Главная Обратная связь Добавить в закладки Сделать стартовой
CHILD DOC - здоровье, воспитание, развитие ребенка
Вальдорфская педагогика: сделано в сектеАнтропософия- псевдохристианское течение, имеющее свои корни в теософских дебрях. Постепенно, благодаря авторитету Рудольфа Штайнера, оформилось, как самостоятельное учение. В отличие от теософов, антропософы признают Христа в качестве "высшего духовного существа". Модное в начале XX века, учение смогло привлечь последователей из интеллигентных семей в Германии, слегка "подзабывших", что же вообще есть христианство. Но, как известно, опаснее всего та ложь, которая наиболее близка к истине. Я не задаюсь целью подробно раскрыть тему антропософии- "digging in the dirt", копание в грязи мне представляется малоинтересным (к чему, кстати, пришел и Михаэль Энде). Замечу лишь, что антропософы не гнушаются ни оккультных практик, ни оккультных идей. Рудольф Штайнер родился 27 февраля 1861 г. в городке Кралевич на территории Австро-Венгрии (теперь Хорватия). С детства он обладал незаурядным ясновидением и мог наблюдать души умерших, ангелов, и т.д. Штайнер получил образование в Венском Технологическом Институте (1883 г.) и позднее защитил докторскую диссертацию по философии в Ростоке (Германия) на тему "Истина и наука". В течение 1890-х гг. он активно сотрудничал в ряде литературных журналов, занимался преподавательской деятельностью. Оккультно-языческий характер германского нацизма хорошо известен. И штейнеровский оккультизм способствовал созданию того антихристианского, неоязыческого фона, который сделал возможным воцарение нацистско-языческого мифа. В частности - общим для всех теософов учением о семи расах человечества, из которых ХХ век - это время, когда начинает рождаться самая высокая "шестая раса". Последующие гонения на штейнеровские школы со стороны нацистов - это уже "внутрисемейный скандал", подобный гонениям на троцкистов со стороны сталинистов в соседней стране. О мировоззрении самого Штейнера от себя я говорить ничего не буду. Вот выдержки из "Философской энциклопедии" (из ее лучшего, знаменитого "пятого тома"): "В 1902 г. Штейнер обратился к теософии. Возглавил германский отдел Теософского общества, где он развил исключительно бурную деятельность. Штейнер построил антропософский храм Гетеанум (Дорнах, Швейцария). В 1923 г. храм сгорел - вопреки предсказанию Штейнера, что он простоит 300 лет. Само учение Штейнера представляет собой синкретическое соединение западных и восточных религиозно-оккультных учений, в котором можно выделить элементы гностицизма, пифагорейской мистики чисел, каббалистики, оккультно истолкованного христианства... Была разработана целая система ступеней посвящения с обрядами инициации наподобие масонских. Первые ступени включали танцы, выработку эвритмии, постановку театральных мистерий. Для посвященных читались особые секретные курсы. Человек, по учению Штейнера, в соответсвии с традициями древнего оккультизма, образует микрокосм в составе физического, эфирного и астрального тел, причем эфирное тело нисходит в человека с прорезанием коренных зубов (около 6 лет), а остальное - с достижением половой зрелости. Эти сферы отражают три ступени, через которые прошел, по Штейнеру, в своем становлении Мировой Дух; с 1909, то есть с открытия антропософии, мир вступил в четвертую фазу, на которой формируется духовное "Я". Итак, учение Штейнера все же является и религиозным, и антихристианским. Штейнер, например, утверждал, что Христос не был распят, ибо "дух Христа" решил не страдать, и потому заранее, еще до распятия покинул телесную оболочку "человека Иисуса". Вальдорфские школы являются "неконфессиональными" только том смысле, что они противопоставляют себя всем христианским конфессиям сразу. Ф.Карлгрен так пишет об этом: "Когда говорят о вальдорфской педагогике, то речь идет об образе жизни. Специфической особенностью вальдорфских школ является то, что все члены корпорации видят одну и ту же духовную цель. Стало правилом, что учителя не могут исполнять своих обязанностей без тщательного изучения человековедения Р.Штейнера и без внутренних усилий, которых требует антропософский путь развития" (Карлгрен, с.257). Итак, и дети, и учителя должны приобрести не просто знания о религии или антропософии - но пережить соответствующий религиозный опыт: "Надо дать детям приобрести религиозный опыт" (там же, с.106). "Один раз в неделю для детей устраивается религиозное действо, которое ввел Рудольф Штейнер" (с. 107). Интересно, кстати, что при случае антропософы могут утверждать нечто прямо противоположное: "преподавание антропософии в вальдорфской школе - это нонсенс". Учителю изучение оккультной доктрины Штейнера должно помочь, в частности, тем, что он должен научиться распознавать в детях опыт их прошлых инкарнаций (с.109). В самих "вальдорфских школах принято свободное христианское религиозное обучение" (там же). "Свободное" здесь значит - не представляющее ни одну из христианских конфессий, а "христианское" значит всего лишь антропософски-оккультное. Но все же признается, что религиозное воспитание в этих школах есть. "С первого по четвертый класс преподавание строится на основе рассказов, пробуждающих