Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
CHILD DOC - здоровье, воспитание, развитие ребенка
Один англичанин толкнул англичанинаЯ с детства мечтал переводить с английского старинные стихи и истории. Но опоздал: пока я рос, Корней Чуковский, С.Маршак и Борис Заходер всё это уже перевели. Мне стало очень обидно. Так обидно, что если бы я знал какие-нибудь английские слова, я бы сам сочинил из них новую старинную английскую народную балладу или песенку. И сразу перевёл бы её на русский, пока другие переводчики о ней не узнали. И тут я подумал: "А почему, собственно, переводчик с английского на русский непременно должен ждать, пока кто-нибудь напишет английские подлинники по-английски? Почему бы не сделать наоборот: сначала сочинить ДО-подлинный перевод на русский, а потом пускай англичане переводят обратно? А не захотят переводить — тем хуже для них: значит, у нас будет больше английских стихов и историй, чем у самих англичан!" Учтивый разговор История очень вежливая и не слишком короткая Один англичанин толкнул англичанина и тут же сказал: "Извините, нечаянно". Второй англичанин любезно ответил: "Простите, но я ничего не заметил". "Нет-нет, это вы, ради Бога, простите". "Простите, но что мне прощать, объясните?" "Как - "что мне прощать"? Неужели не ясно?" "Сэр, вы беспокоитесь, право, напрасно. Я рад бы простить вас, но мне не понять, Что именно должен я вам извинять". Тогда англичанин толкнул англичанина и сразу сказал: "Извините - нечаянно". На что собеседник любезно ответил: "Простите, но я ничего не заметил". "Нет-нет, это вы, ради Бога, простите". "Простите, но что мне прощать? Объясните". "Как - "что мне прощать"? Неужели не ясно?" "Сэр, вы беспокоитесь, право, напрасно: я рад бы простить вас, но мне не понять, что именно должен я вам извинять!" Тогда англичанин толкнул англичанина и сразу сказал: "Извините. Нечаянно". На что собеседник любезно ответил: "Простите, но - я ничего не заметил!" "Нет-нет, это вы, ради Бога, простите". "Простите, но что мне прощать, объясните?" "Как - "что мне прощать"? Неужели не ясно?" "Сэр, вы беспокоитесь, право, напрасно. Я рад бы простить вас, но мне не понять, Что именно должен я вам извинять". Тогда АНГЛИЧАНИН ТОЛКНУЛ англичанина! И сразу сказал: "ИЗВИНИТЕ НЕЧАЯННО!" Но тут собеседник ответил иначе: "Простите, но я вам, пожалуй, дам сдачи". И вежливо-вежливо два англичанина друг друга до ночи тузили отчаянно. Размышления после очень вежливого разговора По вкусу Стоит досолить И завтрак, и обед. Немножко Можно пошалить, Плохого в этом нет. Подраться Нужно иногда - За слабого, к примеру. Но Даже вежливость - Беда, Когда забудешь меру. Глупая лошадь Лошадь купила четыре калоши пару хороших и пару поплоше. Если денек выдаётся погожий, лошадь гуляет в калошах хороших. Стоит просыпаться первой пороше лошадь выходит в калошах поплоше. Если же лужи по улице сплошь, лошадь гуляет совсем без калош. Что же ты, лошадь, жалеешь калоши? Разве здоровье тебе не дороже? История с сундуком Идёт по дорожке серьезный Индюк, Везёт на тележке железный сундук. Навстречу Корова бежит налегке: Скажите, — кричит, — что лежит в сундуке? Простите, я с вами почти не знаком. Пустите, не то зацеплю сундуком. Но грозно Корова идёт к сундуку и очень сурово ревёт Индюку: Ну, нет! Не уйду я отсюда, пока не скажете, что там, внутри сундука... Стоит до сих пор на дорожке Индюк. Лежит до сих пор на тележке сундук. И эта Корова не сдвинулась с места. И что в сундуке, до сих пор неизвестно. Зимняя колыбельная история о Дэнни, папе и кошке по имени Киска. Дэниел-Дэнни, и папа, и кошка катались на санках по снежным дорожкам. Когда, накатавшись, вошли они в дом, их бабушка Мэгги узнала с трудом. Дэниел-Дэнни, и папа, и Киска немедленно съели по тёплой сосиске и рядышком сели погреть у камина кто руки, кто лапы, кто — уши и спину. Играют в камине бесшумные тени. Уснул возле бабушки Дэниел-Дэнни. У папы три капли упали со шляпы. Кошка согрела озябшие лапы. История о Джонатане Билле Джоатан Билл, который убил медведя в Чёрном Бору, Джонатан Билл, который купил в прошлом году кенгуру, Джонатан Билл, который скопил пробок два сундука, Джонатан Билл, который кормил финиками быка, Джонатан Билл, который лечил ячмень на левом глазу, Джонатан Билл, который учил петь по нотам козу, Джонатан Билл, который уплыл в Индию к тётушке Трот, ТАК ВОТ этот самый Джонатан Билл очень любил компот. Купить книги Вадима Левина Куда уехал цирк Лошадь в калошах Рыбка-с-Двумя-Хвостами Наша Земля в картинках


Золотая осень. Левитан Октябрь Берестов В.Д. Вот на ветке лист кленовый. Нынче он совсем как новый! Весь румяный, золотой. Ты куда, листок? Постой! Осень Минухина К. (стихотворение школьницы 8 лет) Осень - рыжая девчонка Шьет наряды тонко-тонко: Красные, бордовые, желтые листки - Это лоскутки. Осень Новицкая Г.М. Я хожу, грущу один: Осень рядом где-то. Жёлтым листиком в реке утонуло лето. Я ему бросаю круг свой венок последний. Только лето не спасти, если день - осенний. Луч в витраже Смольников И.Ф. Сначала ветер прошумел осиной. Потом прошла над лесом туч гряда. Потом дождь кончился. И след лосиный Наполнила небесная вода. По самой лучшей из лесных дорожек, Пофыркивая и наморщив нос, Ежихе Осторожный ёжик Четыре капельки на иглах нёс. Осень Токмакова И.П. Опустел скворечник- Улетели птицы, Листьям на деревьях Тоже не сидится. Целый день сегодня Всё летят, летят... Видно, тоже в Африку Улететь хотят. Осень Александр Пушкин (отрывок из поэмы "Евгений Онегин") Октябрь уж наступил - уж роща отряхает Последние листы с нагих своих ветвей; Дохнул осенний хлад - дорога промерзает. Журча еще бежит за мельницу ручей, Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает В отъезжие поля с охотою своей, И страждут озими от бешеной забавы, И будит лай собак уснувшие дубравы. Чиста небесная лазурь... Стихи русских поэтов | Купить книгуЧиста небесная лазурь... Стихи русских поэтов | Купить книгу Скучная картина! Алексей Плещеев Скучная картина! Тучи без конца, Дождик так и льется, Лужи у крыльца... Чахлая рябина Мокнет под окном, Смотрит деревушка Сереньким пятном. Что ты рано в гости, Осень, к нам пришла? Еще просит сердце Света и тепла!.... Осенняя песенка Алексей Плещеев Миновало лето, Осень наступила. На полях и в рощах Пусто и уныло. Птички улетели, Стали дни короче, Солнышка не видно, Темны, темны ночи. Осень Алексей Плещеев Осень наступила, Высохли цветы, И глядят уныло Голые кусты. Вянет и желтеет Травка на лугах, Только