимо просто сыграть с ним в его возлюбленный “квак”. Проводятся чемпионаты по кибериграм. Существует геймерская подкультура с обычным жаргоном, легендами, фигурами и ценностями. “Уход” малыша в игровую зону становиться обычным семейным событием. Возможно скоро киберигры (КИ) станут фактором, формирующим социальную реальность и штатскую мораль: так, Министерство Обороны США запустило в широкую продажу натуралистическую игру “Армия США” с официальной целью вербования молодежи в армию. В Европе пропагандируется временная смена штатского имени на ник героя игры “Турок”, также имеет место валютное поощрения дачи этого имени новорожденным.

Совместно с тем пока нет конкретного, обоснованного ответа на вопрос: что происходит с определенным ребенком, когда он погружен в определенную игру? И каковы последствия насыщенного игрового контакта?

Чтоб отыскать ответ, в перспективе нужно провести исследования, сделать каузальную модель “компьютерная игра – компьютерный игрок”, которая отразить главные особенности взаимодействия человека с игрой. В данной статье мы попробуем накидать набросок таковой модели.

1. Игровая действительность как система

Предполагаю, что эффект КИ – способность оказывать воздействие на личность игрока - имеет бинарную природу и не зависит по отдельности ни от человека, ни от параметров игры. Этот эффект определяется СОЧЕТАНИЕМ “субстанций”: игровой матрицы (с ее персонажами, сюжетом и динамикой развития) и психикой игрока (в том числе переживаниями, фантазиями, внутренними видами и пр.).

Во время игры психика игрока и игровая матрица образуют систему (игровую действительность), которая имеет определенную степень стойкости (“жизнь”). Соответственно, действенная КИ характеризуется созданием игровой действительности с очень вероятной продолжительностью “жизни”. Жизнеспособность игровой действительности определяется последующими моментами:

А. Характеристики игровой матрицы и психики человека располагают их к активному взаимодействию меж собой;

Б. В итоге взаимодействия матрицы и психики появляется новообразование - игровая действительность;

В. Игровая действительность изменяет состояние сознания человека, делая его хорошим от ежедневного;

Г. Окончание одной игры - повод для начала новейшей.

Разглядим каждый пункт более тщательно.

А.Характеристики игровой матрицы и психики человека располагают их к активному взаимодействию меж собой

Понятно, что кибер-игровая продукция рассчитана на наибольшее вовлечение игрока. Такая рекламная политика. Графика становиться изощреннее, интрига игры – еще больше захватывающей, и пр., и пр., и пр. Переживания, которые разработчик планирует вызвать у потре6ителя-геймера должны быть еще больше вовлекающими, насыщенными и колоритными и…конкурентно способными (!) по отношению к продукции конкурентов по рынку.

Человека в игру толкают в игру личные предпосылки: желание “встряхнуться”, “снять” раздражение, злость, просто “забыться”… Другими словами, человек испытывает потребность переключить внимание методом переноса чувственного напряжения на новый объект с следующей сублимацией (конвертации) энергии напряжения в игровые деяния.

В свою очередь КИ представляет собой просто безупречный объект для переключения внимания и сублимации конкретно в силу феномена фантазийности: игра не является тем, чем она является.

(В качестве иллюстрации произнесенного: когда ребенок на детской площадке играет, к примеру, в “войнушку” и “стреляет” из пластмассового пистолета в “врага” - окружающие уповают, что сам “герой” осознает, что это игра, он “стреляет не стреляя”, и “убивает не убивая” “врага”, который по сути его друг по песочнице Вася.

Тут есть одно НО: встречаются так именуемые “малыши с примитивной психикой”. У их способность к развитию абстагированию заблокирована. Вследствие этого они не понимают символическую сущность игры, выраженную в абстрактных правилах. Мозг “простого малыша” будет запечатлевать приятные деяния. “Игра” вправду “научит” его личным способностям – на уровне механического повторения. Ребенок не будет осознавать феномена игры: К примеру, что “друг” Саша на данный момент “неприятель”. “Простой ребенок” полностью способен нанести травму пленному “противнику” - ведь символического “неприятеля” он примет практически как человека агрессивного ему. Таковой “игрок” или имеет психологическую патологию – или его базисные возможности подавлены насыщенными стрессовыми переживаниями. )

Б. В итоге взаимодействия матрицы и психики появляется новообразование - игровая действительность

Пока человек просто посиживает и глядит на иконку игры в голубом окне компьютера – ничего такого особенного не происходит. Но вот игра началась: нужно интенсивно действовать по отношению к игровым персонажам (которые так же действуют по отношению к нему) - стрелять, скрываться, уворачиваться от неприятеля – для того, чтоб достигнуть цели, вы-играть. Взор “покидает” наружный предметный мир и фокусируется на дисплее. Внимание просачивается вовнутрь игры и начинает смотреть за войском, перемещением неприятельских юитов, наличием патронов и т.п. Игрок обретает виртуальные способности (юниты, орудие, мистика и пр.), которые в соединении с его персональными возможностями здесь же приносят “беспристрастный” (для игровой действительности).

Понятно, что основным различием игровой действительности от вещественной реальности является отсутствие ограничений – как физического (к примеру, обратимый ход времени), так и морально-социального порядка (к примеру, снятие табу на разрушительные деяния, так как уничтожаются условные, несуществующие объекты). В этом плане игровая действительность является облегченной моделью реальности, акцентуированной на зрительной и аудиальной репрезентативных системах человека.

В. Игровая действительность изменяет состояние сознания человека, делая его хорошим от ежедневного

Я вошел” - эту фразу можно услышать в игровой зоне нередко. Человек преобразуется в персонаж игры. Не считая того, что он становиться тем, кем не был ранее – побеждая конкурентов, его персонаж может перевоплотиться в фаворита, Героя игры. Такая интрига игры: “скоро мы узнаем, Кто станет Героем”!