почитать Господа Бога, Божественное в природе" (там же). Вот пример, как это делается: на уроке арифметике малышам говорят: "Некоторые легенды о происхождении мира повествуют как из одной стихии рождались все остальные. Целое делят ради получения частей. Давая задания по арифметике, учитель постоянно указывает на один и тот же принцип: членится, раскладывается некое единое целое. В какой-то момент дети должны почувствовать, что в конечном итоге мир также представляет собой единство (согласно Пиаже, не только те, кто получил религиозное воспитание, склонны считать Бога творцом всего сущего)" (там же, с.13 ). Так детское сознание приготовляется к принятию основной оккультной аксиомы: Бог и мир есть одно и тоже, а добро и зло (четное и нечетное) есть две стороны одного Абсолюта, Единого Начала. В "Теософском словаре" Е. Блаватской, которой и обязан Штейнер основными чертами своего мировоззрения, об этом говорится так: "Demon est Deus inversus. - каббалистическая аксиома; буквально "дьявол есть перевернутый бог", что означает, что не сушествует ни зла, ни добра, но те силы, которые создают одно, творят и другое, в соответствии с природой материалов, на которые они воздействуют". Педагогическая плодотворность вальдорфской педагогики у незивисимых педагогов вызывает немало сомнений: "Ребенок ставится в условия таких закономерностей развития, что его самосознание и диалог с миром не могут проявляться. Вряд ли их можно считать способными к принятию решений и настроеннными на диалог". Книга называется "Пути окаменения", ибо Штейнер (steiner) по-немецки - камень. Штейнеровская педагогика и не может быть эффективной, потому что в ее основе лежит весьма устаревшая типологизация характеров и мифологизация 7-летних периодов развития человека (от которых уже давно отказалась психология развития)15 . "Вальдорфцы" вынуждены держаться за эту поистине антикварную схему потому, что, согласно Штейнеру, инкарнация души происходит постепенно, циклами по 7 лет: сначала низшая, животная душа входит в новое тело, и только к 21 году в человека подселяется, наконец, последний "астрал". Наверно, не без оснований Э.Блох назвал Штейнера "четверть образованным"... Прежде, чем пускать антропософию Штейнера в русские школы, стоило бы прислушаться к тому, что говорили о нем русские философы. Семен Франк: "В двух формах происходит, в области учений о душе, устранение научного знания: в форме наивной фальсификации науки через безотчетное, сумбурное ее смешение с религией и мистикой и в форме сознательного отрицания науки. Первое мы имеем в столь популярных ныне оккультических и теософских учениях о душе, которые сами именуют себя сокровенной наукой ("Geheimwissenschaft" Штейнера!). В настоящее время, конечно, уже невозможно относиться с огульным отрицанием, как к сплошному суеверию и шарлатанству, ко всей области упомянутых учений: слишком много здесь оказалось проверенных фактов и слишком ясна связь их с интереснейшими достижениями официально признанной научной психологии (гипноз, "подсознательное" и пр.). Интерес к этой области обнаруживают теперь все живые, непредвзятые умы, субъективно, по своим симпатиям и умственным привычкам совершенно далекие от нее. И огульное отрицание и высмеивание есть здесь обычно лишь признак высокомерной, псевдонаучной узости. За всем тем остается несомненным, что так, как по большей части ведутся исследования этого типа, они представляют невыносимую смесь объективных наблюдений с субъективной фантастикой и, главное, основаны на грубейшем смешении науки с мистикой, одинаково искажающем ту и другую и ведущем к каком-то противоестественному супранатуралистическому реализму. Тонкая, своебразная, ни с чем не сравнимая область духовной жизни, достижимая лишь несчувственному внутреннему созерцанию, рассматривается здесь как что-то видимое, осязаемое, материальное, над чем можно производить внешние эксперименты, что можно даже взвешивать и фотографировать; и именно в силу этой ложной рационализации по существу сверхрационального действительно рациональный момент всякого - точность понятий, последовательность и обоснованность мышления, отграничение доказанного и объективного от сомнительного и непроверенного - становится совершенно невозможным; и шарлатаны и легковеры имеют здесь в силу самого метода, в силу основных предпосылок исследования неизбежный перевес над добросовестными и осторожными людьми". Н. Бердяев: "Редко кто производил на меня впечатление столь безблагодатного человека, как Штейнер. Ни одного луча падающего сверху. Все он хотел добыть снизу, страстным усилием прорваться к духовному миру... Некоторые антропософы производили на меня впечатление людей одержимых, находящихся в маниакальном состоянии. Когда они произносили "доктор (Штейнер) сказал", то менялось выражение глаз, лицо делалось иным и продолжать разговор было нельзя. Верующие антропософы гораздо более догматики, гораздо более авторитарны, чем самые ортодоксальные православные и католики... Такие лица как Минцлова (эмиссар Штейнера в России) могли иметь влияние лишь в атмосфере культурной элиты того времени, проникнутой оккультными настроениями и исканиями. В этой атмосфере было много