зеленеет Озимь на полях. Туча небо кроет, Солнце не блестит, Ветер в поле воет, Дождик моросит.. Зашумели воды Быстрого ручья, Птички улетели В теплые края. Листопад Иван Бунин Лес, точно терем расписной, Лиловый, золотой, багряный, Веселой, пестрою стеной Стоит над светлою поляной. Березы желтою резьбой Блестят в лазури голубой, Как вышки, елочки темнеют, А между кленами синеют То там, то здесь в листве сквозной Просветы в небо, что оконца. Лес пахнет дубом и сосной, За лето высох он от солнца, И Осень тихою вдовой Вступает в пестрый терем свой... В полях сухие стебли кукурузы... Иван Бунин В полях сухие стебли кукурузы, Следы колес и блеклая ботва. В холодном море — бледные медузы И красная подводная трава. Поля и осень. Море и нагие Обрывы скал. Вот ночь, и мы идем На темный берег. В море — летаргия Во всем великом таинстве своем. «Ты видишь воду?» — «Вижу только ртутный Туманный блеск...» Ни неба, ни земли. Лишь звездный блеск висит под нами — в мутной Бездонно-фосфорической пыли. Большая хрестоматия. Поэзия для детей | Купить книгуБольшая хрестоматия. Поэзия для детей | Купить книгу Несжатая полоса Николай Некрасов Поздняя осень. Грачи улетели, Лес обнажился, поля опустели, Только не сжата полоска одна... Грустную думу наводит она. Кажется, шепчут колосья друг другу: "Скучно нам слушать осеннюю вьюгу, Скучно склоняться до самой земли, Тучные зерна купая в пыли! Нас, что ни ночь, разоряют станицы1 Всякой пролетной прожорливой птицы, Заяц нас топчет, и буря нас бьет... Где же наш пахарь? чего еще ждет? Или мы хуже других уродились? Или недружно цвели-колосились? Нет! мы не хуже других - и давно В нас налилось и созрело зерно. Не для того же пахал он и сеял Чтобы нас ветер осенний развеял?.." Ветер несет им печальный ответ: - Вашему пахарю моченьки нет. Знал, для чего и пахал он и сеял, Да не по силам работу затеял. Плохо бедняге - не ест и не пьет, Червь ему сердце больное сосет, Руки, что вывели борозды эти, Высохли в щепку, повисли, как плети. Очи потускли, и голос пропал, Что заунывную песню певал, Как на соху, налегая рукою, Пахарь задумчиво шел полосою. Жук Агния Барто Мы не заметили жука И рамы зимние закрыли, А он живой, он жив пока, Жужжит в окне, Расправив крылья... И я зову на помощь маму: -Там жук живой! Раскроем раму! Воробей В. Степанов Заглянула осень в сад - Птицы улетели. За окном с утра шуршат Жёлтые метели. Под ногами первый лёд Крошится, ломается. Воробей в саду вздохнёт, А запеть Стесняется. Осень Константин Бальмонт Поспевает брусника, Стали дни холоднее, И от птичьего крика В сердце стало грустнее. Стаи птиц улетают Прочь, за синее море. Все деревья блистают В разноцветном уборе. Солнце реже смеется, Нет в цветах благовонья. Скоро Осень проснется И заплачет спросонья. Осень Аполлон Майков Кроет уж лист золотой Влажную землю в лесу... Смело топчу я ногой Вешнюю леса красу. С холоду щеки горят; Любо в лесу мне бежать, Слышать, как сучья трещат, Листья ногой загребать! Нет мне здесь прежних утех! Лес с себя тайну совлек: Сорван последний орех, Свянул последний цветок; Мох не приподнят, не взрыт Грудой кудрявых груздей; Около пня не висит Пурпур брусничных кистей; Долго на листьях, лежит Ночи мороз, и сквозь лес Холодно как-то глядит Ясность прозрачных небес... Листья шумят под ногой; Смерть стелет жатву свою... Только я весел душой И, как безумный, пою! Знаю, недаром средь мхов Ранний подснежник я рвал; Вплоть до осенних цветов Каждый цветок я встречал. Что им сказала душа, Что ей сказали они - Вспомню я, счастьем дыша, В зимние ночи и дни! Листья шумят под ногой... Смерть стелет жатву свою! Только я весел душой - И, как безумный, пою! Осенние листья по ветру кружат Аполлон Майков Осенние листья по ветру кружат, Осенние листья в тревоге вопят: "Всё гибнет, всё гибнет! Ты черен и гол, О лес наш родимый, конец твой пришел!" Не слышит тревоги их царственный лес. Под темной лазурью суровых небес Его спеленали могучие сны, И зреет в нем сила для новой весны. Русские поэты XX века. Детям | Купить книгуРусские поэты XX века. Детям | Купить книгу Осеннее чувство Николай Огарев Ты пришло уже, небо туманное, Ты рассыпалось мелким дождем, Ты повеяло холодом, сыростью В опечаленном крае моем. Улетели куда-то все пташечки; Лишь ворона, на голом суку Сидя, жалобно каркает, каркает - И наводит на сердце тоску. Как же сердцу-то грустно и холодно! Как же сжалось, бедняжка, в груди! А ему бы все вдаль, словно ласточке, В теплый край бы хотелось идти... Не бывать тебе, сердце печальное, В этих светлых и теплых краях, Тебя сгубят под серыми тучами И схоронят в холодных снегах. Ноябрь Александр Твардовский В лесу заметней стала елка, Он прибран засветло и пуст. И оголенный, как метелка, Забитый грязью у проселка, Обдутый изморозью золкой, Дрожит, свистит лозовый куст. Осенью Афанасий Фет Когда сквозная паутина Разносит нити ясных дней И под окном у селянина Далекий благовест слышней, Мы не грустим, пугаясь снова Дыханья близкого зимы, А голос лета прожитого Яснее понимаем мы. Золотая осень Борис Пастернак Осень. Сказочный чертог, Всем открытый для обзора. Просеки лесных дорог, Заглядевшихся в озера. Как на выставке картин: Залы, залы, залы, залы Вязов, ясеней, осин В позолоте небывалой. Липы обруч золотой Как венец на новобрачной. Лик березы — под фатой Подвенечной и прозрачной. Погребенная земля Под листвой в канавах, ямах. В желтых кленах флигеля, Словно в золоченых рамах. Где деревья в сентябре На заре стоят попарно, И закат на их коре Оставляет след янтарный. Где нельзя ступить в овраг, Чтоб не стало всем известно: Так бушует, что ни шаг, Под ногами лист древесный. Где звучит в конце аллей Эхо у крутого спуска И зари вишневый клей Застывает в виде сгустка. Осень. Древний уголок Старых книг, одежд, оружья, Где сокровищ каталог Перелистывает стужа. Урок листопада Валентин Берестов "А дальше, ребята, урок листопада. Поэтому в класс возвращаться не надо. Звонок прозвенит, одевайтесь скорей И ждите меня возле школьных дверей!" И парами, парами следом за нею, За милой учительницей своею Торжественно мы покидаем село. А в лужи с лужаек листвы намело! "Глядите! На ёлочках тёмных в подлеске Кленовые звёзды горят, как подвески. Нагнитесь за самым красивым листом В прожилках малиновых на золотом. Запомните все, как земля засыпает, А ветер листвою её засыпает". А в роще кленовой светлей и светлей. Всё новые листья слетают с ветвей. Играем и носимся под листопадом С печальной, задумчивой женщиной рядом.