Игровая действительность выступает типичным трансформатором вида “я”: человек – игрок в компьютерные игры – персонаж – Герой. При всем этом энергия переживаний концентрируется вокруг новейшей оси “герой – действие – игровые объекты”. Обозначенная концентрация порождает модифицированное состояние сознания, сущность которого можно обозначить как игровой стресс: психика игрока за счет перенесенной энергии реагирует довольно активно на мельчайшие конфигурации на игровом поле (не говоря о поражениях, бедах, в особенности если это сетевая lan-игра). Перенос энергии на игровую ось позволяет на некое время снизить напряжение повдоль прозаической оси “слабенькое “я” – невозможность деяния – объект напряжения” (к примеру, наличие скандальной атмосферы в семье, в которую обязан ворачиваться после школы ребенок и которую он не способен поменять; ну и просто тревожный комплекс ситуативной неполноценности, связанный со взаимодействием с обвиняющими фигурами (предки, учителя и пр.).

Г. Окончание одной игры - повод для начала новейшей

Игровой феномен: как персонаж стал Героем - достигнул пика могущества, одолел всех противников – “притче конец”! Выиграл – вышел из игры. Момент торжества продолжается мгновенье по сопоставлению с общим игровым временем. Игра завершается совместно с трансформацией вида, который на самом деле и является ролевой целью игры. Совместно с ней исчезает сублимационная ось, которая перенаправляла энергию. Чтоб опять Героем и вновь обрести “ауру” игрового стресса – нужна новенькая игра.

В свете вышесказанного направляет на себя внимание так именуемый пост-игровой стресс, когда игрок удачно окончил игру и пребывает в состоянии “короля без царства”. У него два выхода: захватить еще одно царство – или “пробудиться” и стать не-королем, т.е. обычным человеком. Возвратиться к прозаической оси и опять тужиться и ослабевать от невозможности поменять себя, важных людей и мир в целом. Либо опять начать игру и испытать себя в ожесточенных схватках, закалясь как Персонаж, но не как человек.

2. Топология игровой действительности

Разглядим подробнее некие характеристики игровой матрицы, которые определяют топологию игровой действительности.

Функция сохранения и загрузки вариантов игры делает вероятным управление событиями в процессе игры. Игрок может возвратиться к сохраненному варианту, где расклад сил был на его стороне – другими словами выиграть событие. Возможностью возвратиться вспять во времени и принять другое решение КИ отличается от игр физической действительности: футбола, шахмат – где ход событий необратим. Благодаря функции “сохранение/загрузка” игровая действительность обладает свойством обратимости событий во времени (как здесь не вспомнить конструкторов С.Лема, которые делали варианты обратимой действительности).

Функция трудности игры позволяет управлять сопротивляемостью противника, т.е. делает его воздействия на самом деле предсказуемыми. Игровая действительность становиться более определенной в области чувственных ожиданий игрока. Функцией трудности определяется, если так можно выразиться, степень геройства, на которое претендует персонаж игрока. Выбирая сложность, игрок в компьютерные игры тем программирует отношение к для себя игровых персонажей, что в свою очередь увеличивает общую определенность интриги игры.

Визуально-аудиальная модальность событий изолирует от роли в игре тело. Тем психика игрока отключается от связи с вещественной реальностью. Исключаются такие телесные состояния, как вялость от долгой пробежки по коридорам “Квейка”, боли от попадания противников в “Контр-страйк” и т.п. В отличие от проигрыша в реальной боевой ситуации – проигрыш в игре не лупит по телу, только по очам, ушам, чувствам и самолюбию. Такая модальность действия делает игровую действительность вне-телесной, т.е. очень неопасной для тела игрока, что в особенности животрепещуще для кровавых ожесточенных игр.

Если б игра “Квейк” конструировала и телесные чувства, адекватные происходящим на дисплее событиям, то она бы была не увлекательна. Та же боль в “дыхалке”, древесные ноги, вялые пальцы не так стремительно нажимают на “гашетку”… Естественно, можно перезагрузить идеальный вариант, но силы опять начнут таять. Через телесный канал в игру ворвется необратимость событий на уровне телесных процессов. Хотя, естественно, почему бы не впрыскивать натуральный адреналин в тело, когда герой “Квейка” находит его в секрете. Но тогда игра растеряет свое очарование и станет одним из вариантов натуральной жизни. Весь кайф от таких игр будет заключаться в способности в хоть какой момент выйти из их.

Красота” КИ конкретно в их “не-телесности”, отличии от вещественной реальности.

Можно сказать, что в игровой действительности игрок “учит” свое тело "не страшиться" того, что лицезреют глаза и слышат уши. В этом плане ребенок, область кинестетики которого связана с негативными переживаниями, будет играть для того, чтоб получить “терапевтический”, безболезненный опыт побед и удачного взаимодействия с игроками. “Зрительная” реакция такового малыша будет резвее, ежели реакция через тело. Что время от времени порождает иллюзию резвой обучаемости и эволюции малыша при использовании компьютера.

Таким макаром, можно представить, что эффект КИ связан с конфигурацией репрезентативного кода человека играющего. Игровое сознание появляется, как специализация психики на визуально-аудиальном каналах восприятия, где кинестетике отводится утилитарная роль – стремительно жать кнопки. Но значение кинестетики – быть связывающим звеном меж безотчетным и сознанием. Выходит, что побочным эффектом КИ может быть формирование определенного “геймеровского” склада психики малыша: утилизация тела как зоны переживаний приведет к обесцениванию моментов, связанных так либо по другому с телесностью. Заместо этого будет формироваться другая система ценностей, связанная с зрительной эстетикой, зрелищностью и ориентацией на цифровой итог (рейтинг, фраки, время на развитие и пр.).