бессознательной лживости и самообмана, мало было любви к истине. Хотели быть обманутыми и соблазненными. Терпеть не могли критики"17 . Впрочем, Бердяев еще видел среди теософов "русских мальчиков". Ныне же остался только "полукультурный слой, преимущественно состоящий из дам, который тянется к теософии по тем же теплопрохладным мотивам, которые влекут их к благотворительности, к нравоучениям, к маленьким чудесам личной жизни". По впечатлению о. Сергия Булгакова, Штейнер "дилетантски" был знаком с философскими течениями. "Он пишет как человек, никогда не соприкасавшийся с философией". "Штейнерианство не есть ни "углубление христианства", за которое оно себя выдает, ни даже ересь или особое течение в христианстве - оно просто ничего общего с христианством не имеет, и самое это сближение есть самообман или заведомая подделка. Даже самые сложные и запутанные гностические построения, о которых сохранила нам память история, далеки от тех оккультных грез, одеваемых - насильственно и кощунственно - в образы Евангелия, и по сравнению с этим даже кощунства восточной теософии с их Звездой Востока кажутся невинными благоглупостями в сопоставлении с этой настойчивой и по-немецки упорной доктриной. Попытки соединения суть или недоразумение и недомыслие, или же автогипноз и шарлатанство... До такой степени все различно, далеко и чуждо, что невольно встает последний вопрос: к чему все это переряживание? Зачем одевать совершенно нехристианское мировоззрение в христианские одежды, зачем "пятое евангелие" Акаши излагать как продолжение и истолкование четырех Евангелий Церкви? К чему этот синкретический маскарад, и не лучше ли, подобно восточной теософии, открыто отпасть от христианства?". Еще один русский философ и педагог - Василий Зеньковский - замечает, что "Учение о человеке у Блаватской представляет довольно беспорядочную сводку разных идей, эклектически взятых из индуизма и так называемой "герметической" литературы. У Штейнера все это несколько переработано, но основной дефект остается: мотивы и основания разграничения разных "сторон" в человеке и у него необычайно шатки". "Антропософия себя именует "духоведением", хотя она есть учение о темной духовности в человеке: антропософия не знает тайны человека в его целостности и в его личном отношении к Богу, а базируется лишь на том, что мы в дальнейшем будем именовать "темной" духовностью". Борис Вышеславцев, блестящий знаток европейской философии, также свидетельствует, что "Штейнер всецело во власти сумбурного подсознания, его сознательная мысль архаична и инфантильна, для научно-философского и мистического эзотеризма он вечно остается непосвященным. Штейнер грезит и видит сны; это драгоценный источник познания, но бывают "вещие сны" и бывает бред. Примером такого бреда может служить христология Штейнера". Николай Лосский также не может высказать комплиментов в адрес теософии: "Все это учение переполнено сведениями о природе Солнца и различных планет, о различных духах, населяющих их, о влиянии на душу умершего человека, сведениями явно фантастическими, выходящими за пределы доступного человеку опыта и обнаруживающими свою несостоятельность, поскольку некоторые из них противоречат общим достоверно известным принципам строения мира. Например, Штейнер утверждает, что горящие газы находятся только на периферии Солнца, а внутри его нет ничего материального, даже пространства (R. Steiner. La vie apres la mort. p.42). Трудно понять, как мыслит человек, способный говорить о шаре, у которого периферия пространственна, а внутренность не то чтобы пуста, а совсем не пространственна!" Отношение Ивана Ильина к антропософии высказано в его письмах по поводу книги Андрея Белого (Б. Н. Бугаева) "Рудольф Штейнер и Гете в мировоззрении современности". "Эта личная злоба, которой хватило для того, чтобы написать отвратительный памфлет в триста сорок одну страницу,.. обнаруживает со всей очевидностью, что это такое за "катарсис" души, который осуществляется под руководством Рудольфа Штейнера, курсов коего, по Вашему признанию, "нельзя безнаказанно слушать". По истине: "по плодам их узнаете их... Пасквиль г. Бугаева - ядовитый газ, направленный в лице Метнера против всех нас, против всех работников в сфере христианской религии и европейской культуры. Уничтожающее дружное противодействие нас всех системе Штейнера, [которая] через насилие над душами своих адептов чинит насилие над добрым именем и честью всех мыслящих свободно - есть наш общий безусловный долг и акт самосохранения!... [Нужно организовать] дружное противодействие не только против данного факта (пасквиля г. Бугаева против Э. Метнера), но и против лже-идейного первоисточника, т. е. против организованной анти-культуры штейнерианства, ибо иначе последуют без числа и меры новые факты попрания личностей и идей... Выдвигаемая Штейнером "Антропософия" - учение враждебное и настоящей философии, и подлинному искусству". Антропософия давно знакома русской культуре. И потому не стоит спекулировать на советской и постсоветской необразованности и делать вид, будто только недоумки и невежды противостоят интервенции Штейнера в русские школы. Впрочем, антропософы готовы и виднейших русских