Стихи про кошку*** Чтобы мне купили кошку, Я поплакала немножко, Но, смотрю, для носорога Мне придётся плакать много, Потому что мама против, Потому что папа против Говорят, что хуже кошек Носороги мебель портят, Что едят они не кашу, По асфальту не гуляют, Что воспитанных, домашних Носорогов не бывает. Папа с мамой смотрят строго. Громко плачу у окошка. Раз вчера купили кошку, Завтра купят носорога. Про собаку Лопоухая собака Шла в сиреневых галошах Шла, пугая всех прохожих Явно чем-то необычным. Призадумалась собака: «На людей я не похожа, Но хочу ходить в галошах! Разве это неприлично?» Люди шли и удивлялись, И собаку обходили. А собака, обижаясь, Молча складывала крылья. * * * Испугалось облако Месяца рогатого, Убежало облако Очень далеко. Потерялось облако, Облако лохматое, Потерялось облако С синим поводком. Я искала облако В переулках-улицах, Над пятиэтажками И домами-башнями. Я боялась – облако Превратится в лужицу, И не будет облака У меня домашнего. * * * Сижу на диване. Грущу, потому что Царевной не станет Царевна-лягушка. Бессовестным Ванька - Сосед оказался, Её целовать Наотрез отказался. И к старшему брату Идти бесполезно Зачем же Ивану Вторая невеста? Лягушка моргает Из банки стеклянной. Царевне лягушкою Выглядеть странно. Пока не найду Подходящего Ваню, Царевна-лягушка Царевной не станет.


О вреде и пользе Интернета для детейВ США возрастает озабоченность родителей тем, что дети проводят слишком много времени за компьютером и в Интернете. До недавнего времени Интернет ассоциировался с кладезем знаний, где дети могли почерпнуть огромное количество полезной информации. Кроме того, дети много читают, а это замечательно! Но только что они читают? Как они пишут, общаясь онлайн? Кстати возможность общения также ставилась в заслугу Интернету. Теперь все эти плюсы стали минусами. Как показали исследования, дети очень мало времени проводят в Интернете, учась чему-нибудь. В основном компьютер необходим для игр, Интернет – для скачивания музыки и программ (преимущественно тех же игр), а также для интерактивного общения. Небезразличные родители бьют тревогу – дети практически не бывают на свежем воздухе, мало двигаются, отсюда проблема ожирения юных американцев; у них возникают сложности с личным общением, особенно с родственниками, так как речь поклонников онлайнового общения слишком примитивна, они не умеют правильно строить предложения, то и дело норовя дорисовать рожицу. Эксперты по использованию детьми Интернета – есть уже на Западе и такие! – говорят, что некоторые дети, слишком увлекающиеся чатами, при разговоре двигают пальцами, будто набирая текст. Мнения родителей по поводу того, что же именно вредит ребенку разделились: некоторые считают, самым большим злом то, что дети слишком много времени проводят за компьютером, другие видят проблему в содержании просматриваемых сайтов. И тем и другим родителям деловые американцы тут же пришли на помощь – создали программное обеспечение, способное отключать компьютер по истечении определенного времени (Time-Scout) и "отфильтровывать" порнографические сайты и чаты, а также предоставлять в распоряжение родителей список сайтов, просматриваемых их чадом. Но новые программы – это не главное, важно, чтобы родители были осведомлены о существовании угрозы для их детей, а то как бы и нам в скором времени не пришлось прибегнуть к помощи "специалистов по использованию Интернета детьми"...


Монстр с радиоприемником«Я схватил бензопилу и стал ему голову пополам резать, так, что у него кровища потекла и мозги во все стороны полетели. Ну, а потом я ему из калашникова в то, что от головы осталось…» - радостно, взахлёб рассказывал светленький мальчик лет девяти в нашей клубной раздевалке другому такому же мелкому пацанёнку. - А ты можешь себе представить что-нибудь подобное в реальной жизни? – спросила я его. Он замолчал, насупился. - Нет, - сообщил коротко. Взял свои вещи и ушёл. А я осталась думать, что это было. Просто дети играют в новые игрушки? Или это не просто игрушки? Я большая противница того, чтобы вмешиваться в воспитание чужих детей, - но вот вмешалась же. Может, правильнее было бы сказать родителям? Я сама, хоть была уже большая девица, успела поиграть в восточные единоборства на телевизионной приставке. Правда, без крови, без бензопилы, со стилизованными мелкими фигурками – но всё равно, там же были удары и оружие, какие-то, что ли, нунчайки. И, насколько я могу судить, эта игрушка не сделала меня хуже. Так, может, ничего? Когда-то, даже и в детстве, меня возмутил мультик «Том и Джерри». Ну, просто чёрт знает что творит этот жуткий мышонок. Все смеховые моменты строятся на том, что коту Тому бьют молотом по носу, растягивают конечности, сдирают шкуру. Но сначала это было что-то новенькое, заморское, а больше всего мне нравилось, как рычит лев в заставке «Уорнер Бразерс». Я не сразу поняла, что наш «Ну, погоди!», по сути, клон этого мультфильма – да, не такой непроглядно жестокий, более остроумный, и, тем не менее, мы тоже смеёмся над тем, как заяц делает волку больно разными изощрёнными способами. Где находится грань? Было время в нашем детстве (или это только в моём детстве с двумя телеканалами?), когда советские мультфильмы, которые всё-таки учили преимущественно добру, с экранов пропали – а появились в больших количествах мультфильмы, где предлагалось смеяться над чужой болью. Не просто над различными нелепыми положениями, вроде падения на банановой кожуре (хотя и этого добра хватает), а над ударами молотом по голове, вытянутыми усами, выбитыми зубами. В то же самое время взрослым было предложено множество криминальных кинохроник, где не весело, а зловеще, но примерно с такими же подробностями рассказывалось уже о настоящих пытках и убийствах. Я не говорю о фильмах ужасов, потому что практически не знаю эту сферу, - но могу предположить, что количество пролитой кровищи и жестокостей в них, чтобы подогреть интерес зрителей, со временем увеличивалось. То, что в фильме «Человек с бульвара Капуцинов» было представлено как аллегория, стало реальностью: на смену романтическому кинематографу мистера Фёрста пришли людоедские фильмы мистера Сэконда. И вот, вроде бы, всё это перестало быть в новинку, зрители подустали от кровищи. И далеко не я первая пишу о том, что жестокость в кинематографическом и виртуальном мире – это плохо. И приняты какие-то законы о лимитах жестокости в экранном времени и для разных возрастов. Но что-то сдвинулось в нашем сознании. Я подумала об этом в очередной раз, когда читала программу передач «Детского радио»: «”Поговорим по-французски”. Тема: Монстр Поль путешествует по железной дороге». Я сначала прочитала «Мистер Поль». А он – монстр. Монстр учит детей говорить по-французски, и это считается нормальным. Так, может, и виртуальная драка с бензопилой – это всего лишь более остро (в конце концов, это ведь не урок французского языка), но тоже нормально?