Определяемость” роли персонажа. Выбирает ли игрок в компьютерные игры грядущего героя, либо конструирует его из “частей” – сюжетная линия персонажа выступает как игровая данность. Выбор роли определяет Цель персонажа в игре: что необходимо сделать, чтоб цель была достигнута. Игрок может быть “свободен” в выборе средств (которые предлагаются в форме фиксированного перечня), но он не способен поменять определенность “Роль – Миссия”. Если игрок не следует игровой миссии и не делает предписаний – игра “проваливается”. Налицо регламентированная игровая действительность, в какой проекция “Я”-игрока – персонаж – сталкивается с готовыми ответами на идентификационные вопросы: кто Я, откуда и для чего пришел, кто мой неприятель, в чем цель моих действий и их последовательность? (Заметим, что в истинной жизни конкретные неизменные ответы на эти вопросы тяжело отыскать). Ответ на эти вопросы представлен в ярчайшем приятном виде. Потому игрок в компьютерные игры просто идентифицирует, выяснит игровую действительность по роли персонажа и, соответственной ей, исторической полосы (сюжетом) игры.

Энтропийный вектор”: наличие ресурсов (базы, замки, орудия, кристаллы) рассеянных по месту игры, определяет потенциал деяния персонажа игры. Сначала игры персонаж обладает исходным потенциалом деяния, некоторыми базисными способностями, свойствами – к примеру, главным умом и мудростью в “Героях Клинка и Магии”. Игроку нужно развить эти функции, тем увеличивая силу персонажа, его потенциал деяния. Развить функции может быть одним методом: взаимодействуя с окружающей средой, которая тоже имеет собственный потенциал (секреты, золотоносные шахты, волшебные звезды, битвы с противником – все это увеличивает силу персонажа). Игровую действительность можно именовать реальностью с данным потенциалом деяния. Как потенциал персонажа приближается к уровню Героя, потенциал игровой ситуации миниатюризируется, игра завершается, чтоб начаться в новеньком туре. В свете вышесказанного, сверх-миссию Героя и, как следует, мета-цель игры можно найти как “обретение силы”, извлечение героем потенциала деяния из среды (новое орудие, приз, волшебные очки, опыт…) и трансформация их в свою силу – т.е. Усиление персонажа. Очень усиленный персонаж преобразуется в Героя. При всем этом потенциал окружающей игровой среды приближается к нулю: кристаллы завершаются, базы противников разгромлены, ничто вокруг не движется и не летает. Вся энергия перебежала под управление Героя, стала его силой.

Попробуем составить “эскиз-портрет” игровой действительности:

Во-1-х, это действительность с обратимым ходом событий.

Во-2-х, это действительность с определяемым противником.

В третьих, это вне-телесная действительность.

В четвертых, это действительность с готовыми Миссией и идентификационными установками.

В пятых, это действительность с готовым к использованию потенциалом деяния.

3. Топология фантазии

Размышляя о психике человека в контексте игровой действительности, мы должны найти психическую базу КИ. Благодаря какой психологической функции может существовать то, чего по сути нет?

Возможно, разыскиваемая психическая функция сама должна владеть “не-материальностью” с одной стороны, с другой – некоторым потенциалом, который и обеспечивает “не вещественное” функционирование. Не считая того, в поле деяния этой психической функции должны быть объекты, владеющие аналогичной виртуальной природой.

Представим несколько 10-ов Василиев Пупкиных, играющих в КИ. Понятно, что Васи самовыражаются в игре. Но что конкретно, поточнее – какого конкретно Васю выражает в игре игрок в компьютерные игры Пупкин? Ученика средней школы? Отпрыска собственных родителей? Никак. Играя, Вася выражает не повседневное “Я”, а эмоционально-интуитивный вариант другого “я”. Идет речь о фантазии, в поле которой другое “Я” обретает право на существование. В чем ценность фантазий? В ее свойствах:

цикличность - одна фантазия сменяет другую, и человек способен направлять этот процесс;

вариативность – мечту можно “модернизировать”, перефантазировать, выиграть;

энергетичность – фантазия харизматична, делает эмоциональное напряжение, желание использовать энергию этого напряжения в действиях, направленных на воплощение фантазии;

ролевая определенность – образ человека в поле фантазии размещается меж 2-мя чувственными полюсами: жертвенным и геройским. Роли Жертвы и Героя так либо по другому находятся в большинстве фантазий;

событийность – фантастические деяния концентрируются вокруг интриги за предмет Всемогущества (“Мне пока не везет, но когда-нибудь я найду звездолет, спасу галлактическую принцессу от отвратительного инопланетянина, выиграю пару галактических битв и стану Героем – Галлактическим Царевичем”).

Фантазия – это нередко типичный план перевоплощения слабенького “Я в сильное, успешное, геройское. Фантазия срабатывает одномоментно. Фантазировать можно, используя сначала зрительные и аудиальные составляющие.

4. Подготовительный вывод

Разумеется, что характеристики фантазии отражаются в функциях игровой матрицы. Такое совпадение делает КИ комфортным сценарием, по которому игрок в компьютерные игры “проигрывает” свою фантазию, инспектирует ее на “жизнеспособность” в неопасной для тела виртуальной среде. В итоге создается виртуальный образ “Я”, который обладает сублимированной энергией вещественного “Я”.

В качестве иллюстрации разглядим таблицу сравнения параметров вещественного и виртуального “Я”:

Вещественное “Я

Виртуальное “Я

Каналы

репрезентации

Визуально-аудиально-кинестетический

Визуально-аудиальный

Характеристики

"я"

Природная

амбивалентность, многозначность

Однозначность

Высококачественное отличие

Наличие

соматической области “я”-неопределенности и внутренних

переживаний, связанных с экзистенциальными моментами (печаль,

тревога, одиночество, тоска и пр.).

Я

точно и выражено в цифрах, эмоции – в аудио-визуальных

картинах и эффектах. В большинстве случаев представлено презентабельно и

понятно.

Система

ценностей

Этическая (что

делать с переживанием)

Эстетическая

(что делать с картинкой и результатом)

Скорость

процессов

Норма,

время от времени медлительно

Стремительная

Направленность

Дела с

окружающей средой

Отношение с

фантазией

Маневренность

Не всегда

Практически всегда

Итак, игровая матрица и психика игрока в соединении собственном порождают третью “субстанцию: циклическую фантазийную действительность, в какой личность игрока трансформируется в Героя средством сосредоточения внимания на активных действиях по отношению к игровым персонажам и изменению репрезентативного кода.

