Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
CHILD DOC - здоровье, воспитание, развитие ребенка
ПодросткиЧеловек к 14-15 годам имеет сильнейшую потребность становиться взрослым. В традиционной культуре подросток, как правило, уже полноправный работник: сын охотника идет с ним в лес на охоту, сын крестьянина идет в ночное пасти лошадей, старшая сестра остается за няньку с младшими, пока мать работает в поле. Михаил Ломоносов, например, начал помогать отцу с десяти лет. Они отправлялись на рыбные промыслы ранней весной и возвращались поздней осенью. В традиционной культуре, как только человек в состоянии взять на себя какое-либо дело и связанную с ним ответственность, ему тут же это дело доверяют: дел много, а рук мало, взрослей скорее! Я помню, как я в детстве завидовал некрасовскому мальчику, который «в больших сапогах, в полушубке овчинном» ведет под уздцы лошадку. Как же это прекрасно – не сидеть в скучном классе, а самому вести за собой послушную лошадь и встречному взрослому спокойно отвечать: «Ступай себе мимо». Здорово, когда тебе доверяют что-то серьезное! Что же мы доверяем современному подростку? Практически ничего. Социальная роль человека в 15-16 лет ничем не отличается от роли первоклассника: школу за него выбрали родители, программу и учебники – «профессора-академики», расписание составил завуч, еду приготовила мама, на компьютер заработал папа. Своего дела и своей сферы ответственности у него нет (учебу подавляющее большинство подростков своим делом не считают), попробовать свои силы в чем-то настоящем и серьезном он не может. Вот всем знакомая сценка: приходит мама одиннадцатиклассника посоветоваться с учителем о подготовке к экзаменам. За ней стоит ее «сыночек», который ее на голову выше. Мама говорит: «Мы решили поступать в МАИ». Это «мы» означает следующее: разве он может в свои-то 17 лет принять хоть какое-нибудь решение? Так вот, иметь нерастраченные, неиспользованные силы – это очень трудно. Девчонка 16 лет легко может проплясать на дискотеке пять-шесть часов, прийти домой за полночь, а наутро вскочить и, не позавтракав, ускакать в школу. У нее огромные неизрасходованные резервы. Природа рассчитывала их не для дискотек и сидения в «контакте», а для ночных кормлений первенца, доения и выгона коровы в четыре часа утра, приготовления завтрака рано уходящему в поле мужу. Всего этого делать ей не нужно, а силы есть, как же тут не взбеситься? Поэтому когда наши старики говорят: «Мы такими не были, нас жизнь воспитывала. Стоишь в свои-то 11 лет в очереди за хлебом, сжимаешь в кулаке карточки, чтобы не украли, знаешь, что от тебя зависит буквально все – вся семья», - то они правы. А современным подросткам уважать себя не за что – они нахлебники, они потребители, они это знают, и это очень трудно. То, что в этом главная беда, подтверждают известные многим родителям наблюдения: как только на подростка оставляешь младших братьев и сестер, он меняется на глазах. Развинченность и рассянность куда-то пропадают, возникают твердые и волевые ноты в голосе, с младшими он организует игру, средних заставляет помыть посуду после общего ужина, иногда, чтобы порадовать родителей, выдумывается какой-нибудь салат… Ему нравится быть за старшего, но только негде и не с кем. Тогда он играет младшего, как говорится, по полной, используя свои недюжинные силы. Две тысячи лет назад об этом было прекрасно сказано: От безделья ты, мой Катулл, страдаешь, От безделья бесишься так сильно, От безделья царств и царей счастливых Много погибло. Как быть? Ответ один: доверять и нагружать. Я помню, как мы выехали большим школьным лагерем на археологические раскопки. Самым старшим ученикам было 14-15 лет. Назначили дежурных: не сделаете завтрак, все будут голодными. Если не знаете как – спрашивайте, если нужна помощь – поможем, но отвечаете – вы. Результат потрясающий: дрова с вечера натаскали, встали в 5.30, вскипятили воду, сварили кашу, нарезали бутерброды, все готово к 8.00! – в глазах счастье.


Когда общение без пива уже не обходитсяТатьяна Емельянова, педагог-методист из Ханты-Мансийска, считает, что при всеобщем приятии и попустительстве взрослых дети стали относиться к пиву как к чему-то не вредному, вроде шипучки. Когда в школе проводят классный час, посвященный профилактике употребления спиртного, педагоги ждут, что на них обрушится шквал вопросов. Но подростки обычно молчат. Почему? Скорее всего никто из них не хочет светиться. Ребята уверены, что им все равно не ответят. И думают, что рискнувшего задать вопрос возьмут на заметку и поставят в очередь за неприятностями. Но в том-то и задача профилактики – сделать так, чтобы этот честный разговор состоялся. Ситуация настолько обострилась? Психодиагносты, тестируя детей, показывают им картинку, на которой нарисован стакан с пенистым, душистым, освежающим напитком. И спрашивают: что это? Еще несколько лет назад на этот вопрос дети дружно отвечали: квас! А сейчас не только подростки, но и младшие школьники не сомневаются, что речь идет о пиве. Так что, как видите, слабоалкогольные напитки и пиво стали привычным и даже чуть ли не обязательным спутником подросткового досуга. У нас площадь у фонтана в Центральном парке Ханты-Мансийска стала любимым местом подростковых тусовок. Вечерами вся площадь усеяна бутылками и банками из-под пива. Пивной алкоголизм – беда не только нашего Севера. Хотя некоторые его особенности у нас выражены наиболее резко. Для Севера характерен вахтовый метод работы: папа-буровик, мама-повар отправляются на вахту, а подростки на две недели полностью предоставлены самим себе. Чем заняться? Ну конечно, пообщаться с друзьями! Вот только общение это без пива уже не обходится. Подростки беспрепятственно покупают пиво. Карманные деньги им это позволяют. Зачастую родители знают, что деньги тратятся на пиво, но либо смотрят на это сквозь пальцы, либо откровенно разрешают. Рассуждают так: привычка, может, и не самая полезная, но и не вредная. Главное, мол, чтобы к водке ребенок не потянулся или к наркотикам, а пиво – оно же безобидное. Опасное заблуждение. Что пиво – не алкоголь, как-то незаметно внедрилось в