День рожденияДень рождения Пусть бегут неуклюже Пешеходы по лужам, А вода по асфальту рекой. И не ясно прохожим В этот день непогожий, Отчего я веселый такой. А я играю на гармошке У прохожих на виду. К сожаленью, день рожденья Только раз в году. Прилетит вдруг волшебник В голубом вертолете, И бесплатно покажет кино. С днем рождения поздравит И конечно, подарит Мне в подарок пятьсот "эскимо". Пожелания в стихах Желаю радости всегда И настроенья бодрого, Не знать печали никогда И в жизни всего доброго. Никогда не унывать, Не видеть огорчения, И дни с улыбкой начинать, Как в этот День Рождения! *** Желаю счастья целый ворох, Улыбок радостных букет, Друзей надёжных и весёлых, Счастливой жизни целый век! *** В преданьи старом говорится: Когда родился человек - Звезда на небе загорится, Чтобы светить ему на век. Так пусть она тебе сияет По крайней мере лет до ста, И счастье дом твой охраняет И радость будет в нём всегда. Пусть будет в жизни всё прекрасно, Без горя и невзгод, Пусть будет всё светло и ясно На много-много лет вперёд! *** Желаем счастья, радости, успеха, Большой любви и много смеха, Удачь, здоровья, много силы, Чтоб бодрость сердце веселила, Чтоб грусти ты совсем не знал И чтоб друзей не забывал! *** В День рождения поздравления от нас - это раз. Шлем мы добрые слова - это два. Быть все время впереди - это три. Жить со всеми в дружбе, в мире - это, кажется, четыре. Никогда не унывать - это пять. Приумножить все что есть - это шесть. Быть внимательным ко всем - это семь. Быть всегда в нормальном весе - это восемь, девять, десять. Ну, а к этому впридачу - Счастья, радости, удачи! *** Пусть сбудется то, что ещё не сбылось, Чтоб долго, легко и красиво жилось, Пусть жизнь твоя будет красива, светла, А мы, никогда не разлюбим тебя! *** Желаем в жизни всё успеть И полный дом всего иметь, Здоровье, бодрость сохранить И много-много лет прожить! Елена Эрато День рождения Самый лучший в мире день, Весело играет тень, Смеётся солнце с высоты, Щедро дарит мне цветы. Так волшебник захотел, Вот и Карлсон прилетел. Угощу его вареньем, Мой сегодня день рожденья! Черепаха На день рожденья Крокодил Черепаху пригласил. Угощал её вареньем, Сладким чаем и печеньем. Черепаха улыбалась И немножечко смущалась, Ей хотелось знать ответ: Сколько ж Крокодилу лет? Сестричка У моей сестры Марины Завтра будут именины. Рано-рано по утру Я букет ей соберу. В нём ромашки, василёк, Для неё сплету венок. Защебечет, словно птичка, Моя младшая сестричка. Обезьянкин праздник Суета, вот на полянке День рожденья обезьянки. Подарил слонёнок книжку, А медведь - большую шишку. Они пели и плясали, И бананы поедали, Ведь, конечно, без сомненья, Лучший праздник - день рожденья! Близнецы Саня, Ваня - молодцы, Они братья-близнецы. Саня рад и Ваня рад, Вместе ходят в детский сад. Любят очень рисованье И фигурное катанье. И такое совпаденье: У них вместе день рожденья! Хозяйка Пыхтел устало самовар Потому, что был он стар. Чашки, блюдца щебетали, Гостей к чаю приглашали. Толстый праздничный пирог Сдержать восторг уже не мог. Суета и восхищенье, У хозяйки день рожденья. Н. Найденова Гости Я на стол накрыла к чаю, Я сегодня жду гостей. Я в прихожей их встречаю, Пусть они идут скорей! Всех за стол я усажу. «Угощайтесь!» — всем скажу. Я скажу: «Друзья, подружки, Есть печенье,— есть ватрушки, Есть варенье, есть ирис Называется «Кис-кис». Чайник песенку запел. Он запел: «Я закипел! Я киплю, киплю, киплю, Чаем всех поить люблю!» Вот и гости — тут как тут, Вот они к столу идут. Все садятся по местам, Я сейчас им чаю дам. Всем друзьям и всем подружкам Разливаю чай по кружкам, Чай горячий, ароматный... Быть хозяйкой мне приятно! Все довольны угощеньем, Все «Спасибо!» говорят, Всем понравилось печенье, Пастила и мармелад. Боре нравится ирис, Пять ирисок съел Борис. А потом печенье взял. «Ой, как вкусно!» — он сказал. Вдруг некстати крикнул Гога: «Ты зачем берешь так много?» Гости сразу замолчали, Замолчали, заскучали, Боря взялся за пальто... Было весело вначале, А теперь совсем не то. Чайник стал пыхтеть сердито, Будто он хотел сказать: «Ну-ка, Гога, уходи ты, Не хочу тебя я знать! Я киплю, киплю, киплю, Злых и жадных не люблю.» Каравай Дети встают в круг (именинник в центре), берутся за руки и водят каравай: поют и выполняют незатейливые движения, на протяжении песни (до хлопков) руки друг друга не отпускают. Все дети хором: Как на день рожденья Испекли мы каравай: Вот такой вышины, (руки вверх) Вот такой нижины, (присесть, руками коснуться пола/земли) Вот такой ширины, (расходятся в стороны) Вот такой ужины!. (сходятся к центру) Каравай, каравай, (хлопают в ладоши) Кого любишь - выбирай! Именинник: Я люблю, конечно, всех, А вот больше всех! Новый "именинник" встает в круг и все повторяется сначала. Чтобы не было обид, рекомендуется выбирать по очереди всех гостей, а в конце еще раз в круг встает виновник торжества.


Круг детского чтенияНа наших книжных прилавках, пожалуй, никогда ещё не было такого разнообразия детской литературы, как сейчас. Тут и русская классика, и зарубежная, и сказки, и приключения, и фантастика! Родители, которые серьёзно относятся к воспитанию детей, естественно, стараются им побольше читать: художественная литература оказывает на душу ребёнка огромное влияние. Однако далеко не любое влияние бывает положительным. Книга может подействовать на человека просветляюще, а может ввергнуть его во мрак, вселить чувство ужаса и безысходности. Если это применимо ко взрослым людям, то уж к детям тем более. Так что при выборе детских книжек не поленитесь лишний раз освежить в памяти их содержание. Особенно, если ваш ребёнок робкий, впечатлительный, а таких сейчас достаточно много. За последние годы в нашей стране число детей, страдающих сильными, даже патологическими страхами, удвоилось. И мир вокруг нас, и современное искусство, и компьютерные игры — всё заряжено агрессией, поэтому неудивительно, что детям в такой реальности неуютно и они очень многого боятся. Какие выбирать сказки? Впечатлительным детям не стоит рано читать страшные сказки типа «Карлика Носа» В. Гауфа или грустные вроде «Девочки со спичками» либо «Русалочки» Х.-К. Андерсена. Народные сказки, в том числе русские, должны быть литературно обработаны, причём именно для детей, поскольку в оригинальном варианте слишком много архаической жестокости. Ещё более осторожно следует подходить к легендам и мифам. Их лучше оставить лет до 9–11, а в дошкольном возрасте читать побольше весёлых произведений наших и зарубежных классиков детской литературы. Во-первых, потому что смех — действенное лекарство от страха. Люди знали это ещё в глубокой древности. У некоторых племён до сих пор бытует обычай заклинать смехом злых духов, а у колумбийских индейцев даже принято смеяться во время похорон. (К чему я вас, естественно, не призываю!) Вы, наверное, обращали внимание на то, что испуганный ребёнок напряжён, как натянутая струна. Смех снимает это напряжение, помогает переключить внимание малыша, служит заградительным барьером между ним и страшными образами. Во-вторых, «Чиполлино», «Винни-Пух», «Буратино», «Пеппи — Длинный Чулок», а также книги Носова, Успенского, Рыбакова, Маршака, Михалкова и других прекрасных авторов не только развлекают, но и многому учат. В том числе и смелости. Ну, а в «Приключениях жёлтого чемоданчика» С. Прокофьевой тема обретения смелости вообще ведущая. Сейчас порой можно услышать, что до революции дети слышали сказки как раз в неприглаженном, архаическом варианте. И — ничего, привыкали к «суровой правде жизни». Но авторы тех времён свидетельствуют об обратном. «Конечно, неуместно читать детям сказки, где есть что-либо пугающее, какие-либо страшные образы» (выделено мной. — Т.Ш.), — писал больше ста лет назад, в 1876 г., педагог В.