философов представить в качестве невежд. Вчитайтесь: "В одном из писем Блоку А. Белый пишет, что в 1904 году Булгаков скаал ему (передаю смысл по памяти): "Теософия это еще ничего. Сейчас нас ожидает уже настоящая тьма - Штайнер!". Можно задать вопрос: а на что, собственно, опирался Булгаков, когда в 1904 г. выносил свое суждение? Должно быть, на гениальную интуицию. Во всяком случае не на трезвый анализ. В то время в России, кроме незначительных статеек в теософских журналах, никаких книг Штайнера опубликовано не было". И Сергей Булгаков становится в глазах читателей этаким образованцем хрущевских времен: "Пастернака я не читал, но скажу...". Однако, в те годы Россия не была изолированна от европейской культурной жизни. Да и Булгаков мог работать отнюдь не только с переводами; немецкий язык он знал прекрасно, и в самой Германии бывал. Именно зная - что происходит в религиозной жизни Европы, Булгаков предупреждал своих друзей в России от увлечения новой модной сектой. Я не вхожу в разбор педагогической стороны дела. Из немецких источников я знаю, что в "вальдорфских школах" у детей хуже развивается математическое и етстественно-научное мышление. Что же касается художественного, образного мышления, то и оно не слишком радует, потому что та интерпретация мира художественных образов, которую дают в этих школах, носит оккультный характер, который заслоняет собою все-таки христианское содержание большинства произведений европейского искусства. В результате в старших классах вальдорфские школы Германии вынуждены забрасывать всю свою специфическую методику и просто натаскивать учеников по обычным программам - чтобы те могли нормально сдать государственные экзамены. Секты настаивают на своей "нерелигиозности" для того, что беспрепятственно нарушать закон о светском характере образования. В России так действуют неоязыческие секты типа мунистов (чей учебник "Мой мир и я" издан учрежденным ими якобы светским "Международным фондом образования"), рериховцев и антропософов. В результате в России школа оказалась отделена от Церкви - но не от сект. Насколько "нерелигиозна" антропософия, можно судить по следующей похвале, произнесенной антропософом К. Свасьяном в адрес антропософии же: "Антропософия сегодня является единственной формой сознания живого и вторично, но уже в нашем сознании воскресаемого Христа". Понятно, что течение, претендующее на роль "живого христианства", является религиозным, а, поскольку оно еще и мыслит себя "единственным", значит, оно ощущает себя еще и некоей альтернативой историческому, церковному христианству. Свасьян надеется на то, что его энтузиастическим заклинаниям поверят на слово. Стоит ему только сказать, что, мол "антропософия - не секта, а духовная наука, в ее истоках расширенное до духоведения естествознание", так все только восхитятся. Но для меня слово "наука" звучит вполне определенно. В науке принято демонстрировать все методы, с помощью которых ты пришел к своим результатам. Эти методы должны быть признаны и используемы другими учеными (причем независимо от их личных религиозных позиций). Любой результат в науке должен быть воспроизводим другими исследователями, и тем самым проверяем. Господин Свасьян - объясните же мне, каким именно методом Штейнер пришел к выводу о том, что некая "сестринская душа Адама" сначала воплотилась в Кришне, а затем - "в мальчике Иисусе от Луки", и в итоге двенадцатилетний Иисус "соединяется с силой Кришны, с самим Кришной". Бедный Иисус - в нем, оказывается, был целый легион духов: "мальчик Иисус несет теперь "Я" Заратустры"; "в астральное тело мальчика Иисуса вступает Будда". Это что - естествознание? С научной точки зрения это просто бред. Но в восприятии христиан это еще и бред кощунственный. Церковь не скрывает своей точки зрения на "вальдорфскую педагогику" как на сектантскую методику. Но люди должны знать разные мнения - хотя бы для того, чтобы выбрать свой путь. Как об этом предупредила, например, Лютеранская Церковь Германии: "Во всяком случае, христиане-родители не должны оставаться в заблуждении, что стоящий за "вальдорфской педагогикой" штейнеровский образ человека по пониманию евангелической Церкви не является библейским". И католики, и православные с этим полностью согласны: штейнеровская система "вальдорфских школ" является оккультной, но отнюдь не христианской или светски-нейтральной. Попытки же отделить методики вальдорфских школ от их оккультной почвы, на которые уповает, например, Е.Ямбург, по чьей просвещенной инициативе и появились антропософы в школах России, явно бессмысленны. Россия - такая страна, в которой даже нерелигиозные сами по себе феномены обретают религиозный смысл. Например, марксизм на Западе был обычной социологической школой, а в России обернулся "штурмом небес". "Гербалайф" в Америке, может, является обычной экономической авантюрой ("пирамидой"), но в России явно превращается в секту. Вроде бы безобидные "обливанцы" Порфирия Иванова уже провозгласили своего учителя воплощением Бога Отца. Тем более искони религиозная "вальдорфская педагогика" в России зацветет пышным оккультным цветом. И еще сотни школ перейдут на религиозный статус, числясь при этом вполне "светскими".