подростковую среду. Исследования показывают: подростки искренне считают, что ведут абсолютно трезвый образ жизни, если пьют только пиво, а более крепких напитков не употребляют. Родители пришли бы в ужас, если бы узнали, что сын или дочка выпили стакан водки, выскочив вечерком поболтать с приятелями. Да и сами подростки подумали бы, прежде чем согласиться пригубить сорокоградусный напиток. Но в том-то и коварство пива, что оно пьется легко. Объемы выпитого стремительно нарастают. Многие подростки признаются, что для них «нормально попить пивка» – это четыре бутылки по пол-литра или одна большая двухлитровая пластиковая бутыль за вечер. Не на всю компанию – на каждого! Как объяснить подросткам, что пиво – совсем не безопасный напиток? Можно предложить ребятам простую арифметическую задачку: какому количеству водки соответствуют два литра пива? Элементарные расчеты раскроют им глаза: два литра пива крепостью в четыре градуса как раз и будут соответствовать полному стакану водки. Опьянение от пива такое же, как и от любого алкоголя. Возникают провалы в памяти, появляется агрессивность, жажда рискованных приключений. Недавно в Сургуте мальчишки, выпив пива, поспорили, что выпрыгнут из автобуса на полном ходу. И выпрыгнули. Теперь – инвалиды. Утешать себя иллюзией, что слабоалкогольные напитки уберегут подростка от более опасных экспериментов с водкой или психоактивными веществами, глупо. Пиво «открывает им ворота»: подросток с бутылкой пива приучает свой организм к существованию в условиях химического изменения сознания. А школа может как-нибудь помочь подросткам и их семьям? Это очень и очень сложно. И хотя на стороне педагога будут выступать объективные свидетельства врачей, наркологов и милиции, дело с мертвой точки сдвинуть будет трудно. Потому что «на стороне пива» – устоявшиеся привычки, предрассудки, иллюзии, попустительство родителей. И не факт, что правдивая информация окажется для подростка убедительнее. Что же делать? В Сургуте, например, пошли по такому пути: социальные и наркологические службы города помогли создать подростковое общество трезвости «Надежда». Сами ребята, среди которых немало и тех, кто на собственном опыте испытал пивную зависимость, принимают участие в антиалкогольной профилактике в школах. Слово ровесника авторитетнее для подростков.


Николай БОГДАНОВ-БЕЛЬСКИЙ. УченицыБерут ли в школу только воцерковленных детей или достаточно, чтобы родители ребенка считали себя верующими, нужен ли православной школе духовник и какие функции он выполняет, какие изучают предметы, отличные от светских, заставляют ли детей молиться или общие молебны – вещь необязательная. Эти и другие вопросы были заданы нескольким московским священникам: отцу Сергию Махонину, директору и духовнику школы во имя Иоанна Богослова, отцу Константину Сопельникову, духовнику Православного центра непрерывного образования во имя преп.Серафима Саровского, отцу Иоанну Воробьеву, зам.директора по воспитательной работе Свято-Петровской школы (бывш.Традиционной гимназии), отцу Василию Секачеву, учителю истории, члену Совета Димитриевской школы, отцу Николаю Петрову, преподавателю ОПК, члену Совета Димитриевской школы. Чем православная школа отличается от светской? Отец Константин Сопельников: Основная задача светской школы – дать знание ребенку (чем глубже, тем полезнее). Православная школа наряду с получением знаний детьми ставит еще очень важную цель – это воспитание и развитие внутренних качеств ребенка. Детям необходимо привить любовь к Богу, Родине, семье и интерес к труду и учебе. Православная школа видит своей задачей воспитание целостной, нравственной личности, помогает ребенку в становление его характера, мировоззрения и отношения к окружающим его людям. Отец Сергий Махонин: Прежде всего, православная школа замысливалась и создавалась как часть церковной жизни, которая объединяет людей одного мировоззрения, говорю о том, как было у нас в школе. Это было 20 лет назад, родителей что-то не устраивало в системе образования. После празднования 1000-летия Крещения Руси был всеобщий подъем, многие тогда начинали церковную жизнь, люди интуитивно сходились в том, что что-то должно объединять. Мощным отзвуком, естественным процессом, говоря современным языком, социальным заказом, явилась потребность создания своей школы. Наша школа – не приходская, она создавалась на базе одной из московских школ, где наши классы первые годы занимались во вторую смену. Мы сразу ввели новые предметы – Закон Божий, церковно-славянский язык, церковное пение, в преподавании словесности и истории стали использовать принципиально другой подход. Через некоторое время мы увидели, что «мешаем» приютившей нас школе, пришлось искать другое здание. Думаю, что в нише столичного образования православные школы занимают свое особое место. В православной школе должны учиться воцерковленные дети? Отец Сергий Махонин: Мы принимаем верующих детей, но другие к нам и не идут. Требования для приема в 1 класс простые – мы принимаем адекватных родителей, с которыми можно вести диалог. Потом это переходит на детей. У нас должно быть единство воли, чувств, мыслей, без фарисейской, лицемерной окраски, которую сейчас так легко получить в том числе и в церковной ограде. Отец Иоанн Воробьев: Теоретически в православной школе необязательно должны учиться лишь воцерковленные дети. Но есть теория, а есть практика. На практике получается, что ребенок, который в семье не воспитывается в церковной традиции, в православной школе оказывается чужим. Мы экспериментировали, брали в школу разных детей, но опыт показал, что нецерковные дети или уже в школе начинают отторгать наши принципы, или выйдя из нее. То есть пребывание в нашей школе им на пользу не пошло. Думаю это связано с тем, что без семьи школа в плане воспитания бессильна. Мы не можем воспитать ребенка, если в этом не участвует его семья. Таким образом, получается, что православная школа – для православных детей. Может ли школа быть миссионерской? Да. Но у нашей школы – другая цель. Наша школа возникла для того, чтобы уберечь наших детей, детей нашего прихода, от светского влияния, помочь