Сиповский. А ведь в середине XIX в. у детей было неизмеримо меньше страшных впечатлений, чем сейчас. Одни новости по телевизору, которые ныне каждый день смотрят взрослые, чего стоят! Крупным планом показываются изуродованные трупы, в красках расписывается, где что взорвалось, сгорело, потонуло... По признанию самих телевизионщиков, в новостях примерно 70 процентов негативной информации и лишь 30 процентов — позитивной. Да и ту они умудряются подавать так, что положительный эффект нередко сходит на нет. А компьютерные игры? А бьющая по нервам уличная реклама, которую на профессиональном жаргоне так прямо и называют «агрессивной», поскольку она не предлагает, а навязывает потре6ителям товары, влияя на подсознание? А жуткие, садистские заголовки, которыми пестрит нынешняя пресса? А разговоры современных детей, уже напичканных всякими «ужастями»? На таком, мягко говоря, неблагоприятном фоне литературные «страшилки» будут не полезной прививкой, как думают некоторые недальновидные люди, а очередной порцией яда. И детская психика, не выдержав перегрузки, может сломаться. У детей помладше могут возникнуть фобии, а у подростков — то, что в православии именуется «окаменённым нечувствием». Человека, повинного в этом грехе, ничем не проймёшь. Он равнодушен к чужому страданию и чужому горю. Для него даже самые близкие становятся чужими людьми. Горькие плоды современного воспитания Психологов и педагогов всё больше заботит отставание эмоционального развития современных детей и подростков. Причём наблюдается оно не только в семьях, где дети растут, как сорная трава, но и там, где ими достаточно много занимаются. О ранней интеллектуализации, тормозящей развитие эмоций, я не раз писала. Но ею дело не ограничивается. Как ребёнок может научиться моделям поведения? Так же, как и всему остальному: в основном, подражая тому, что он видит вокруг. И литература играет тут важнейшую роль, ведь яркие художественные образы и увлекательные сюжеты порой на всю жизнь врезаются в память, могут навести на глубокие размышления. Чем с утра до ночи твердить маленькой девочке, как дурно быть неряхой, лучше прочитать «Федорино горе» К. Чуковского и сказать, что её игрушки тоже, наверное, убегут, обидевшись на беспорядок. (А если это не подействует, то и убрать на время пару любимых кукол, сказав, что они не выдержали жизни в грязи.) Ещё не так давно, в конце 80-х гг., большинство детских книг, мультфильмов, фильмов, спектаклей предназначалось не только для развлечения, но и для воспитания. Часто бывая на фестивалях кукольных театров, мы с И.Я. Медведевой не раз слышали от режиссёров жалобы на то, что им надоели пьесы про жадных медвежат, упрямых осликов, озорных обезьянок. Их мечта — «Гамлета» в куклах поставить, а Минкультуры требует спектаклей для дошколят. Взрослым дядям, наверное, и вправду скучны пьесы про осликов, а вот малышам такая тематика — в самый раз. Они узнают в героях самих себя, ситуации, в которых нередко оказывались, учатся распознавать оттенки чувств и эмоций, усваивают правильные модели поведения. Конечно, далеко не всё было тогда талантливо, но даже самые простые, бесхитростные истории могли многому научить ребятишек. Потом был дан резкий крен в сторону развлекательности. Возьмём для сравнения стихи из двух учебников, изданных с интервалом в 4 года. В «Родной речи» (сост. М.В. Голованова, В.Г. Горецкий, Л.Ф.Климанова. М.: Просвещение, 1993) на поэзию отведено порядка 90 (!) страниц. Здесь много известнейших стихов о природе: «Люблю грозу в начале мая» Ф. Тютчева, «Я пришёл к тебе с приветом, рассказать, что солнце встало» и «Зреет рожь над жаркой нивой» А. Фета, «Звонче жаворонка пенье» А. Толстого, «Уж небо осенью дышало», «Зимнее утро» и «Зимний вечер» А. Пушкина (естественно, я упоминаю далеко не все произведения). Есть басни Крылова, «Сказка о царе Салтане» (не отрывок, а вся целиком!), стихи М. Лермонтова, И. Никитина, Н. Некрасова, К. Бальмонта, И. Бунина. Все они из разряда тех, которые безусловно можно отнести к «жемчужинам русской поэзии». А вот популярный ныне учебник Р.Н. Бунеева и Е.В. Бунеевой «В океане света», предназначенный для того же возраста. По нему сейчас занимается множество школ и гимназий, в том числе называющих себя элитарными. Нет, нельзя сказать, что русская поэзия в учебнике обойдена стороной. Объём напечатанных произведений примерно такой же. С той только разницей, что данный учебник в два с лишним раза толще. Показателен и подбор материала. Если русская поэзия ещё представлена какими-то хрестоматийными стихотворениями (хотя их куда меньше, чем в первом учебнике), то стихи советского периода просто изумляют. Зачем включать в учебник то, что может быть уместно на страницах «Мурзилки», но уж никак не назовёшь вершиной, эталоном поэтического творчества? Для учебных хрестоматий всегда отбирались лучшие произведения, чтобы показать детям образец. Неужели не нашлось ничего более выдающегося, чем «Вредные советы» Г. Остера, или стишок про бедную киску, которой не дают украсть сосиски (Б. Заходер), или вот такие «поэтические жемчужины»: Кто продырявил барабан, барабан? Кто продырявил старый барабан? Барабанил в барабан барабанщик наш, Барабанил в барабан тарабарский марш. Барабанил в барабан барабанщик Адриан. Барабанил, барабанил, бросил барабан. И т.д. и т.п. Ю. Владимиров Авторы учебника обращают внимание школьников на то, как поэт играет звуками. Но, право же, это далеко не самый удачный пример художественного приёма, называемого «аллитерацией», да и неинтересно это стихотворение ученикам четвёртого класса, для которых написан учебник. Теперь мы начинаем пожинать горькие плоды воспитательных экспериментов. Эмоциональная уплощённость современных детей налицо. Вернее, даже на лице: у них обеднённая мимика, им часто бывает трудно изобразить даже самые простые эмоции — радость, печаль, злость, обиду. Гораздо хуже, чем раньше, опознаются нынешними детьми и разные черты характера. Расскажешь им самую что ни на есть незамысловатую историю про грубых или, допустим, ленивых героев, а в ответ на вопрос: «Какие были сейчас персонажи?» они знай себе твердят: «Плохие... Злые...» И только после наводящих вопросов, фактически содержащих прямую подсказку («Девочка ленилась рано вставать, ленилась причёсываться и убирать постель — значит, какая она была?»), кто-нибудь догадается произнести нужный эпитет. А попросите назвать противоположное качество, и вы такое услышите! «Ленивый» — «работный», «грубый» — «необзывальный»(?!) Так что я советую через книги сделать упор на эмоционально-нравственное развитие ваших детей. Это, конечно, не означает полного исключения развлекательного элемента, но всё же большая часть произведений должна не просто забавлять ребёнка, а учить и воспитывать. И ещё несколько рекомендаций: Обсуждайте прочитанное. Наводите детей на размышления о характерах персонажей, о чувствах, которые они переживали в тот или иной момент, о причинах их поведения. Задавайте детям побольше вопросов, а то дискуссии взрослых с ними нередко вырождаются в нравоучительные монологи, во время которых ребёнок привычно отключается и практически ничего не улавливает. С дошкольниками и младшими школьниками прочитанное стоит не только обсуждать, но и проигрывать — театрализация позволяет ненавязчиво донести до них очень многие вещи, которые иначе не усваиваются или усваиваются с огромным трудом. Если вы хотите, чтобы книга помогла вашему ребёнку осознать и преодолеть его психологические трудности (например, страхи, жадность или упрямство), ни в коем случае не подавайте её под лозунгом «вот как поступают настоящие мужчины (добрые дети, послушные девочки), а ты...» Упрёк, каким бы скрытым он ни был, оскорбит ребёнка, который, скорее всего, и сам переживает из-за своего недостатка, но не желает в этом признаться. А обида заблокирует доступ всему