Глен ДоманПожалуй, ни одна методика раннего развития не вызывала столько споров и противоречивых суждений, как система Глена Домана. Кажется, среди тех, кто хоть раз слышал об этом человеке и его школе, нет равнодушных: или – страстные и пылкие сторонники и верные последователи, или – решительные противники. Так кто же он, Глен Доман: величайший Учитель, открывший универсальный рецепт воспитания гениев или просто автор сомнительной методик, вокруг которой развернулась бурная рекламная кампания?... Полезно или вредно заниматься с ребенком по системе Домана? Все началось в сороковые годы, когда молодой врач-нейрохирург Доман начал разрабатывать систему реабилитации детей c тяжелыми поражениями центральной нервной системы. C помощью внешних раздражителей он пытался стимулировать «резервные» клетки головного мозга, не пораженные болезнью. Чтобы дети начали фиксировать взгляд, им стали показывать карточки с нарисованными красными точками, постепенно увеличивая их количество и интенсивность занятий. Потом – слова, картинки … Метод сработал. После месяцев упорного труда мозг безнадежно больных детей начинал функционировать и развиваться, они двигались, говорили. Более того, занимаясь по методике Домана, многие из тех, кого еще вчера считали умственно отсталыми, не только догоняли, но со временем могли и перегнать сверстников в интеллектуальном развитии, учились намного раньше срока читать, писать, считать, выполняли сложные гимнастические упражнения. Столь оглушительный успех завораживал, и методику начали использовать и при обучении здоровых детей. Будучи ученым-нейрофизиологом, Доман открыл и доказал важнейший закон: мозг растет и развивается лишь в том случае, если он работает. И чем интенсивнее будет нагрузка на мозг малыша в первые годы его жизни, тем лучше разовьется его интеллект. Чем больше мы с самого рождения поощряем малыша двигаться, тем быстрее идет формирование мозга, тем более совершенными и зрелыми будут его клетки и тем выше (по терминологии Домана) будет и его двигательный интеллект. Это значит, что малыш гораздо раньше общепринятых сроков начнет самостоятельно ползать, сидеть, ходить. А как только ребенок осваивает тот или иной двигательный навык, начинает развиваться следующий, более высокий отдел мозга. Ну, а чем быстрее идет формирование высших отделов ( и особенно коры) головного мозга, тем умнее и сообразительнее будет ваш малыш. Не менее важно для нас и другое открытие Домана: мозг ребенка с самого рождения запрограммирован на обучение, и пока идет его активный рост (после трех лет он существенно замедляется, а после шести практически прекращается), ребенку не требуется никакой дополнительной мотивации для обучения. Если грамотно организовать процесс, любой ребенок с наслаждением будет учиться всему, что вы ему предложите. И делать он это будет с такой легкостью, которая и не снилась детям школьного возраста. Институт, который возглавляет Глен Доман, разработал подробные методики обучения маленьких детей чтению, математике, истории, естествознанию, другим дисциплинам. Все они основаны на одном и том же принципе. На карточках определенного стандартного размера пишутся слова, приклеиваются изображения растений, животных, планет, портреты исторических деятелей, хаотически разбросанные на листе точки в количестве от одного до бесконечности, цифры, математические примеры. Карточки разделяются на тематические серии, и затем их в течение дня необходимо сериями показывать ребенку. К примеру, десять раз в день по десять секунд – десять карточек со словами, точками, изображениями птиц, архитектурными сооружениями и так далее. Со временем программа усложняется, и про каждый объект сообщается тот или иной новый факт (где обитает птица, в какую геологическую эпоху сформировалась горная порода и т.д.). По мнению Домана и его последователей, все это не просто способствует формированию высокого интеллекта. Следуя предложенным методикам, абсолютно из каждого ребенка можно воспитать гения. Выглядит это весьма заманчиво. И все-таки, в опыте Домана многое настораживает. Во-первых, эта система требует от родителей, в первую очередь, от матери полного самоотречения, ее жизнь посвящается только обучению ребенка. В течение многих лет ей предстоит изготавливать тысячи карточек с точками, словами, изображениями животных, растений и исторических деятелей, а затем загружать головку своего ребенка, словно компьютер, этими «битами информации», как называет их сам Доман. Во-вторых, в системе Домана ребенок является пассивным объектом обучения. Он сидит, а мама показывает ему то одну, то другую серию карточек, сообщая строго определенный набор сведений о каждой. Давать карточки в руки, «отвлекаться на посторонние вопросы» – не положено. Не получается диалога, не получается совместного творчества, а в результате возникает вопрос: а зачем вообще все это нужно? Ведь обученный таким образом ребенок вырастет абсолютно пассивным, не способным применить свои знания на практике ни в одной области. А заложенное в любом малыше от рождения стремление к творчеству и самостоятельному познанию мира будет задушено в