им сохранить некую чистоту и целомудрие, сохранение чего в обычной школе почти невозможно. Есть же школы, которые ставят именно миссионерскую задачу перед собой. Но такая школа будет другой по атмосфере, по наполнению. И я не знаю, каков будет результат. Думаю, что перед такой школой должна будет стоять задача в первую очередь воспитать родителей этих детей. У православной школы должен быть духовник? Отец Константин Сопельников: В православной школе обязательно должен быть духовник. Обычно точкой отсчета для организации православной школы является приход - крепкая община и духовник, который эту общину окормляет и направляет: единый дух, единая цель. Поэтому одной из главных задач духовника в православной школе является сохранение единства в коллективе с помощью соборных молитв, духовных бесед, паломнических поездок, церковных праздников: «Да будут едино, как Мы едино» (Ин.17, 22). Кто такой духовник? Какими вопросами он занимается? Отец Константин Сопельников: Духовник по словам Самого Господа нашего Иисуса Христа должен быть пастырем добрым: « Пастырь добрый душу свою полагает за овцы» (Ин. 10, 11). Духовника касаются все стороны жизни школы: духовная, образовательная, педагогическая, просветительская, административная, хозяйственная, внешкольная и т.д. Очень важно чтобы у духовника сложились доверительные отношения с педагогическим коллективом, учащимися и родителями. Отец Иоанн Воробьев: Духовник школы – человек, который определяет церковное направление жизни школы, это законодатель. И школа возникает как некое детище духовника, который определяет принципы жизни семей, родителей и соответственно детей. В школе должно быть единство подхода, потому что если установки не будут едиными, то требования станут расплывчатыми. Это единство и определяет духовник. На его авторитет ориентируются и опираются. Именно поэтому я думаю, что духовник православной школе необходим. Отец Василий Секачев: Духовник – это человек, который за школу отвечает перед Богом. За школу как таковую – чтобы дети были в ней должным образом обучены, одеты, воспитаны. Школа должна давать не только обучение, но и воспитание. Под обучением, вслед за древними, я подразумеваю добродетели разума, под воспитанием – нравственные добродетели. Первых не будет без вторых. Вот за этим и должен следить духовник. А также улаживание всяких конфликтов: между детьми, детьми и учителями, учителями. К сожалению, мы не святые. Отец Сергий Махонин: Наша школа не приходская, в которой люди объединены одной общиной, у нас учились и учатся дети из более 40 разных московских и подмосковных приходов. Задача духовника нашей школы – объединить разных детей, разные семьи. Духовник должен цементировать процессы, иногда болезненные, должен разрешать недопонимание, психологические сложности, которые периодически возникают. Это может быть связано с какими-то поведенческими моментами (в одном приходе принято одно, в другом – другое) или с вопросами церковной аскезы, где духовнику необходимо находить золотую середину, аккуратно учитывая возможности разных семей. Думаю, важнейшим для духовника в такой школе, является умение координировать. Надо сказать, что за 20 лет, что наша школа существует, никаких резких, серьезных конфликтов никогда не было. Должны ли учащиеся исповедоваться у духовника школы? Отец Иоанн Воробьев: Не обязательно. Достаточно, чтобы ребенок исповедовался у своего духовника, который писал рекомендательное письмо, когда ребенок в нашу школу поступал. В каких-то сложных воспитательных вопросах, мы обращаемся к духовнику ребенка и решаем их совместно. Отец Николай Петров: Если у учащихся есть свой духовник, конечно, нет. К духовнику должно быть доверие, иначе исповедь будет формальной. Нельзя заставлять исповедоваться, кроме вреда от этого ничего не будет. Можно ли сказать, что духовник православной школы заменяет собой психолога в светской? Отец Константин Сопельников: Нет, так сказать нельзя. Психология – это область научного знания, исследующая особенности и закономерности возникновения, формирования и развития психических процессов, психических состояний и психических свойств. Вопросы же касающиеся духовной сферы может помочь решить учащемуся только священник. Священник помогает исходя не просто из знаний, но и из духовного и личного опыта, при помощи церковной и келейной молитвы, при помощи совершения таинств. Отец Николай Петров: Заменяет. Духовник вполне обладает возможностями разрешать сложные ситуации, у него достаточно для этого опыта, он близок детям, а в разрешении конфликтов важнее всего откровенность. Отец Василий Секачев: Духовник (священник) дает человеку мир с Богом, психолог – с самим собой и окружающими. Достичь последнего без Бога по-настоящему невозможно. А помочь человеку придти к Богу может только священник. Есть конечно такие психологи, которые делают с Богом, со Христом, но все равно они же в конце концов советуют обратиться к священнику. В православной школе обязательны общие молитвы, молебны, Богослужения? Почему? Отец Иоанн Воробьев: Слово «обязательность» воспринимается детьми как «обязаловка»: нас заставляют, ограничивают нашу свободу, это насилие. Подсознательно они будут сопротивляться, как будет упираться осел, которого тянут. Поэтому мы не заставляем ходить на службы. Я считаю, что обязательного ничего не должно быть там, где дело касается молитвы и богослужения – «невольник не богомольник». Но общая служба очень важна. Когда я служу на школьных Литургиях, когда дети вместе молятся, возникает ощущение удивительное, особенное, неповторимое. Для нас это событие, это праздник, а если ребенок не относится к этому как к празднику, как к общему делу, встает вопрос, а туда ли он попал. Молитва – очень важная часть нашей жизни. Отец Василий Секачев: Обязательно должны. Молитва перед уроками совместная. А из богослужения лучше всего общие Литургии, причем не обязательные. Это постепенно соберет народ. Хор должен быть. Церковный хор из детей, тоже добровольный конечно. Опыт показывает, что когда это есть, все в лучшую сторону меняется. Какие специализированные предметы д.