Такое совпадение оказывается палкой о 2-ух концах.

Для человека, имеющего обеспеченный опыт социально-физического существования киберигра остается облегченной версией вещественной реальности – конкретно из-за бестелесного режима и “магической” топологии игры. Система ценностей такового человека сформирована броским опытом вне-игровых психофизиологических переживаний, в том числе таких, как боль и наслаждение. Телесная сенсорика боли, наслаждения утилизирует фантазию, делая ее реальностью второго порядка. Игра остается игрой – с присущей ей юмором и чувствами. Игра в случае проф увлечения сохраняет абстрактную сущность. Мастера “квака” играют на чемпионатах в математико-символическом пространстве, с минимизацией зрительных оболочек объектов. Незапятнанная игра – это поединок игровых логик.

Человек, неуспешный социально-физически принимает игровую действительность как действительность первого порядка. На фоне простого сенсорного опыта игровая действительность подменяет реальность и обогащает сенсорную сферу. Фокус внимания сосредоточен на картинах. Насыщенный видеоряд утилизирует телесную сенсорику, порождая ее чувственный заменитель. Игрок получает наслаждение от рисунки со звуком. Телесная необратимость исключена, система ценностей мутирует в систему ценностей: какой видеоряд избрать, куда щелкнуть кнопкой, чтоб стать героем. Победа – это положительная самооценка, и положительные эмоции. Игра становится средой формирования личных свойств homo games, показателем удачливости – рейтинг. Нередко игровой реальностью живут дети, которые не прошли ролевую идентификацию в социальной реальности и отыскали собственный образ в игре. Такая игра – сначала поединок чувств и самолюбия. А чем же не пожертвуешь ради этого?

В качестве иллюстрации вспоминаю таковой случай. Группа игроков сделала карту Контр-Страйк с ботами, вооружила их ножиками, сами взяли по пистолету и решили потренироваться в меткой стрельбе. Спустя некое время к ним входит “отец”. Он берет пистолет и играет некое время. Так случилось, что по “фракам” он оказался всего только посреди рейтинга. Тогда он покупает пулемет и начинает валить роботов косяками – пока не стал фаворитом рейтинга. Как положение исправилось, он взял пистолет и расслабленно играл далее.

5. О КИ-зависимости

Отношение к игре – тест на психическое здоровье. Если игра не наскучивает, если на проигрыш игрок реагирует вспышкой отрицательных эмоций, просто переносимых на фаворита означает, игра стала очень тяжеленной вещью, чтоб к ней просто относиться. Юмор пропал. Человек включен в эту игру – уже не как фантазийный персонаж, как живой Вася Пупкин. И все, кто выигрывает в игре – наносят ему, Васе глубоко личную обиду. Которую он переживает в реальности. Смешение игры и реальности провоцирует зависимость от проигрышей и побед, т.е. игроманию. Прошу увидеть – зависимость не от игры, а от переживаний, связанных с личным “включением” в игру, идентификации героя игры с собой (но не игровой идентификация с героем!). Вася, который считает игру жизнью – переносит на игру свои ожидания от жизни. Он пробует восполнить неуспехи в реальности игровыми победами – ведь для него игра и реальность сущность единая субстанция.

По сути Вася зависит не от игры – Вася находится в зависимости от собственных же чувственных состояний, от которых не может абстрагироваться. Он переживает в игре эмоции, которые испытывает в жизни к реальным людям. Он не испытывает незапятнанных игровых чувств, которые играю роль собственного рода энергетического фона для развития игровой логики. Для него в игре нет “незапятнанных” игровых объектов, а есть образы реальных людей. Вася пробует поместить в игру не только лишь себя, но тех важных лиц, которые явились предпосылкой его дискомфорта. Вася не будет убивать просто гоблинов, он будет убивать гоблина-папу, ведьму-учительницу и т.п. В реальности он не знает, что делать если папа опять станет предпосылкой духовного дискомфорта. Но игра дает ответ на больной вопрос. Ответ не оптимальный - на уровне ритуального деяния. Потому, если уж гласить о зависимости – необходимо гласить о зависимости от важных людей, от такого же папы либо учительницы. О том, что реальный актуальный опыт homo games так примитивен, что игровая действительность просто его подменяет.

Игра – это неустойчивое равновесие меж умственным развитием и чувственным сгоранием. Пока игрок сосредоточен на игре - он развивается, адаптируясь к игровой действительности. Как он концентрируется на для себя и пропускает в игру свою личность – он сгорает. Для предотвращения сгорания игрока и есть правила. Главное правило игрока – сделай ник. Его цель – сохранение сознания, психики игрока в игровом, а не буквальном состоянии.



Намедни Пушкинского денька Рф специалисты заявили, что современная школа не дает ученикам тех познаний о Пушкине, которые бы могли заинтриговать подрастающее поколение - содержание школьной программки и нехорошее преподавание способны вызвать только негативное отношение к творчеству величавого поэта, передает РИА "Анонсы".

6 июня 2011 года исполняется 212 лет со денька рождения величавого российского поэта. В русские времена этот праздничек отмечался как Пушкинский праздничек поэзии. Он всегда завлекал к для себя внимание общественности и даже во времена сталинского террора сопровождался пышноватыми и праздничными мероприятиями. Муниципальный статус денек рождения поэта получил в 1997 году согласно Указу Президента РФ «О 200-летии со денька рождения А. С. Пушкина и установлении Пушкинского денька России».

По воззрению проректора по научной работе Русского муниципального гуманитарного института (РГГУ) Дмитрия Бака, Пушкин может быть доступен и понятен полностью всем, но на пути к подлинному осознанию российского поэта есть два препятствия.

"1-ое - "хрестоматийный глянец", показное возвеличивание Пушкина, его поверхностное прославление, в том числе и в рамках бессчетных юбилейных мероприятий. 2-ое препятствие - плохое преподавание в школе, непрофессиональные учителя-словесники, которые навечно отбивают энтузиазм и вкус не только лишь к Пушкину, да и вообщем к поэзии", - произнес Бак.