зародыше. В-третьих, если использовать при обучении только карточки, то есть, картинки с подписями, у ребенка не формируется текстовое мышление: умение самостоятельно читать (или слушать) и анализировать текст, добывать из него необходимую информацию. Чтобы у малыша была нормально развита речь, вовремя сформировались тонкие функции интерпретации текста, ему необходимо слушать как можно больше сказок, песен, стихов, причем они не всегда должны сопровождаться картинками, чтобы мозг малыша научился самостоятельно достраивать зрительный ряд к тексту. Мама должна обязательно играть с ним в традиционные потешки, пестушки и пальчиковые игры. Увы, для подобных занятий в системе Домана не остается ни времени, ни места. Доман постоянно сравнивает человеческий мозг с компьютером, очень совершенным, наделенным огромным запасом памяти, но все-таки, компьютером, который для успешной работы необходимо снабдить хорошей базой данных. Но живой мальчик или девочка отличается от компьютера тем, что им нужно не только получить некий объем информации. Прежде всего, малышу необходимо понять и усвоить нечто такое, чего не распишешь на карточках: осознать свое место в мироздании, научиться строить отношения с другими детьми и взрослыми, отработать в ролевых играх различные житейские ситуации. А система Домана предполагает, что мир малыша будет ограничен рамками семьи. При столь интенсивных занятиях ребенку просто некогда будет общаться со сверстниками, проводить же подобные занятия в детских садах невозможно: эта система ориентирована исключительно на обучение в семье. С другой стороны, в свое время Глен Доман выдвинул лозунг: «Маленькие дети хотят не играть, а учиться. Игры и игрушки выдумали взрослые, чтобы отвязаться от любознательных чад». Вдохновленные родители кинулись воплощать в жизнь Заветы Великого Домана. И что же? Их дети и вправду начинали гораздо раньше сверстников писать и читать, играли на скрипке и выполняли в уме сложнейшие математические операции. Но… спустя некоторое время выяснилось, что, несмотря на всю свою эрудицию, они лишь ловко манипулировали числами, нотами, разнообразными фактами, но не могли их творчески применить. Более того, эти дети оказались неспособными и к нормальному человеческому общению. Почему же? Да как раз потому, что родители с самого раннего детства лишили их возможности самостоятельно играть в ролевые игры. Ведь для того, чтобы стать выдающимся математиком, музыкантом, ученым требуется не только получить некий объем информации. Чтобы ребенок превратился из пассивного потре6ителя информации в активную созидающую Личность необходимо еще нечто, для чего требуется как раз то загадочное и иррациональное, то непостижимое, что зовется интуицией, та искра вдохновения, разжечь которую в человеке может лишь спонтанная творческая игра.К счастью, у младенцев прекрасно развит инстинкт самосохранения, и они обычно столь активно протестуют против подобных занятий, что родителям приходится искать другие способы обучения. Например, француженка Сессиль Лупан в своей книге «Поверь в свое дитя» рассказывает, как смогла адаптировать систему Домана для своих детей. А из нее действительно можно многое позаимствовать. Нужно лишь умело сочетать элементы этой системы с другими методиками раннего развития. Физическое развитие. В принципе, широко популярная у нас динамическая гимнастика для младенцев вполне заменяет упражнения, которые предлагает выполнять Доман, и многие родители интуитивно делают со своими детьми именно то, о чем он пишет. Но есть одно существенное отличие. Доман предлагает закреплять у новорожденных ползательный рефлекс, что ведет к стремительному росту нижних отделов мозга. Сделать это совсем несложно. С самого рождения малыша нужно помещать в специальное приспособление, трек для ползания ( его подробное описание можно найти в книге Г. Домана "Как сделать ребенка физически совершенным"). Можно заменить трек двумя книжными полками, поставленными на полу так, чтобы малыш, лежа между ними на животе, касался их бедрами и предплечьями. Благодаря этому будет срабатывать тот врожденный рефлекс, который помог крохе выкарабкаться из маминого животика, и, едва появившись на свет, малыш сможет проползать довольно значительные дистанции. Кладите малыша в трек на время дневного сна или, если вас шокирует, что кроха будет спать на полу, давайте ему поползать, пока он бодрствует. Если вы все будете делать правильно, ваш малыш начнет по-настоящему ползать на четвереньках уже к четырем месяцам. Представляете, как много он узнает, пока его сверстники будут лежать в кроватках и манежах! Чтение. Методика, по которой Доман предлагает учить ребенка читать, основывается на механическом запоминании слов, которые по много раз в день показывают малышу. Доман считает, что со временем малыш на основании собственного опыта поймет законы, по которым письмо передает устную речь. На практике дети редко улавливают связь между заученными словами и звучащей речью, и их все равно приходится учить читать. Так что стоит с самого начала опереться на методику, которая позволит ребенку структурировать речь. Идеально для обучения маленьких