б. в православной школе? ОПК, Закон Божий, церковно-славянский язык и т.д.? Отец Константин Сопельников: Желательно, чтобы в православной школе были предметы: Основы Православной культуры, Церковно-славянский язык, хоровое пение, но ни в коем случае нельзя допустить формального подхода к преподаванию этих дисциплин. Учитель должен не только знать, но и любить свой предмет, его задача состоит в том, чтобы не просто дать знания, а возжечь интерес и желание учащихся к изучению предмета. Отец Сергий Махонин: Обязательно должен быть Закон Божий, но не как предмет, а как дисциплина, включающая в себя представление о нравственном законе, о системе ценностей. Его можно не вводить как отдельный предмет, но у нас в школе он есть, потому что 20 лет назад, когда мы только начинали работать, само название было «новым», возвращающим к старому. Оно было символичным и очень важным тогда. Конечно, Церковная история должна быть интегрирована в Общую и, прежде всего, Отечественную историю. Дети должны знать, что когда человек отклоняется от правильных законов, случаются непоправимые вещи, но когда кается царь, легче каяться и народу. Важно преподавать церковно-славянский язык, но не на уровне грамматики. Надо привить умение понимать его красоту. Дети должны понимать, почему язык богослужения не русский, а церковно-славянский, они должны чувствовать, что его торжественность возвышает человеческую душу, пускай и ненадолго. Важно, чтобы в православной школе был предмет церковного пения. Но тут все-таки нельзя перегружать детей. Многие из них ходят в музыкальную школу, нагрузка очень большая, думаю, надо давать им возможность сбалансированного выбора. Учителя православной школы должны быть воцерковленными людьми? Может достаточно быть просто хорошим учителем, профессионалом и верующим человеком? Отец Иоанн Воробьев: Думаю, для православной школы важно, чтобы учитель был человеком церковным. Другое дело, что церковность это понятие субъективное – кто-то каждый день в храм ходит, кто-то раз в неделю, а кто-то реже, но это не говорит о степени церковности, потому что люди все разные, у них разное воспитание, образование. Важно, чтобы учитель говорил с детьми на одном языке, поэтому он должен жить настоящей церковной жизнью. Это необходимо, потому что на любом предмете – математике, физике – ученики сталкиваются с вопросами, где нужно дать нравственную оценку происходящему. Учитель должен уметь ответить правильно. У нас бывали случаи, когда профессионал в своей области, не мог завоевать авторитета у школьников, потому что какие-то мелочи, свидетельствовавшие о невоцерковленности человека, вылезали наружу. Он предлагал поставить спектакль или пойти в поход, а желающих не было. Я не говорю, что мы отдадим предпочтение человеку церковному, но при этом плохому специалисту. Мы ищем воцерковленных профессионалов. Отец Константин Сопельников: Православный учитель, будь то учитель литературы, математики или физики, может показать детям красоту Православия, при этом не обязательно говорить с ними о Боге. Он может не только давать им знания, но и учить их собственным примером, примером жизни во Христе. Отец Василий Секачев: В идеале и дети, и учителя должны быть прихожане одного храма – того, при котором устраивается школа. Или, по крайней мере, их костяк должен быть таким. Другие все-таки тоже должны быть церковными людьми. Конечно, бывает так, что какой-то талантливый человек, педагог по призванию, нецерковный человек. Но, как правило, он или вносит какое-то смущение (курит, например), или просто долго не задерживается в школе. Педагог по призванию – кто его призвал? Бог. Вот к Богу и надо вернуться. Почему не задерживается? Сил не хватает. Другие-то может и не семи пядей во лбу, а с Божией помощью как-то справляются. А он один, только на себя надеется, без общения с Богом в таинствах, это тяжело. Тем более с православными детьми.


В Омске школьница на экзаменационном бланке ЕГЭ написала «я дура», за что получила 0 баллов. Отсканированная копия бланка появилась на сайте филологического факультета ОмГУ. На бланке содержится следующий текст: «Внимание, все бланки и листы с КИМами я испортила т.к. 1. я дура (бесспорно) 2. я тупая (тут тоже не поспоришь) 3. я не готовилась к лит-ре 3.1. т.к. лень 3.2. опять же т.к. дура 3.3. т.к. поступаю на мат. ф. Здесь я не буду много писать, т.к. все, что хотела сказать и даже больше, я написала на черновике (в своем «блоге»). Кто хочет, тот может прочесть его, а то я зря старалась, что ли... У меня такое ощущение, что я всем мешаю своей уверенностью, отсутствием волнения, лихорадочным писанием (что аж на всю аудиторию слышно, как я пишу). Пойду-ка я домой, чтобы не мешать.. 12:00 я ушла... вау». Как сообщила НГС.НОВОСТИ пресс-секретарь Министерства Образования Омской области Мария Капанадзе, в этой ситуации будет разбираться конфликтная комиссия по ЕГЭ, которая коллегиально вынесет решение о дальнейшей судьбе школьницы, испортившей экзаменационный бланк. «Такая ситуация в Омской области произошла впервые», — отметила Мария Капанадзе.


ПодросткиЗападноевропейские психологи обеспокоены все больше развивающейся тенденцией, когда тридцати и сорокалетние мужчины и женщины ведут себя как подростки. Казалось бы, нет ничего плохого в том, чтобы в сорок пять лет гонять на роликах или носить розовые футболки. Однако, подростковое мышление подразумевает не только внешние атрибуты молодости, но и такие малоприятные черты, как безответственность, бескомпромиссность и протестное поведение. Родители, оставшиеся в душе подростками, часто не желают что-то запрещать своим детям и влиять на их поведение. По мнению французского психотерапевта Сержа Эфеза, такое отношение ребенок воспринимает как равнодушие к собственной персоне. Результаты такого воспитания обескураживают. Специалист сообщил, что часто на прием приходят такие родители с жалобами на то, что дети оскорбляют их, но очень удивляются, когда психолог советует сделать ребенку замечание. Как это ни парадоксально, многие из тех, кому в детстве все разрешали, вырастая, говорят о том, что настоящего детства у них не было, заметили специалисты.