остальному. Рассказы про животных Дошкольники и младшие школьники любят рассказы про животных. Однако не забывайте, что законы природы довольно жестоки. Поэтому, если ваш ребёнок раним, чувствителен, возбудим, склонен к страхам и застенчивости, лучше опускать кровавые подробности либо временно воздержаться от чтения некоторых повестей и рассказов. К примеру, я не рекомендовала бы читать пяти-семилетним детям повесть В. Бианки про мышонка Пика (между прочим, включённую в один из учебников для первоклашек!). Да, в этой повести рассказывается много интересного о повадках мышей и птиц, но там есть и картины, способные травмировать впечатлительного ребёнка. Например, такая: «Ветви куста были усажены длинными острыми колючками. На колючках, как на пиках, торчали мёртвые, наполовину съеденные птенчики, ящерки, лягушата, жуки и кузнечики. Тут была воздушная кладовая разбойника». Или такая: «Пик посмотрел, на чём он лежит, и сейчас же вскочил. Лежал он, оказывается, на мёртвых мышах. Мышей было несколько, и все они закоченели: видно, лежали здесь давно». Не советую и поощрять увлечение дошкольников книгами про динозавров. Нынче эти животные в почёте, и многие ребятишки, подражая друг другу, коллекционируют соответствующие игрушки или штудируют красочные энциклопедии, заучивая наизусть мудрёные названия доисторических чудовищ. Но если абстрагироваться от моды (которая нередко так застит нам глаза, что мы уже не можем оценивать её критически), то придётся признать очевидную вещь: динозавры — животные очень страшные. В старину их назвали бы куда откровеннее — «чудищами». Самых безобидных, травоядных динозавров — и тех при всём желании не сочтёшь милягами. Только представьте себе реальную встречу с таким «милягой» — и вас, даже если вы самый ярый поклонник ископаемых, прошибёт холодный пот. По нашим наблюдениям, у дошкольников, увлекающихся динозаврами, высокий уровень тревожности, много страхов, о которых они далеко не всегда рассказывают родителям. Разглядывание картинок с изображением скелетов и черепов (а в книжках про динозавров такие картинки присутствуют очень часто, ведь облик ископаемых восстановлен по их костям) неизбежно наводит ребёнка на мысли о смерти. Помню большеглазого малыша Романа. В четыре года он уже прекрасно рассуждал на самые разные темы и любил книги про животных. Желая идти в ногу со временем, мама купила ему «Атлас динозавров». Мальчик выучил текст наизусть и поражал гостей своими недюжинными познаниями. Только почему-то он перестал засыпать один, ни на минуту не оставался без мамы даже днём и начал закатывать дикие истерики, стоило ему хотя бы чуточку ушибиться или поцарапаться. Собственно, эти истерики и послужили поводом для обращения мамы к психологу. Не понимаю, что с ним стряслось, — недоумевала она. — Чуть где кольнёт, он — в панику: «А я не умру?» А если, не дай Бог, споткнётся и до крови обдерёт коленку — такое начнётся! Маме и в голову не приходило связать «немотивированный» страх смерти, внезапно возникший у её сына, с любимой книжкой. Но мысленно восстановив развитие событий, она вспомнила, что страхи у Романа появились практически сразу же после приобретения «Атласа». Приключения Дети, особенно мальчики, обожают приключения. Каждому, даже самому робкому, ребёнку в глубине души хочется стать героем, а приключенческая литература даёт ему такую возможность. Но исторические книги тоже нередко изобилуют довольно страшными подробностями. Скажем, развитый семилетний ребёнок вполне способен одолеть «Приключения Тома Сойера», однако если его терзают страхи темноты, смерти, бандитов и одиночества, то блуждания Тома и Бекки в катакомбах способны произвести на него слишком тягостное впечатление. А индеец Джо может начать являться к нему по ночам. То же самое относится и к «Острову сокровищ» Р.Л. Стивенсона. Одна чёрная метка пиратов чего стоит! Когда имеешь дело с впечатлительными детьми, лучше отсрочить знакомство и с «Принцем и нищим» М. Твена, ведь помимо смешных ситуаций, в которые попадает не знающий придворного этикета Том Кенти, там есть множество совсем не смешных подробностей из жизни лондонских бедняков. А также красочные описания пыток и казней. На этом произведении я, честно говоря, обожглась сама. Мой младший сын Феликс — великий книгоглотатель. Совершенно свободно он, как взрослый, начал читать в пять лет и к шести мог прочитать за несколько часов сказочную повесть типа «Баранкин, будь человеком!» или «Королевство кривых зеркал». Я же, следуя принципу «опережающего чтения», старалась заинтересовать его чем-то более сложным. Так мы с ним читали по вечерам Ж. Верна, а по выходным сын задавал папе разные вопросы из области естествознания, на которые не могла ответить ему я. И ещё он ходил с отцом в биологический или зоологический музей — эти книги пробудили у него интерес к природе. Но мне хотелось заинтересовать его ещё и историей. И вот однажды мне попался на глаза «Принц и нищий». Я в детстве его обожала, мне вообще нравились истории с переодеваниями, когда герой или героиня выдают себя за кого-то другого. Я знала наизусть фильмы «Гусарская баллада» и «Королевство кривых зеркал», любила шекспировские комедии с тем же лейтмотивом. Только у меня стёрлось в памяти, что «Принца и нищего» я читала лет в десять. А сыну моему сравнялось всего лишь шесть. Эксперимент пришлось быстро прекратить. Хотя я пыталась на ходу опускать целые абзацы, ребёнок всё равно не выдержал. Не хочу я про них читать! — со слезами на глазах вскричал он, когда несчастного принца, переодетого в лохмотья нищего Тома Кента, бедняки в очередной раз подвергли издевательствам. — Не нужны они мне, раз они там, в прошлом, были такие жестокие. Может быть, поэтому Феликс до сих пор не любит приключенческих романов (например, В. Скотта), действие которых разворачивается в Средневековье? Классическая литература Переход к ещё более серьёзной литературе тоже может оказаться для кого-то болезненным. Боясь удручающих впечатлений, робкие, чувствительные дети не хотят читать книги с плохим концом. Но ведь тогда за бортом останется львиная доля мировой классики! Что же делать? Главное, не торопите события и в то же время не пускайте процесс на самотёк. Лучше постараться осуществить переход к серьёзной литературе мягко, учитывая природные склонности и интересы ребёнка. Как? Допустим, ваша дочь романтична, любит помечтать. Из сказок она уже выросла, а до тургеневских повестей ещё не дозрела. Предложите ей прочесть «Джейн Эйр» Ш. Бронте, «Алые паруса» А. Грина, «Последний лист» О’Генри. Это уже не сказки, но и не «суровая правда жизни», которая, будучи узнанной раньше времени, может породить в душе девочки страх и нежелание взрослеть. Или, к примеру, сын любит зоологию, постоянно пристаёт к вам с просьбой купить собаку, с удовольствием смотрит по телевизору передачи про животных. Значит, настало время для реалистичных произведений Э. Сетона-Томпсона, которые далеко не всегда кончаются благополучно, для романов Дж. Лондона и пр. А заинтересовавшийся историей ребёнок в 11–13 лет уже без ущерба для психики прочтёт и «Принца и нищего», и «Князя Серебряного», и «Тараса Бульбу». Впрочем, новое время — новые песни. Опять приведу пример из читательской практики Феликса. Наверное, многие из вас, родителей, зачитывались в школе «Тремя мушкетёрами» или «Графом Монте-Кристо» А. Дюма. Ну так вот. У моего младшего сына роман «Монте-Кристо» вызвал совсем не ту реакцию, какая возникала у школьников советской эпохи. Ты что мне дала?! — возмутился Феликс, прочитав сколько-то страниц. — Как вы могли восхищаться этим чудовищем? Он же такой жестокий, всем мстит, никому ничего не простил... Ты про Христа говоришь, а сама такие книжки даёшь читать! И я поняла, что, рекомендуя новым детям книги по старой памяти, можно сесть в очень большую лужу...