детей подходит методика Зайцева. А параллельно с изучением складовых кубиков можно вводить и слова, но только те, которые ребенку уже хорошо известны и которые он умеет говорить сам. Каждое новое слово, освоенное малышом, записывайте на карточку и вставляйте в особый альбом, который регулярно просматривайте вместе с крохой. Когда малыш начет говорить словосочетания и предложения, записывайте и их. Со временем можно будет начать писать крупными, четкими буквами (не меньше 2 см. в высоту) небольшие сказки или рассказики читать их вместе с крохой. Все это поможет ему освоить со временем письменную речь также легко и естественно, как и устную. Математика. По мнению Домана, ребенок при устном счете должен оперировать количеством, а не знаками ( когда нам говорят, к примеру, сто двадцать четыре, представляем себе число 124, записанное цифрами, а не реальное количество). Доман полагает, что, если регулярно и с достаточной интенсивностью показывать детям карточки, на которых будут нарисованы точки от одной до бесконечности, они научатся с ходу определять количество предметов, не пересчитывая их, и это поможет им выполнять в уме арифметические действия с большими числами. Возможно, это было бы и неплохо, но методика столь трудоемка, что воплотить ее в жизнь вряд ли представляется возможным. Но в одном Доман прав. Малыш должен сначала очень хорошо понять, что такое количество, и лишь когда он реально будет представлять себе, что такое девять яблок или шесть собак, его можно знакомить с цифрами. Хорошим подспорьем при обучении счету может стать и пособие Зайцева Тысяча + , основанное примерно на том же принципе. Энциклопедические знания. Пожалуй, это самый сложный и спорный аспект системы Домана. С одной стороны, очень соблазнительной кажется идея научить совсем маленького ребенка истории и географии, палеонтологии и искусствознанию. Не правда ли, умилительно выглядит маленький вундеркинд, непринужденно упоминающий мастодонта и гигантского палочника, помнящий год падения Римской империи и сходу находящий на географической карте гору Килиманджаро. И все же, мы можем сообщить малышу сколько угодно важных и интересных сведений, заполнить его головку сотнями и даже тысячами байтов информации, но это вряд ли сделает его умнее или образованнее. Ведь мало знать те или иные факты. Надо уметь их анализировать и правильно в нужный момент ими воспользоваться. А для этого уже требуется определенный опыт и интеллектуальная зрелость. Поэтому будет гораздо полезнее, если вы будете знакомить малыша с теми фактами, с которыми он так или иначе соприкасается в жизни или встречается с ними в сказках, песнях, играх. К примеру, можно показывать малышу карточки с предметами обихода, фруктами и овощами, растениями местности, в которой вы живете, домашними и дикими животными, которых он может увидеть или о которых рассказывается в его книжках. Очень полезны карточки, изображающие, что делают дети (идет, сидит, плавает, пьет из бутылочки, улыбается, спит). Можно сделать серию карточек, на которых будут изображены представители различных профессий: маляр, шофер, рыбак, врач, продавец, клоун и т.д. Все это не только расширяет кругозор малыша, но и развивает его речь. Для удобства карточки вставьте в фотоальбомы или папки с прозрачными кармашками – файлами, а картинки подпишите крупными, четкими буквами. Тогда малыш будет не только запоминать картинки, но и постепенно учиться читать. Можно также воспользоваться пособиями Н. Зайцева Продуктовый магазин, Что вокруг меня растет, Кто вокруг меня живет, Детский мир. Чтобы малопонятные абстрактные факты не «повисали в воздухе», такие занятия хорошо совмещать с чтением любимых книг. Например, читая русские народные сказки, подготовьте серии карточек с животными и растениями, которые в них упоминаются, изображения предметов старинного быта (прялки, веретена, коромысла, лапти и т.д.). Если малыш без конца требует перечитать «Айболита», самое время рассказать ему, что такое Африка и показать ее на географической карте, сделать и рассмотреть альбом «Звери жарких стран», в котором встретятся изображения животных, которых вылечил Айболит. Доман рекомендует показывать карточки очень быстро, не больше чем на одну-две секунды каждую: мозг маленького ребенка работает не совсем так, как у взрослого, и малыш как будто бы «фотографирует» картинку, а затем в состоянии покоя обрабатывает полученную информацию. Очевидно, для детей первого – начала второго года жизни это действительно справедливо. Но полутора - двухгодовалый малыш сам обязательно даст вам понять, что эта методика его уже не устраивает: начнет отбирать у вас альбом, подолгу рассматривать картинки, задавать вопросы. Прислушайтесь к своему крохе, и вы обязательно поймете, как именно нужно с ним заниматься. Положитесь на свою интуицию, ведь любая готовая методика – лишь схема, из которой нужно выбирать то, что кажется полезным и нужным именно для вашего малыша. Методом проб и ошибок вы обязательно найдете свой путь в обучении вашего крохи. Нужно только, чтобы пробы были не слишком частыми и противоречивыми, а ошибки не травмировали ребенка и вас.