В походеОпасаясь нарушить обновленные инструкции Роспотребнадзора, учителя отказываются водить детей в походы. Палаточная романтика поставлена под сомнение из-за отсутствия в лесах медиков, бань, холодильников и лабораторий по контролю за загрязнением природных водоемов. Мерное постукивание колес, запах вареных яиц, ароматный жирок куриных ножек, заполняющий складки измятой фольги, зубная паста на носах тех, кого все это не заставило вылезти из-под казенных пододеяльников, и колонна с вафельными полотенцами, покачивающаяся в хвосте вагона в такт движению поезда. А потом еще тяжелые рюкзаки, привалы с жареной на костре картошкой и хлебом, килька в томатном соусе, песни под гитару — память надолго сохраняет детали школьных приключений. Но вот беда: они и сами с недавних пор рискуют стать памятью. Опасаясь нарушить обновленные инструкции Роспотребнадзора, учителя отказываются водить детей в турпоходы. За семь месяцев 2011 года в них побывали 466 тыс. российских школьников. Такие данные в ходе заседания Общественной палаты РФ озвучила начальник отдела организации социальной защиты семей с детьми Министерства здравоохранения и социального развития Лариса Дряхлушина. При этом она не уточнила, что, по статистике того же министерства, в 2010-м этот показатель составил 1 млн 407 тыс. 248 человек, а пятью годами раньше – 1 млн 528 тыс. Не вспомнила чиновница и о том, что, например, в мае 2011-го школьникам из Пушкинского района Московской области запретили участвовать в туристском слете: их педагоги не опрыскали лесную полянку ядохимикатами от грызунов и не облагородили сосновый бор биотуалетами. Эти и другие стандарты диктуют сравнительно новые «Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы детских туристических лагерей палаточного типа в период летних каникул», которые глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко одобрил еще в апреле 2010 года. За два минувших сезона педагоги внешкольного образования прочувствовали всю силу любви чиновников к детям и забили тревогу: правила выполнить невозможно. «Чтобы оформить разрешение на экскурсию с ночевкой, учителю нужно собрать от 30 до 40 документов», — возмущается заведующий сектора туризма Московского городского дворца детского (юношеского) творчества на Воробьевых горах Алексей Алексеев. По его словам, в этом году только 9% воспитанников МГДДТ смогли вырваться из мегаполиса: руководители остальных попросту побоялись связываться с инструкциями. Не особенно различая стационарные и передвижные палаточные лагеря, СанПиНы предписывают руководителям и тех и других проводить «генеральную уборку территории, скашивание травы, уборку сухостоя и валежника, очистку от колючих кустарников и зеленых насаждений с ядовитыми плодами, акарицидную обработку территории, мероприятия по борьбе с грызунами». Кроме того, «туристический лагерь должен быть обеспечен водой, отвечающей требованиям безопасности на питьевую воду» (разрешается вода в бутылках), дети в нем должны кушать 4-5 раз в день, иметь под рукой рекомендованное чиновниками снаряжение, но не поднимать при этом рюкзаки тяжелее двух с половиной кг (это норма для неподготовленных путешественников 12 лет). Походное снаряжениеТеперь по порядку: одно только снаряжение, как подсчитали педагоги, будет весить 5 кг. Даже если проигнорировать половину рекомендованного перечня (что, конечно, не позволительно), останется вода, еда, «спальники», палатки. Отказаться от покупки питьевых канистр можно только при условии, что на месте стоянки окажется природный источник. Причем не абы какие речушка или колодец: правила обязывают загодя взять пробы воды, отвезти их на экспертизу и дождаться положительного заключения экспертов. Чтобы не терять времени даром, надо заодно потравить грызунов и клещей, скосить не угодную Онищенко траву и хорошенько прибраться. Маршрут, рассчитанный на 21 день, будет включать 20 ночлегов – т.е. 20 туристских бивуаков. Подготовка выльется в уже отдельный поход, под который педагогу, видимо, придется выпрашивать отпуск. Но и это не все. Ему еще каким-то образом нужно будет уговорить инспектора Роспотребнадзора отказаться от цивилизации и по щиколотку резиновых сапог погрузиться в деятельную заботу о детской безопасности. Кто-то ведь должен оценить и принять старания экскурсовода, а вертолет не во всяком «лагере» сядет. Сергея Минделевича, члена Международной туристской академии, главного редактора газеты «Вольный ветер», такая постановка вопроса наталкивает на мысль о «коррупционности документа». «Без взяток, — полагает он, — тут будет невозможно. Перед проведением палаточного лагеря надо сдать каждое место ночевки. В Роспотребнадзоре элементарно не найдется столько сотрудников – документ заведомо невыполним. Я уж не говорю о том, что трава за время приготовлений вырастет». Впрочем, продолжительные походы отменяются еще и по другой причине. По новым правилам, смена в передвижном лагере не должна превышать восьми дней даже для бывалых путешественников – «детей, занимающихся в туристических объединениях». Либо и того меньше, если за неделю юных краеведов ни разу не отведут в стационарную баню или если в меню у них будут преобладать консервы. Примечательно, что в рекомендованном списке продуктов питания из неконсервированного только хлеб, сухари, крупы, сахар, конфеты, овощи-фрукты, сыр, кофе и чай. Меню необходимо заранее согласовать с Роспотребнадзором. В том числе и «поездное»: маленьким пассажирам нельзя питаться домашней едой и продуктами, купленными во время остановок. К участию в походах Роспотребнадзор допускает детей с 12 лет, делая скидку в два года для подготовленных туристов. Однако, обращают внимание эксперты, зачислять детей в секции спортивного туризма и ориентирования тот же Роспотребнадзор, но уже в другом документе, разрешает с 8 лет. Итого: два года заочных прогулок по лесам. «Каждый туристский лагерь решает пять педагогических задач: воспитание, обучение, оздоровление, социальная адаптация, профессиональная ориентация, — напоминает вице-президент Федерации спортивного ориентирования России, зампредседателя Союза краеведов, доктор педагогических Юрий Константинов. — А новые СанПиНы постепенно превращают их в откормочные пункты, как это было с пионерскими лагерями, где главным критерием хорошей работы педагогов служил привес». С коллегой согласна директор московской городской станции юных туристов Людмила Слесарева: «Наша задача – не превратить детей в белоручек, а научить их выживать вне цивилизации: обеспечивать себя водой, организовывать ночлег, одеваться по погоде. Нам же указывают, что надо действовать в точности до наоборот. Фурсенко вот заявлял, что мы должны вырастить грамотных потребителей, а мы, откровенно говоря, с этим не согласны». Педагогическая ценность передвижных лагерей держится на принципе самообслуживания. За детьми в лесу не ходит мама с пылесосом: намусорили – убирают сами. Поели – сами моют посуду. Не легли спать вовремя – узнают, что такое недосып, и следующим вечером первыми прекращают беседы по душам. Но то было раньше. Единственное, что, судя по правилам, в состоянии сделать современный ребенок, так это ополоснуть чашку. Остальное Роспотребнадзор вменяет в обязанности руководителя тургруппы и его помощников. К слову о них. Детей непременно должен сопровождать медработник. Без него нечего даже заглядывать на железнодорожный вокзал: билеты не продадут. Дошло до того, что у педагогов, как, например, у Юрия Константинова, возникают проблемы с поездками на пригородных электричках. «Приходится, — признается он, — покупать билеты на 15 человек партиями по три штуки». При этом стоимость одного дня такого похода с учетом новых требований, по подсчетам президента Академии детско-юношеского туризма и краеведенияАлександра Минделя, возрастает с 400 до 1000 рублей на ребенка. «Ценность самодеятельных лагерей – в простоте их организации и низкой себестоимости, — говорит он. – А какая же тут малая затратность, когда в стационарах стоимость человеко-дня – 1200 рублей?» И все же чиновники настаивают: «Роспотребнадзор реализует свои функции с позиции сохранения и укрепления здоровья детей». «Данные санитарные правила разработаны впервые. Таких документов не было», — комментирует претензии к СанПиНам начальник отдела по организации санитарного надзора по гигиене детей и подростков Роспотребнадзора Семен Плаксин, дипломатично соглашаясь с некоторыми из них: «документ не может быть идеальным». Однако, по его словам, «никаких приостановлений никаких документов не будет» — это в ответ на требование общественников заменить утвержденные нормы новыми. Отметим, что еще до этого заявления педагоги, туристы, краеведы, представители ОП РФ – все, кто присутствовал на заседании, договорились собраться в особую рабочую группу и составить альтернативный проект СанПиНов. Их поддержал и старший помощник председателя Следственного комитета РФ Игорь Комиссаров. Несмотря на печальную статистику смертности и отравлений в детских лагерях (преимущественно стационарных), он подчеркнул, что попытка Роспотребнадзора «обезопасить всех» сродни анекдоту, героев которого сначала учат плавать, а уж потом заливают в бассейн воду.