В свою очередь проректор по учебной работе Института российского языка имени Пушкина Галина Левина считает, что современной молодежи почти все неясно в романе "Евгений Онегин", ей более доступна пушкинская лирика либо проза.

"Для современной молодежи более доступны пушкинские стихи, чем "Евгений Онегин". Естественно, этот роман - энциклопедия российской жизни, но та жизнь так далека от современного читателя, о стольких вещах он не имеет представления, что ему тяжело осознать почти все в романе", - произнесла собеседница агентства.

"Усеян плошками кругом поблескивает прекрасный дом", "Пока недремлющий брегет не прозвонит ему обед", "Дважды в год они говели, обожали круглые качели" и т.д.", - процитировала Левина, добавив, что легче воспринимается обычная и очень понятная лирика.

"Нет никаких препядствий меж Пушкиным и современными юными людьми, если они поэта не знают, не понимают - это вина тех, кто не делает нужных усилий для разъяснения", - произнес проректор РГГУ.

"К огорчению, наши малыши никакого наслаждения от школьного курса литературы не получают. Их не учат услаждаться красотой слова, а принуждают зазубривать "образы" Онегина и Печорина, но зубрежка никогда радости не доставляла. То, как представлен Пушкин и другие классики в школьной программке, вызывает у ученика неприязнь, равномерно вырабатывая стойкое омерзение к чтению", - считает Левина.

По ее воззрению, у современных учителей совсем не хватает времени, чтоб совместно с учениками получить наслаждение от процесса чтения художественной литературы.

"У преподавателей есть программка, они ее гонят бегом-бегом. Главное - натаскать учеников на правильное выполнение ЕГЭ. В школах не учат услаждаться художественным словом. Потому, когда к нам приходят на филологический факультет вчерашние школьники и начинают читать Пушкина, они находят себе откровения практически в каждой строке", - считает она.



Не отрекаются, любя

Не отрекаются, любя,

Ведь жизнь кончается не завтра.

Я перестану ожидать тебя,

А ты придешь совершенно в один момент.

Не отрекаются, любя.

А ты придешь, когда мрачно,

Когда в окно стукнет вьюга,

Когда припомнишь, как издавна

Не грели мы друг дружку.

Да ты придешь, когда мрачно.

И так захочешь теплоты,

Неполюбившейся когда-то,

Что переждать не сможешь ты

3-х человек у автомата -

Ах так захочешь теплоты!

За это можно все дать,

И до того я в это верю,

Что тяжело мне тебя не ожидать

Весь денек не отходя от двери,

За это можно все дать

Не отрекаются, любя,

Ведь жизнь кончается не завтра,

Я перестану ожидать тебя,

А ты придешь совершенно в один момент,

Не отрекаются, любя,

Не отрекаются, любя.

Лето, ах лето

Вся земля теплом согрета,

И по ней я бегу с босыми ногами.

Я пою, и звёзды лета

Светят мне даже днём,

Даже днём.

Я так желаю,

Чтоб лето не кончалось,

Чтобы оно за мною мчалось,

За мною вослед.

Я так желаю,

Чтоб небольшим и взрослым

Изумительные звёзды

Даровали свет.

Лето, ах, лето,

Лето звёздное, звонче пой.

Лето, ах, лето,

Лето звёздное, будь со мной.

Дождик грибной играет в прятки

С ручейком и со мной, и со мной.

Ветерок, надев крылатку,

Манит в лес за собой, за собой.

Выше птиц взлететь желаю я,

Чтобы посмотреть с голубой высоты

На страну мою огромную,

На леса, на луга, на цветочки.

Балет

Я опять вижу голубой дальний свет

Красивым царевичем мне является балет

Он позолоченную туфельку дает

И за собою в мир таинственный ведет

И вот взлетаю я взлетаю высоко

Паря над прожитым свободно и просто

И только звезды кружат в небе нужно мной

И только звезды кружат в небе нужно мной

И только музыке подчиненна я одной

Балет балет балет души призывный звук

Балет балет балет несбыточный мой друг

Мой самый ясный взгляд мой самый легкий вздох

Балет ты издавна мой бог мой бог

Балет балет как отлично с тобой парить

И все понятно и не нужно гласить

Не нужно слов пустых не нужно излишних фраз

Все растолкует круженье рук движенье глаз

Маэстро

Угасает в зале свет, и опять

Я смотрю на сцену отрешенно.

Рук магический всплеск — и как будто

Застыл целый мир завороженно.

Вы так высоко парите,

Тут, понизу, меня не замечая.

Но я к вам пришла, простите,

Так как только вас люблю!

Вы хотя бы раз,

Всего только раз

На миг забудьте об оркестре.

Я в восьмом ряду,

В восьмом ряду,

Меня узнайте,

Мой маэстро.

Пусть мы далеки,

Как «да» и «нет»,

И рампы свет

Нас разлучает.

Но у нас одна,

Да, да, одна

Святая к музыке

Любовь!

Вновь игру свою начните,

И я знаю, волшебство повторится.

Если бы знали, мой учитель,

Как вам верует ваша ученица.

Я ищу у вас спасенья

И мечтаю, сидя в этом зале,

Совместно с вами быть на сцене,

Совместно с вами музыке служить!

Вы хотя бы раз,

Всего только раз

На миг забудьте об оркестре.

Я в восьмом ряду,

В восьмом ряду,

Меня узнайте,

Мой маэстро.

Пусть мы далеки,

Как «да» и «нет»,

И рампы свет

Нас разлучает.

Но у нас одна,

Да, да, одна

Святая к музыке

Любовь!

Я вам была только тенью,

А на данный момент я вырвалась из плена.

Прочь волнения! Прочь сомненья!

Я сейчас стою на этой сцене!

В зал, смотрю я в зал и вижу

Взор ваш нескончаемо ошеломленный.

Столько лет прошло, но поближе

Стали вы, маэстро, мне с того времени.

Он пришел, мой час,

Мой звездный час

Играю я вам,

Маэстро.