3D фильмТехнология, используемая для создания иллюзии 3D, может вызвать тяжелые физические реакции. Как выяснилось, просмотр фильма «Аватар», ставшего лидером проката за последнее время, может иметь неблагоприятные для здоровья последствия. Как сообщает Mignews.com, далеко не все зрители могут безболезненно воспринимать трехмерное изображение. В частности, более трех миллионов человек в Великобритании испытали трудности при просмотре фильма из-за так называемого «стереоскопического зрения», затрудняющего просмотр 3D-фильмов. Также восприятию трехмерной картинки мешают косоглазие, эффект «блуждающих глаз» и амбиопатия (одна из форм слепоты). Технология, используемая для создания иллюзии 3D, может также вызвать и более тяжелые физические реакции. У некоторых зрителей «Аватар» вызывает тяжелые головные боли, головокружение и рвоту.


Дела и ужасы Жени ОсинкинойГод назад на Московской книжной выставке-ярмарке, у стенда издательства «Время», я услышала у себя за спиной возглас: «А, так это вы издаёте этот кошмар!» Женщина в очках, широко улыбаясь, указывала на книжки Мариэтты Чудаковой «Дела и ужасы Жени Осинкиной». «Почему это кошмар? – возмутилась сотрудница издательства и добавила, обращаясь к коллеге: - Ходят тут всякие, хамят…» Я повернулась и пошла от стенда. И книжки эти меня тогда не заинтересовали. Хотя бы по той примитивной причине, что не глянулась их психоделическая, на мой вкус, обложка. Но совсем недавно в комментариях к одной из моих статей я увидела вопрос именно о «Жене Осинкиной» и современных реалиях в ней. А я в это время собиралась читать совсем не эту книгу. Я собиралась читать своей дочери «От первых проталин до первой грозы» Георгия Скребицкого – одну из любимых книг моего детства. И поэтому стала читать параллельно: для дочери – Скребицкого, для себя – Чудакову. И статья эта о двух совсем-совсем разных книгах, которые всё же так или иначе говорят об одном: о мостике, перекинутом из детства во взрослую жизнь. От первых проталин до первой грозыКнига Скребицкого очень простая. Пожилой человек в начале шестидесятых годов двадцатого века вспоминает события пятидесятилетней давности. Время, когда ему было девять-десять лет. Время, когда он был и считался, и даже сам себя сознавал маленьким мальчиком. Жил, не выезжая дальше соседней деревни, в маленьком городишке Чернь, играл с плюшевыми игрушками, ловил бабочек и птиц, пускал кораблики по реке, стрелял в саду из лука, воображая себе, что коряга – это лохматый медведь, делал с мамой новогодние игрушки, наряжал ёлку и только-только начинал, после домашнего обучения, ходить в школу. Книга Чудаковой пытается быть простой. Сюжет великолепен своей прямолинейностью: девочка Женя едет на чёрной генеральской «Волге» из Москвы в Челябинск и Омск, спасать своего друга Олега, которого обвинили в убийстве. Женя везёт доказательства невиновности Олега. Кроме того, доказательства невиновности сыплются на неё, как из рога изобилия, уже в самом путешествии. Попутно откуда-то всё время возникают Женины друзья – не находятся в пути новые друзья, а именно каким-то образом появляются старые. Они очень хорошие, прямо замечательные дети и молодые люди. Они очень нужны для повествования, ведь (цитата из книги) «некоторые… смело заявляют о гибели генофонда в нашей стране. Но мы ни за что не пополним ряды этих всезнаек». И чтобы не пополнять ряды этих всезнаек, писательница создаёт ряды гениальных детей, которые, живя в разных городах и деревнях России, чудесным образом оказались друг с другом лично знакомы, а как именно это произошло – не существенно (их как-то познакомил Олег, и этим всё сказано). Мальчик Юра из книги Скребицкого – это сам автор в детстве. Это совсем не гениальный и даже не замечательный мальчик. Он обидчив, застенчив, робок, бывает, что завистлив и по-детски эгоистичен. Он не совершает никаких выдающихся поступков. Он не особенно мастеровитый мальчик. Посредственно учится, и хотя неплохо знает хрестоматийную русскую классику, с которой принято было знакомить детей, но никогда ему не приходит в голову цитировать Пушкина, Кольцова и Булгакова, как это делают эрудированные друзья Жени Осинкиной. Юру не назовёшь спортивным или хотя бы трудолюбивым ребёнком. Он ленится ухаживать за животными, которых сам же и заводит. Не восстаёт против несправедливости – боится. Не принимает под кустом роды у своей тёти (да-да, есть у Чудаковой и такой герой). Зато он, между прочим, не только ловит бабочек, но и охотится со своим старшим братом на птиц, и бесконечно счастлив, когда ему удаётся подстрелить вальдшнепа. Он, с головой уйдя в радости зимних каникул, забывает о старике, с которым дружил и который теперь тяжело болен. Такой вот самый обычный мальчик. А как он выглядит – мы и вовсе не знаем. Мариэтта Чудакова собирает читателей в кружок. Смотрите, дети, сейчас мы с вами создадим премилую героиню. Возьмём пригоршню благородства, рассудительности, склонности к анализу, не забудем две горсти отваги, смешаем три горсти твёрдости и волевой решимости, добавим цитат русских классиков, щепоть любознательности, хорошую учёбу, способности к иностранным языкам, знание уголовного кодекса, занятия по каратэ, а также «легкие короткие волосики цвета расплавленного золота, которые стоят как облачко» и «глаза особенного, редкого темно-зеленого цвета, напоминавшего цвет бутылочного стекла старых дорогих вин» - и вот у нас получилась Женя Осинкина. Далее по такому же алгоритму (за исключением золотых волосиков и глаз особенно-редкого цвета) мы вырежем из картона… простите, создадим её друзей. Кому-то отмерим поменьше ума и энергии, кому-то побольше запальчивости и уголовного кодекса, но в итоге у нас получится великолепная компания из отборных детей, где мается один только неприкаянный Скин, которому не повезло с родителями-алкоголиками, но которого – мы в этом не сомневаемся – ждёт сначала последовательное посрамление в его скинхедском мировоззрении, а потом полное исправление. Вообще, вы, взрослые, не уходите далеко. Дело в том, что у автора «Жени Осинкиной» есть политические убеждения. И именно вы, уважаемые взрослые, способны им внять. Ведь предполагается, что лучшие современные дети (как и сама Женя) почти не помнят, кто такие Ленин и Сталин – и, по мнению автора, прекрасно, что не помнят, а думают о своём, о достойном их юного ума. Но в книге без разъяснения роли Сталина шагу ступить невозможно. И кто-то должен это оценить. Кто-то должен ужаснуться бескрайней провинциальной разрухе, по которой путешествует на генеральской «Волге» Женя Осинкина (у неё есть друг, а у друга папа генерал, и тот генерал хороший и дал Жене для её миссии свою машину и двоих телохранителей). Кто-то должен проникнуться рассуждениями Чудаковой о благотворности отмены смертной казни и жестокости российских граждан, которые надеются её вернуть. Не дети, потому что дети хорошие и не виноваты, что Сталин. А вы, взрослые, послушайте, это для вас. У мальчика Юры в начале двадцатого века не было Сталина. Даже Октябрьской революции ещё не было. И из Черни, что под Тулой, он не выезжал, и не знал ни одного генерала. И был совсем не геройский мальчик. Но что такое социальная несправедливость – он знал. Его отчим был городским врачом, и Юра слышал его рассказы о том, как мечется в жару больная воспалением лёгких девочка, отец которой не имеет средств даже купить ей молока. Юра помнит, как его мать взяла лист бумаги и пошла по соседям – собирать деньги для этой девочки, Татьянки, и как дали денег те, кто победнее, а самый большой богач в городе, купец, давший сто рублей на церковный колокол, пожертвовал на больную девочку – один рубль. Мальчик помнит погорельцев – мать и сына, потерявших в одночасье всё своё хозяйство и в изодранных в лохмотья рубашках идущих по миру. Именно с этой встречи, когда его мать дала погорельцам еды и одежды, а сам Юра отдал нищему мальчику своего любимого плюшевого мишку, начались его ночи, полные мучительных мыслей, началось его взросление. Он знает тяжесть безвозвратной утраты и угрызенья совести. И спустя пятьдесят лет он помнит, как было ему стыдно, когда он понял, что забыл про своего друга, старика-птицелова, когда тот был болен. А вот Женя и её друзья не знают, что такое стыдно, ибо всегда поступают правильно. Впрочем, в книге Чудаковой есть и отрицательные герои. Узнать их легко. Они слушают попсу и Шнура, ходят в ночные клубы, курят травку, не читают классику, плохо учатся, поддерживают лозунг «Россия для русских» и плохо знают русский язык. То, как плохо они его знают, последовательно подчёркивается. Чудакова не упускает случая сказать, что хотя в русском языке почти все слова когда-то откуда-то заимствованы (на самом деле, когда пытаешься пробиться к такому раннему историческому этапу, правильно говорить не о заимствовании, а о древнем родстве языков), но лучше не употреблять недавних заимствований там, где без них можно обойтись. Она посвящает прочувствованный пассаж разъяснению понятия «озимые» (которое не понимает скверно образованный, не любящий читать классиков Скин). И после этих рассуждений вдвойне странно видеть в книжке выражения «Женя распределяла функции», «Женя говорила сухими формулировками», «к Жене поступила новая информация». Мальчик Юра Скребицкий проведёт ночь без сна, пытаясь понять, почему у одних людей есть гораздо больше того, что им нужно, а у других нет даже самого необходимого. Чудо-ребёнок Женя Осинкина даст уверенный совет унылым и несознательным челябинцам, как им обустроить их двор. Но Женя, хоть она на три-четыре года старше Юры, не задумается, почему тех элементарных услуг ЖКХ, что есть в Москве, нет в Челябинске. И если для обычной девочки такое поверхностное мышление обыкновенно, то для образца начитанного, активного, глубокомысленного ребёнка, надежды российского генофонда, - оно немного странно. Как и вся эта книга, написанная с самыми добрыми намерениями, но подводящая к выводу, что уповать Россия может только на чудо. На предоброго генерала. На чёрную «Волгу». На цепочку невероятных совпадений. Правда, я, признаюсь, прочитала только первую книгу трилогии – может быть, дальше построение сюжета отойдёт от приёмов уличной магии. Может быть, другие две книги значительно лучше, и только я уже не хочу это выяснить, и с удивлением признаю, что мальчик Юра из своей столетней дореволюционной дали убедительнее, ближе и понятнее мне, чем девочка Женя, которая младше меня на каких-нибудь десять лет. Уже дочитывая попеременно обе книги – и Скребицкого, и Чудакову, – я вспомнила образ, который объединил их для меня. В «Солярисе» Тарковского Крис Кельвин долго-долго мчится по тёмному однообразному тоннелю. Очень долго, с неприятным тягостным жужжанием, с напряжённым лицом. И в тот самый момент, когда начинает казаться, что эта гонка никогда не кончится, - вдруг наступает тишина. Сад. Дерево. Водоём. Водоросли на дне. Светло и тихо. Скребицкий.


Стихи про календарьЯНВАРЬ Выбелил январь Страницу, Вывел чётко Единицу. Ни на час Не опоздал - Это НОВЫЙ ГОД Настал! ФЕВРАЛЬ В феврале, в феврале Вьюга мчится на метле, Заметает все пути, Чтобы марту не пройти, Не пройти - не придти И весну не привести!.. МАРТ Всю зиму Белый снег Белел, А в марте взял И почернел. Почернел с досады, Что люди Солнцу рады! АПРЕЛЬ В лесу Апрельская уборка: Метёлки Верба мастерит, Подснежник первый, Как пятёрка, Чуть-чуть застенчиво стоит. И облака уже, Как груда, А это значит: Скоро жди - Ударит первый гром, как чудо, - Откроет летние дожди! МАЙ Зайцы после зимней стужи Вербе хвостики отдали, Белый хвостик им не нужен - Зайцы серенькими стали! В мае мир глядится новым: Небо в цвете васильковом, Переполнились пруды, Заневестелись сады, Всё цветёт … и нет ответа: Где весна, а где тут лето?! ИЮНЬ Стали вылетки смелей, Стало тише и светлей. День растёт, растёт, растёт - Скоро к ночи поворот. А пока заросшей тропкой, Земляничной, неторопкий По земле июнь идёт! ИЮЛЬ Июль, июль - макушка лета Паденья яблок сладкий звук, И день застенчивый с рассвета, Грохочет после полдня вдруг. Пошёл грибами лес хвалиться, Осины лист примерил медь, И в поле выцветшего ситца Уже тропу не разглядеть. АВГУСТ Август кланяется в ноги, Август просит о подмоге: Соберите урожай! Сад и поле - через край! Спаса нет! За спасом Спас! Урожай поспел, как раз! СЕНТЯБРЬ Лето кончилось привольное, Наступает время школьное, И по правде говоря, Он любимый и желанный, Долгожданый, долгожданный Звонкий праздник сентября! ОКТЯБРЬ Листья опали, Птицы пропали, Всё, что цвело Притаилось в опале. Заняты норы, Замерли споры, Заиндевели утром заборы... Что же так сладко в этой поре, В сердце сжимающем нам октябре?! НОЯБРЬ Чёрный лес Неотразимый Прорисован до корней, За ноябрьским предзимьем Снега ждёт душа скорей. За угрюмыми ночами Белых плясок хоровод, За терпенье и печали Долгожданный Новый год! ДЕКАБРЬ У декабря полно забот - Как всё успеть - не знает! Он провожает старый год И Новый Год встречает! Он должен ёлку нарядить! Последний день сегодня, Чтоб всех на свете пригласить На праздник новогодний!


Copyright © 2012-14 Здоровье и воспитание детей
  Яндекс.Метрика