Школьное образование в ИспанииСвоими знаниями о системе испанского школьного образования делится Надежда Таранко, переехавшая в Испанию из Беларуси. Замужем за испанцем, имеет сына-школьника. По образованию преподаватель математики и информатики. Система школьного образования в Испании состоит из следующих ступеней: Необязательное детское образование (типа отечественных детсадов) - Educación Infantil - с 0 до 6 лет Обязательное начальное образование (6 лет) - Educación Primaria - с 6 до 11 лет Обязательное среднее образование (4 года) - ESO или Educación Secundaria Obligatoria- с 12 до 15 лет Необязательные "старшие классы" (2 года) - Bachillerato -с 16 до 17 лет. Государственная школа Обучение в государственной школе бесплатное. Родители платят только за учебники, школьные принадлежности (ручки, тетради и т.п.) и дополнительные мероприятия (экскурсии, поездки). Учебники довольно дорогие- для учеников ESO, к примеру, комплект учебников стоит примерно 300 евро. Но для нуждающихся учащихся все или часть учебников даётся школой на год в пользование бесплатно. В государственной школе, чтобы перейти в следующий класс (по крайней мере для бачелериато и ЕСО, для примарии не знаю), нужно иметь не более двух задолженностей, только чтобы они не были одновременно по испанскому языку и математике. То есть, даже если ребёнок "завалил" один или два предмета, то в следующий класс переведут (только если не "завалил" сразу и испанский, и математику). Но в любом случае более двух лет в одном классе не оставят- переведут всё равно в следующий, если опять "завалил" более двух предметов. Кстати, остаться на второй год, по моему опыту, здесь это нормальное явление, например, результате в классе, в котором учится мой сын, 40 процентов детей второгодников. Так что тот возраст, который был приведён выше для возраста детей на определённой ступени образование, получается, как бы минимальный, то есть если не разу не оставался на второй год. Только для выпусников бачильерато немного постороже- пока не сдашь все предметы, аттестат об окончании бачильерато не получишь. Уровень образования в государственных школах невысок, увы, дисциплина хромает. Я, в принципе, была готова к этому, но всё равно была неприятно удивлена. Но, справедливости ради, стоит отметить, что учителя в целом неплохие, старались и стараются моему сыну помочь с языком. Язык - это, конечно, очень важно. Настоятельно рекомендую всем родителям, особенно родителям подростков (то есть уже не очень маленьких детей), которые думают об иммиграции, заранее учить детей языку. Чем лучше знания языка, тем быстрее и безболезнее ваш ребёнок адаптируется в Испании. Много говорят про то, что наши дети (русские, украинские, белорусские) быстро схватывают испанский язык. Наверное, доля правды в этом есть. Но всё равно я считаю, что без специального изучения языка не обойтись, и лучше, конечно, иметь какой-то уровень языка заранее. Ещё в здешней школе моего сына и ещё двух детей - иммигрантов из Болгарии дополнительно учили испанскому языку в течение полугода. Моему сыну эти уроки помогли гораздо больше, потому что, в отличии от детей из Болгарии, мой имел начальный уровень испанского. Для того, чтобы попасть в государственную школу, надо обратиться в местное отделение образования (Cosejeria de Educación, Cultura y Deportes) заранее. Мы обращались туда за месяц до начала учебного года. Требуется иметь прописку для ребёнка (Empadronomiento), паспорт и его копию (странички с фотографией). Там уже в консэхерии заполняется форма, в которой кроме данных ребёнка, следует указать в какую школу (instituto) хотите его определить. Там даже несколько возможностей (типо первый приоритет, второй, третий). То есть, заранее желательно узнать какие школы есть в вашем районе, какие лучше, какие хуже. Куда мы попросили, туда нашего сына и определили. Насколько я знаю, в примарию и ЕСО нелегальных иммигрантов берут без проблем, так как это образование обязательное. Насчёт бачильерато - не знаю. Для того, чтобы записаться в конкретную госшколу, нужно принести им распечатанный емэил из Cosejeria de Educación про то, что вас определили в это школу, две фотографии и оплатить матрикулу (мы платили 6 евро, иногда чуть больше или меньше). Вначале с нас ещё требовали оценки из предыдущей школы. Они у нас были, но без перевода. К тому же система оцнивания здесь в Испании десятибальная. Короче мы сказали, что вот же запрос из министерства образования, там про оценки ничего не написано. Ну нас и взяли без оценок. Теперь немного просто фактов и личных впечатлений про госшколу (ЕСО) На парте сидят по одному (правда и парты меньше по размеру). Учителей называют просто по именам. На уроке музыки нет привычных нам пианино, зато у всех детей есть флейта (пришлось купить), и их учат играть на ней. Дневников нет. Вместо четвертей учебный год разбит на триместры. В конце каждого триместра родителям выдаётся листик с оценками вашего ребёнка. Кроме испанского языка, учат английский и французский (французский, правда, не обязательный предмет, а факультативный). Домашних заданий задают совсем немного. Количество предметов меньшее, потому как многие предметы объединены: испанский язык и литература (один предмет), социалис (это история и география), натуралис (физика и биология... и химия, наверное, тоже), технология (черчение и информатика). Вот и получается, что предметов гораздо меньше. Уроки длятся 55 минут. Есть предмет "религия" и альтернативный к нему "активидадес де эстудио" (то есть просто можешь что-то другое делать, например, испанский самостоятельно в это время изучать). По литературе читают дети очень мало: за полгода только одну книгу (да и то, далеко не всё её действительно прочли). Все школы обнесены забором. Детей до окончания уроков без специального разрешения родителей домой не отпустят (кроме, может быть, бачельерато). В некоторых госшколах есть бесплатный школьный автобус. Выдают всем детям студенческий билет. Теперь по поводу частного школьного образования Есть как бы два вида частных школ - полностью платные и частично финансируемые государством. Про полностью частные школы мне известно мало, так как это дорогое удовольствие, которое мы для своего сына позволить не можем. Ещё есть как бы "частично платные" школы (которые частично финансируются государством). Стоимость обучения там уже вполне подъёмная, 300 евро месяц приблизительно. Мы о такой школе думаем для нашего сына на следующий год. Но тут тоже не так всё просто. Учителя там, по моим сведениям, не лучше но и не хуже, чем в госшколе, но дети чуть лучше. Я знаю одну такую хорошую "частично платную" школу в нашей провинции. Она испанско-немецкая. Преподавание там на двух языках- испанском и немецком, дети получают действительно хорошие знания, после школы свободно говорят на трёх языках. Но для нас такой вариант не подходит, так как мой сын не знает немецкого совсем. А в 13 лет это для такой школы серьёзно. Так что будем думать над другими вариантами. Но не все испанцы считают, что такие "частично платные" школы лучше государственных. Семья наших друзей-испанцев (которые сами работают преподавателями в университете), у которых трое детей-школьников, считают, что в таких школах знания те же, только порядка больше. Вот они и предпочли своих детей отдать в государственную школу, просто по выходным с ними дополнительно занимаются.