Вы в восьмом ряду,

В восьмом ряду

И тот же зал,

И то же место!

Пусть мы далеки,

Как «да» и «нет»,

И рампы свет

Нас разлучает,

Но у нас одна,

Да, да, одна

Святая к музыке

Любовь!

Арлекино

По острым иглам броского огня

Бегу бегу дорогам нет конца

Большой мир замкнулся для меня

В арены круг и маску без лица

Я шут я Арлекин я просто хохот

Без имени и в общем без судьбы

Какое право дело вам до тех

Над кем пришли повеселиться вы

О

Арлекино,

Арлекино,

Необходимо быть забавным для всех!

Арлекино

Арлекино

Есть одна заслуга - хохот!

Выходят на арену силачи

Не ведая что в жизни есть печаль

Они подковы гнут как калачи

И цепи рвут движением плеча

И аплодирует восхищенный зал

И на арену к ним летят цветочки

Для их играют туш пылают глаза

А мною заполняют перерыв

О

Арлекино,

Арлекино,

Необходимо быть забавным для всех!

Арлекино

Арлекино

Есть одна заслуга - хохот!

Смешить вас мне с возрастом все трудней

Ведь я не шут у трона короля

Я Гамлета безумие страстей

Который год играю себе

Все кажется вот маску я сниму

И этот мир поменяется со мной

Но слез моих не видно никому

Ну что ж Арлекин я видно хороший

О

Арлекино,

Арлекино,

Необходимо быть забавным для всех!

Арлекино

Арлекино

Есть одна заслуга - хохот!

О Арлекино

Арлекино

Необходимо быть забавным для всех

Арлекино Арлекино есть одна заслуга хохот

Осенний поцелуй

Я прошу не нужно гласить неправду

Другом себя именовать не торопись

Шорох листопада

Лунная соната

Все что мне нужно на данный момент для души

Не обижайся не ревнуй это осенний поцелуй

Он для того кто все эти годы ожидал

Осенний поцелуй

Осенний поцелуй после горячего лета

Ты может быть один так ощутил это

И может быть один возжелал этот вечер

Со мною выпить до дна

Осенний поцелуй сок рубиновой вишни

Как жалко что ничего у нас летом не вышло

Но впереди вся осень ты мне нужен очень

И я для тебя нужна я для тебя нужна

Кто бы мог поразмыслить что злодейка молодость

Так невпопад ворачивается вновь

Как это ни удивительно мой двойник с экрана

Опять поет и поет про любовь

Древние часы еще идут

Древние часы еще идут

Древние часы очевидцы и судьи

Когда ты в дом заходил они слагали гимны

Звоня для тебя во все колокола

Когда ты не смог меня осознать

Я задумывалась замрут все звуки во Вселенной

Но шли мои часы торжественно грустно

Я слышала их поминальный гул

Жизнь нереально повернуть вспять

И время ни на миг не остановишь

Пусть необозрима ночь и одинок мой дом

Еще идут древние часы

Жизнь нереально повернуть вспять

И время ни на миг не остановишь

Пусть необозрима ночь и одинок мой дом

Еще идут древние часы

Когда ты уходил таковой чужой

Амуры на часах сломали лук и стрелы

Часы приостановить тогда я не смогла

Как не смогла приостановить тебя

Жизнь нереально повернуть вспять

И время ни на миг не остановишь

Пусть необозрима ночь и одинок мой дом

Еще идут древние часы

Жизнь нереально повернуть вспять

И время ни на миг не остановишь

Пусть необозрима ночь и одинок мой дом

Еще идут древние часы

Древние часы еще идут

Древние часы очевидцы и судьи

Когда ты в дом заходил они слагали гимны

Звоня для тебя во все колокола

Древние часы еще идут древние часы еще идут

Еще идут еще идут

Коралловые бусы

Ты уезжал в отдалёкий край,

Обожать и держать в голове обещал,

Обещал возвратиться скорей.

Ты на прощание спросил,

Что мнев подарок привезти

Из-за голубых отдалёких морей.

Привези, привези мне коралловые бусы,

Мне коралловые бусы из-за моря привези,

Впереди, впереди разольётся море печалься,

Мне коралловые бусы из-за моря привези.

Привези, привези мне коралловые бусы,

Мне коралловые бусы из-за моря привези.

Прошло много длительных дней,

И вот возвратился ты ко мне,

В конце концов возвратился домой.

Мне экзотичных стрекоз,

И бус коралловых привез,

Только сердечко привез другой.

Куда уходит детство

Куда уходит детство

В какие городка

И где отыскать нам средство

Чтобы вновь попасть туда

Оно уйдет неслышно

Пока весь город дремлет

И писем не напишет

И навряд ли позвонит

И зимой и летом

Необычных ожидать чудес

Будет детство кое-где

Но не тут

И в сугробах белоснежных

И по лужам у ручья

Будет кто-то бегать

Но не я

Куда уходит детство

Куда ушло оно

Наверное в край расчудесный

Где каждый денек кино

Где так же ночкой голубой

Струится лунный свет

Но нам с тобой с этого момента

Туда дороги нет

И зимой и летом

Необычных ожидать чудес

Будет детство кое-где

Но не тут

И в сугробах белоснежных

И по лужам у ручья

Будет кто-то бегать

Но не я

Куда уходит детство

В недальние края

К ребятам по соседству

Таким же как и я

Оно ушло неслышно

Пока весь город дремлет

И писем не напишет

И навряд ли позвонит

И зимой и летом

Необычных ожидать чудес

Будет детство кое-где

Но не тут

И в сугробах белоснежных

И по лужам у ручья

Будет кто-то бегать

Но не я

По улице моей который год...