Школьные каникулы в ЯпонииПоскольку ребенок в этом году пошел в первый класс средней школы, окончание лета в этом году ощутилось особенно остро: на этой неделе надо было сдать готовое домашнее задание на лето, и ребенок за день до часа «Х» изо всех сил доделывал все до поздней ночи, пока совсем не утомился, а потом еще утром рано встал доделывать. Но успел все сдать в назначенный срок. К назначенному сроку надо было сдать прежде всего большую тетрадь "САма: скУ:ру", то есть "школа на лето" (эти задания, я так поняла, одинаковые для всех учеников первых классов средней школы Тоямы, а то и всей Японии), а также целую кучу других заданий, которые придумали учителя каждый по своему предмету. Эти задания отличаются в каждой школе и ограничены, наверное, только фантазией учителя и правом директора одобрить или отклонить. В результате помимо 100-страничной "Школы на лето" (бодрящее такое название, вы не находите?) дети получали целую пачку разноплановых заданий. Мне посчастливилось познакомиться с заданиями двух разных школ, и теперь спешу делиться идеями учителей: - по домоводству: кормить семью с утра до вечера в течение одного дня, то есть приготовить на всех завтрак, обед и ужин, заснять процесс и результат, а потом оформить это в отчет. Не могу сказать, что после такого опыта ребенок у нас сможет регулярно семью кормить, но все же такая практика (и особенно - письменное документирование процесса потом) подводит к мысли, что готовить можно и самому, и даже не только для себя. - по естественным наукам (такой предмет, где и физика, и химия, и биология в кучу собраны): провести эксперимент по пройденным за 4 месяца темам, самостоятельно поставив себе задачу, зафиксировав процесс и описав потом все это в виде отчета на 10 страниц с фотографиями. - по социологии (обществоведению?): тетрадь из листов 20 с вопросами для самостоятельного исследования (посредством интернета) истории Тоямы, ну и вообще ряда исторических моментов. - по уроку творчества: нарисовать плакат на заданную тему. Темы были самые разные: и про пожарную безопасность, и про экологию, и про домашний уют, и даже про то, что воровать в магазинах по мелочи - это все равно плохо. Выбрать надо было одну, и нарисовать с учетом заданных параметров (для разных тем параметры разные были). - еще по уроку творчества: сходить в музей искусств и описать, какие произведения и чьи посмотрели да какие произведения эти оставили впечатления, мысли да размышления. - по музыке: прослушать разные произведения разных жанров и написать небольшое сочинение. - по естественным наукам: провести какое-нибудь наблюдение или (далее буквально цитирую): "дать себе повод гордиться тем, что прочитал целиком какую-нибудь научную книгу". - по социологии (обществоведению?): взять три интервью на тему "работа": спросить у интервьюируемого человека, где и кем он работает, почему выбрал эту профессию (работу), что в его работе интересного и т.д. - по физкультуре (опять-таки - цитирую): заботиться о своем здоровье и вести здоровый образ жизни в течение всех каникул. Да, это такое задание на лето. - просто общее задание: вести дневник каждый день вкратце, при этом в каждой неделе выбирать по два дня, которые подробно описываются (ребенок описывал те дни, когда мы куда-нибудь ездили в путешествие). - по японскому языку: сочинение. Темы были разные: по прочитанным произведениям либо о насущных проблемах общества, таких как вопросы интернационализации, глобального потепления, ролей мужчин и женщин в обществе. К слову сказать, ребенок собирался писать про экологию, но при внимательном прочтении выбрал про мужчин и женщин: если объем для всех остальных был 3-4 листа по 400 знаков, то по этой теме можно было только 2 таких листа написать. Прочитать я не успела, так как сочинение было оставлено на последний момент и дописывалось самым последним. Кроме того, по некоторым предметам были просто тетрадки дополнительных заданий: в нашей школе по английскому и японскому, в другой - по математике. Самым положительным моментом мне кажется вывод ребенка, что надо порядок в рюкзаке все же каждый день после школы наводить. С решением его я совершенно согласна, но только боюсь, что данные себе в период "горящих сроков" обещания в спокойной обстановке сложнее сдерживать. Ох, сколько обещаний давалось нами самим себе в период сессии в университете! И сколько из них потом не было никаких сил и возможностей сдержать. В общем, каникулы (слово "отдых" написать у меня рука не поднимается) у ребенка заканчиваются, и мне даже кажется, что с началом учебы у него даже чуть больше свободного времени будет.