По улице моей который год

Звучат шаги мои друзья уходят

Друзей моих копотливый уход

Той мгле по ту сторону окон угоден

О одиночество как твой нрав крут

Посверкивая циркулем стальным

Как холодно ты замыкаешь круг

Не внемля увереньям никчемным

Дай стать на цыпочки в твоем лесу

На том конце замедленного жеста

Отыскать листву и поднести к лицу

И почувствовать сиротство как блаженство

Дари мне тишина собственных библиотек

Твоих концертов строгие мотивы

И мудрейшая я позабуду тех

Кто погибли либо доныне живые

И я познаю мудрость и печаль

Собственный потаенный смысл доверят мне предметы

Природа прислонясь к моим плечам

Объявит свои детские секреты

И именно тогда из слез из мглы

Из бедного невежества былого

Друзей моих красивые черты

Появятся и растворятся опять

Друзей моих красивые черты

Появятся и растворятся опять...

Ты возьми меня с собой

Улеглось в лесу под вечер

Многозвучье птичьих ста-а-ай.

Мама журавлика целует,

Поскорее засыпа-а-ай.

Он на маму глядит лаского

И качает головой,

Я желаю узреть небо

Голубое, голубое,

Я желаю узреть небо,

Ты возьми меня с со-обо-ой.

Прилетел залетный ветер

На зеленоватых парусах,

Спел он соснам корабельным

О приливах и штормах.

И журавлик несмышленый

Вновь качает головой,

Я желаю узреть море

Голубое, голубое,

Я желаю узреть море,

Ты возьми меня с со-обо-ой.

Вновь возлюбленный улетает

За ветра и за моря.

Он увидит, он выяснит

Как рождается заря.

И за минуту расставанья

Я скажу ему: "Родной,

Я желаю узреть землю

Голубую, голубую,

Я желаю узреть землю,

Ты возьми меня с со-обо-ой."

Возьми с со-обой, возьми с со-обой,

Возьми ме-еня с собой, с со-обой

Ты возьми меня с собой.

Ты возьми меня с собой.

Возьми с собо-ой, возьми с собой,

Ты возьми меня с собо-о-ой.

Возьми меня с собой.

Сбереги тебя судьба

Сбереги тебя судьба

От печали и обмана

От несбывшейся мечты

И от клятв как дым некрепких

Сбереги сбереги

Мы расстались бы с тобой либо поздно либо рано

И потому не нужно ничего не разъясняй мне

И не ври и не ври

Знать не желаю почему

И спрашивать и держать в голове ни к чему

Все обошлось затихает боль

Но половину боли этой

Что есть еще в сердечко кое-где

Испытать не пожелаю никому никому

Огради тебя судьба от неискреннего слова

От измены и тоски

И от встреч с обидой горьковатой огради огради

Не получится у нас разговора никакого

Ни о том что завтра ожидает

Ни о том что оставляем сзади сзади

Знать не желаю почему

И спрашивать и держать в голове ни к чему

Все обошлось затихает боль

Но половину боли этой

Что есть еще в сердечко кое-где

Испытать не пожелаю никому никому

Сбереги тебя судьба чтобы не стал всего дороже

Тот кому не нужен ты

И от всех людей неправильных сохрани сохрани

Помоги для тебя судьба

Так как сам не сможешь

Ты стерпеть и пережить все что я

Стерпеть смогла в эти деньки в эти деньки

Позови меня с собой

Опять от меня ветер злых перемен тебя уносит,

Не оставив мне даже тени взамен,

И он не спросит,

Может быть желаю улететь я с тобой,

Желтоватой осенней листвой,

Птицей за голубой мечтой.

Позови меня с собой,

Я приду через злые ночи,

Я отправлюсь за тобой,

Что бы путь мне не пророчил,

Я приду туда, где ты

Нарисуешь в небе солнце,

Где разбитые мечты

Обретают опять силу высоты.

Сколько я находила тебя через года,

В массе прохожих,

Задумывалась, ты будешь со мной навечно,

Но ты уходишь,

Ты сейчас в массе не узнаешь меня,

Только, как до этого любя, я отпускаю тебя.

Позови меня с собой,

Я приду через злые ночи,

Я отправлюсь за тобой,

Что бы путь мне не пророчил,

Я приду туда, где ты

Нарисуешь в небе солнце,

Где разбитые мечты

Обретают опять силу высоты.

Всякий раз, как спускается ночь

На спящий город,

Я бегу из дома бессонного прочь,

В тоску и холод,

Я ищу посреди снов безликих тебя,

Но в дверь другого денька,

Я вновь иду без тебя.

Позови меня с собой,

Я приду через злые ночи,

Я отправлюсь за тобой,

Что бы путь мне не пророчил,

Я приду туда, где ты

Нарисуешь в небе солнце,

Где разбитые мечты

Обретают опять силу высоты.



Двенадцать месяцев бегут

Сменяя время года,

И замыкает опять круг

Волшебница-природа.

Январь

Январь приходит с Новым годом

Под звуки торжественных хлопушек,

Под елкой водит хороводы

Посреди подаренных игрушек.

Февраль

Февраль последний зимний месяц.

Но февралю, какая жалость,

Не поэтому ль он так невесел?

Только 20 восемь дней досталось.

Март

Снег тает и бежит ручьями,

Весна-красавица идет.

С весною месяц март встречаем!

Нам гулкая капель поет!

Апрель

За ним апрель торопится и греет,

И вот уже из-под земли

На узкой ножке, как будто феи,

Цветочки подснежники взошли!

Май

Деревья в мае зеленеют,

И все вокруг вдруг зацвело.

А солнце с каждым деньком посильнее

Нам дарует летнее тепло.

Июнь

Весна уходит, только успела

Махнуть сиреневым платком.

И тополиным пухом белоснежным

Июнь влетает в каждый дом.

Июль

И вот уже в разгаре лето!

Июль выпекает во всю! Жара!

Но во дворах, забыв про это,

Утром резвится ребятня!

Август

Совершенно другое дело - август,

Прохладней среднего он брата.

В садах настолько не мало груш и яблок

Поспело! Радуйтесь, ребята!

Сентябрь

Давным-давно считали люди,

Год новый Осенью встречают.

Сентябрь это держать в голове будет -

Учебный год он начинает!

Октябрь

Октябрь. Собран сбор.

И холоднеет с каждым деньком.

Ковер из листьев невзначай

Осенним вымыл он дождиком.

Ноябрь

И вот уже зима торопится,

Чтобы повстречать осень на пороге,

А за окошком снег кружит,

Ноябрь месяц к нам приходит.

Декабрь

Дверь раскрыла и вошла,

Укутав белоснежным покрывалом

Деревья, улицы, дома...

Декабрь - и зима установилась!

Мелькнут листки календаря

Вот Новый год уже стучится...

От января до декабря

Все это опять повторится!



Книги для подростковНедавно я написала заметку о плохой – как и сейчас полагаю – книге Мариэтты Чудаковой. А сейчас хочу написать о её хорошей книге, на которую, впрочем, обратила внимание, только прочитав первую. Книга называется «Не для взрослых. Время читать!» Идея проста: в развитии читательских предпочтений писательница выше всего ценит период отрочества и предлагает подросткам (или отрокам) 10-16 лет заполнить полку книгами, которые просто необходимо прочитать в этом возрасте: потом станет поздно и упущенного удовольствия не наверстать. На эту полку Чудакова – надо сказать, довольно хаотично – ставит вперемежку Гайдара, Рабле, Лермонтова, Марка Твена, Александра Грина, Пушкина, О.Генри, Дефо, Льва Толстого, Бориса Житкова, Мериме, Осееву, Зощенко... Оговариваясь, что есть ещё Дюма, Каверин, Честертон, Гоголь, Жюль Верн, Диккенс и многие другие, для кого понадобится вторая полка. В общем, сумбурно. Я так и не поняла, почему каверинские «Два капитана» не вошли в первую полку для подростков и почему Рабле на ней сразу после Лермонтова. Не увидела внятную общность между князем Мышкиным и гайдаровским Тимуром. Не во всём согласилась с выбором книг. Или с одним из трёх главных правил Чудаковой: «Нет книг, которые читать рано». Есть такие книги. В особо печальных случаях книга, взятая слишком рано, способна отбить желание открывать себя на долгие годы, быть может, навсегда. У меня так вышло с «Янки при дворе короля Артура» и, стыдно признаться, с «Дон Кихотом». И при всём при этом – какая замечательная идея! Можно сказать, универсальная. Все мы, мамы и папы, даже бабушки и дедушки, можем составить список самых дорогих нашему сердцу книг, вспомнить, чем они трогали и волновали нас в детстве, о чём мы фантазировали, читая. Мы можем записать свои воспоминания и мысли, и получится наша собственная книжка «Время читать!», а у детей появится пространство для размышлений и выбора. Или можем ограничиться советами, что тоже неплохо. Только, в любом случае, надо начинать читать и говорить о прочитанном. Именно в таком просветительском тексте – а не в сусальной истории про девочку Женю – у Чудаковой даже получилось вполне натурально рассуждать об отечественной истории, как почве для книг Толстого, как драме Зощенко и Заболоцкого. И во всё это вплелись воспоминания детства. Книжная полка прямо на глазах превратилась в мостик между поколениями. Тем более ценный, что находится он не за семью печатями: каждый из нас способен навести такой мостик. Книги для подростковДелать это необходимо. Порой даже не догадаешься, кто безогляднее углубляет траншею непонимания: дети или сами взрослые, стремясь угодить некому «общепринятому» представлению о детских интересах. Слушая на днях «Детское радио», я обратила внимание на вопрос ведущей, вполне себе взрослой, хоть и молодой женщины, которая беседовала с юными девушками из хора «Весна». «А какую музыку вы слушаете для души, в свободное от занятий время?» - спросила эта дама. «Я слушаю классику», - застенчиво ответила одна девушка. «Да неужели? – судя по интонации, ведущая была оскорблена в лучших своих чувствах. – Вот прямо приходишь домой и для души слушаешь классику? Ну, ты со мной лукавишь. Сейчас ведь столько направлений: поп, рок, хип-хоп, рэп, соул… - с энтузиазмом перечисляла она. – Что, если мы сейчас проверим, что записано у тебя в телефоне, там будет только классика? Не верю!» «Не только, - всё так же застенчиво, но уверенно сказала девушка. – Но классика тоже». Вот что это было? Зачем? Неужели мы дошли до того, что желание подростка слушать не по принуждению, а для души веками освящённые шедевры воспринимается как лукавство или извращение? Видимо, если бы вопрос был не о музыке, а о чтении, признание, что для души дети читают Пушкина или Лермонтова, тоже было бы встречено как обман или кокетство. Я и прежде слышала эту радиоведущую: когда дети ей отвечали, что любят Диму Билана, она принимала это как должное. Такая нынче норма? Если так, её уж точно придумали не дети. Эту норму придумали взрослые. А книга «Время читать!», напротив, указывает один из немногих способов, которые доступны нам, чтобы не допустить разрыва и поделиться с детьми тем, что мы сами любили в детстве. Не обязательно это классика, но всегда – вещи, проверенные временем, нашей благодарной памятью. В заключение, немного личного опыта. Я читала не все книги, которые рекомендует Чудакова, а из прочитанных люблю не все, и полка моя получится другой. Но один рассказ заинтересовал меня сразу – здесь надо отметить, что писательница сделала продуманную текстовую нарезку, выбранные ею места, действительно, пробуждают желание узнать, как будет развиваться сюжет и чем всё это закончится. Так вот, пробежав глазами начало рассказа Валентины Осеевой «Бабка», я тут же принялась искать его в интернете. Нашла, стала читать и разрыдалась, хотя не лила слёз над книгой уже очень давно. Тут пришла моя дочь. «Мама, почему ты плачешь?» Всё ещё задыхаясь и всхлипывая, я принялась читать «Бабку» ей. Она слушала внимательно. Она поняла правильно. Меня потрясло, что она заплакала на том же месте, что и я. Конец мы дочитывали вдвоём, зарёванные, несчастные и счастливые.


Реклама
По вопросам размещения на сайте обращайтесь к администратору. Почта egomischin@yandex.ru
Новое на сайте
Реклама на сайте
Copyright © 2012-14 Здоровье и воспитание детей
  Яндекс.Метрика