На правах рекламы Все родители на определенном этапе озабочены проблемой приучения малыша к горшку. Излишне драматизировать ситуацию и часами держать карапуза над этим сосудом не стоит. Внимательные родители поймут, когда пора приступать к обучению. Начать обучение можно в 1,5 года. И тогда к двум годам, а может быть и раньше, малыш освоит эту науку. Приучать к горшку раньше 1,5 лет вряд ли целесообразно. Все равно малыш сможет контролировать свой мочевой пузырь и кишечник только, когда полностью сформируются мышцы и нервы этих органов. Как понять, что малыш готов к обучению? - Промежутки между мочеиспусканиями в начале обучения должны быть не менее 2 часов и стул примерно в одно и то же время суток. - Признаки готовности нервной системы: ребенок должен понимать, что его штанишки мокрые, и подавать сигналы родителям с просьбой переодеть его, а также пытаться сигнализировать до того, как сделать свои дела. - Кроха должен понимать простые инструкции и слова для обозначения процесса: «пи-пи» или «пись-пись», «а-а». Как только малыш поймет назначение горшка и то, что ему удобно сидеть на нем (подберите такую модель, которая понравится крохе), обучение пойдет веселее. Используйте элементы игры – можно усаживать на горшок или брать с собой любимые игрушки. Со временем малыш сам будет приносить горшок вам, когда почувствует в нем необходимость, а потом и необходимость вашего присутствия постепенно отпадет. Отличную службу на переходном этапе сослужат вам многоразовые подгузники и непромокаемые трусики «Непромокашка». Многоразовые трусики «Непромокашка» из натурального хлопка хорошо впитывают влагу, легко стираются и помогают малышу начать контролировать мочеиспускание. В них малыши быстрее приучаются к горшку, так как чувствуют дискомфорт (но лишь изнутри, а снаружи они остаются сухими. Трусики очень удобны, и надеть их на кроху не составит труда. Попробуйте заставить малыша, который уже научился ходить, покорно лежать и ждать, когда мама сменит подгузник. Трусики надеть гораздо проще. Они изготовлены из хлопчатобумажной ткани с добавлением эластана, благодаря чему, плотно и мягко облегают фигуру ребенка. Вшитый вкладыш из нетканого материала эффективно впитывает выделения, а мембранная вставка не пропускает влагу наружу. Трусики выпускаются двух размеров - от 11 до 13 кг и от 13 до16 кг. А если до этого вы пользовались многоразовыми подгузниками «Непромокашка», то дело пойдет еще быстрее!


Результаты тестирования PISAПо данным международного исследования образовательных достижений PISA, российские школьники занимают 41-43 место среди 65 стран. Однако наше образование и специалисты ценятся в мире. В чем же причина таких низких рейтингов? В тестировании PISA для стран, входящих в ОЭСР (Организацию экономического сотрудничества и развития), Россия участвует вот уже 10 лет. И за это время выше 29 места российские учащиеся не поднимались. Лучше нас по результатам тестирования учатся не только в Европе, но и в странах Восточной Азии. Почему? Эксперты, устраивавшие тестирование в омских школах, объясняют: все дело в активном и пассивном запасе знаний. Ситуация та же, что и с иностранным языком. Чтобы оперировать каким-то данными и успешно претворять в жизнь знания, не нужно их заучивать. Нужно тот объем, которым владеешь, использовать в реальной жизни. Казалось бы, это просто, ведь наши выпускники сдают сложнейшие экзамены в зарубежные вузы, завоевывают призовые места на международных Олимпиадах. PISA против ЕГЭ Дело «низкой успеваемости» российских подростков – в принципиальном отличии PISA от других международных тестирований. В нем проверяются способности 15-летних школьников использовать полученные в школьных стенах уравнения и формулы в реальной жизни. Проводится оно раз в три года. Способности проверяются по трем направлениям: читательской, математической и естественно-научной грамотности. И в нем нет заданий, которые можно решить, просто запомнив формулы. Типичные задания PISA-2009 звучали так: «На международной выставке «Туризм без границ» посетители были поражены стендом фирмы Preved-Medved-Tour. Это надо видеть! Прямо в павильоне установлен надувной глобус высотой с четырехэтажный дом. А вокруг него летают пчелы, символизирующие самолеты, которые перевозят туристов. Похоже, насекомые самые настоящие. К счастью, никто из посетителей не пожаловался на укусы, и защитники животных тоже не выражали протестов… А теперь вопрос: можно ли считать математически корректным использование пчел в качестве моделей самолетов?» Как видите, здесь не отделаться односложным ответом. Тестирование проверяет способности к логическому и вместе с тем нестандартному мышлению, возможности вычленять четкое задание из «словесной шелухи» газетной статьи, отвлечься от незначительных деталей, но главное – не бояться оперировать приблизительными данными: высотой этажа или размером насекомого, а также привлечь знания из другой науки, в данном примере – географии. В отечественном ЕГЭ пока таких заданий немного. Поэтому сравнительная таблица итогов по России с 2000 года выглядит так: Что нам для победы надо Разумеется, ни 43 из 65 место по читательской грамотности, ни подобные места по двум остальным дисциплинам устроить не могут. Причина таких рейтингов – не зашоренность учителей и тем более не глупость российских школьников. Мы только переходим на европейскую систему образования. А лидеры рейтингов PISA успешно грызут гранит науки «правильным» для тестирования способом уже ни одно поколение. Эксперты говорят – пока что наши школьники не привыкли, что порой ответом на задание в разделе «Математика» может быть чисто гуманитарный ответ. В вузах и школах Омска комментировать рейтинги затруднялись, ссылаясь на новые стандарты образования. И лишь один проректор вуза, не пожелавший, чтобы его имя значилось в статье, сказал: «Нужна революция в головах. Только там мы сможем в короткие сроки нагнать новые стандарты». Следующее тестирование покажет, что изменилось в сознании школьников. Как сообщил корреспонденту проекта «Образование в Омске» Сергей Шамет, начальник центра информационных технологий и тестирования ОмГТУ: Я ничего не слышал о таком тестировании, но точно могу сказать, что грядут большие реформы образования. Уже сейчас вся образовательная система ломается по вертикали, мы болезненно переходим от старого метода усвоения знаний – к новому, методу третьего поколения или так называемому «компетентному подходу». Если раньше мы напичкивали учащихся знаниями, то теперь в центре внимания – стандарты образования, по которым полученную информацию важно уметь применить, черпать навыки для себя. Любовь Мамонова, начальник отдела контроля качества: Последнее тестирование проходило 2 года назад. Некоторые омские школы действительно участвовали в нем. Обычно перед международным тестированием PISA делается выборка регионов и школ в этих регионах. Можно сказать, школы выбирает случай. И затем в этих школах устраивают тестирование. Какой-то предварительной особой подготовки к нему не происходит, номера школ объявляют незадолго до тестирования. Наши показатели в результатах – это не отсутствие навыков практического применения знаний у учеников, не их низкие результаты, а некоторые пробелы в образовательной структуре, подаче материала, которые мы сейчас в новом законе «Об образовании» в том числе и будем восполнять. Примеры тестирования PISA


Новое на сайте
Реклама на сайте
Реклама
По вопросам размещения на сайте обращайтесь к администратору. Почта egomischin@yandex.ru
Copyright © 2012-14 Здоровье и воспитание детей
  Яндекс.Метрика