Учимся говорить правильно Н. С. Жукова Надежда Сергеевна Жукова, автор этой книги, - известный московский логопед, кандидат педагогических наук. Ей принадлежат оригинальные исследования поступательных процессов развития детской речи... Учись говорить правильно Александра Майорова Книга предназначена не только для исправления тех или иных произносимых детьми звуков. Назначение ее — предупредить возникновение недостатков произношения, научить правильно произносить все звуки, улучшить состояние речи ребенка... Я умею правильно говорить Серова Л. Г. С помощью этой книги заботливые родители смогут научить своих маленьких детей правильно произносить звуки. Стихи, поговорки, считалочки, скороговорки, различные речевые упражнения воспитают у Вашего ребенка четкое и правильное произношение. Основы логопедии с практикумом по звукопроизношению Волосовец Т.В., Горина Н.В., Зверева Н.И. и др. В пособие включены основные сведения по всем разделам логопедии и смежным дисциплинам. Основное внимание уделено особенностям воспитания и обучения детей с тяжелыми нарушениями речи в условиях детских дошкольных учреждений. Занимательные упражнения по развитию речи. Логопедия для дошкольников. Альбом 1. Звуки С, 3, Ц Л. Н. Зуева, Н. Ю. Костылева, О. П. Солошенко Пособие содержит занимательные игровые задания для детей 5-7 лет, способствующие формированию правильного звукопроизношения, обогащению словарного запаса, развитию логического мышления и графических навыков Занимательные упражнения по развитию речи. Логопедия для дошкольников. Альбом 2. Звуки Ш, Ж, Ч, Щ Л. Н. Зуева, Н. Ю. Костылева, О. П. Солошенко Занимательные упражнения по развитию речи. Логопедия для дошкольников. Альбом 3. Звуки Р, Л Л. Н. Зуева, Н. Ю. Костылева, О. П. Солошенко Занимательные упражнения по развитию речи. Логопедия для дошкольников. Альбом 4. Звуки П, Б, Т, Д, К, Г, Х, В, Ф Л. Н. Зуева, Н. Ю. Костылева, О. П. Солошенко Веселые скороговорки для `непослушных` звуков И. Г. Сухин Книга содержит новые скороговорки, в которых отрабатываемый звук есть в каждом слове, и близкий к ним речевой материал, разработанный автором, а также народные скороговорки. Говорим правильно "К-Г-Х-Й". Логопедический альбом Т. С. Резниченко, О. Д. Ларина Логопедический альбом предназначен для коррекции звукопроизношения, развития языкового чутья, понимания смысловых и стилистических оттенков речи. В пособии приведены задания, формирующие познавательную деятельность детей, расширяющие их кругозор Развитие связной речи. Фронтальные логопедические занятия по лексико-семантической теме "Зима" в подготовительной к школе группе для детей с ОНР. Картинный материал Коноваленко В.В., Коноваленко С.В. Заикание И. А. Сикорский Иван Алексеевич Сикорский (1842-1919) - выдающийся русский врач, профессор Киевского университета им. Св. Владимира, специалист в области психиатрии, невропатологии и педагогики. Путешествие в страну падежей. Тетрадь для логопедических занятий Л. М. Козырева Тетрадь предлагает задания, направленные на правильное употребление падежных форм имен существительных с предлогами и без Речь. Речь. Речь. Детская риторика для младших школьников Книга в занимательной форме учит младших школьников правильно, точно и образно выражать свои мысли и чувства в устном и письменном слове.


Две сестрыЕсть мнение, что в маленьком ребенке столько всего своего собственного, что ничего уже не «перезаложишь». Примером этого суждения служат нормальные дети людей, пристрастных к алкоголю. Действительно, ребенок ежедневно видит перед собой праздных дурно выглядящих, вонючих, орущих, дерущихся и деградирующих родителей. А сам при этом может «выбиться в люди» и даже не пить совсем, впечатлившись в детстве этой картиной жизни. Попробуем разобраться, так ли это. По статистике, у 70% детей алкоголиков формируются навязчивые пристрастия к алкоголю, работе, еде, сексу, лекарствам, азартным играм, а около половины из них вступает в брак с алкоголиком. Вероятность самому стать алкоголиком, у детей, выросших с родителями алкоголиками, увеличена в 4 раза. Однако, действительно, встречаются дети, которые рано взрослеют и становятся в такой семье «старшими», берут заботу о себе и родителях в свои руки. Их процент очень мал. Теперь представим, что с таким ребенком полноценно занимаются. С ним говорят на хорошем русском языке, читают книги и отвечают на его вопросы, вместе с ребенком ходят в походы, цирк и на музыкальные представления, стараются привить ему привычку к порядку, правильному поведению в обществе, вводят его в мир искусства, учат читать и декламировать стихи. Ребенок что-то потеряет от этого? По крайней мере, он будет чувствовать себя нужным, любимым родителями, уверенным в себе и своих силах, наконец-то счастливым, у него сформируется программа поведения со своими детьми. Точно так же, как врожденные данные – отличный оперный голос. Если его не поставить, не заниматься с хорошими педагогами, а вообще оставить как есть, то ребенок, конечно, будет петь, но явно хуже, чем при должном внимании к нему. Любые исходные данные, заложенные в человеке, можно улучшить, замедлить или ухудшить. К сожалению, в реальной жизни нет возможности «прокрутить пленку» и узнать, как сложилась бы жизнь одного малыша при разных родителях и разных созданных ими обстоятельствах. Две сестры У моей подруги есть две племянницы одного возраста. Я встречаю их на ее дне рождения. Первая, назовем ее Анна, единственный ребенок в семье, родители поженились, будучи еще студентами. Когда я впервые увидела ее, то удивилась про себя ее некрасивости: она была очень неуклюжа, кривонога, ее огромный рот с широкими зубами извергал грубый обрывистый рев. Вторая, назовем ее Вероника, напротив, располагала к себе: ровные белые кудряшки обрамляли ее лицо, большие голубые глаза смотрели с детской наивностью, аккуратненький ротик бантиком кокетливо сжимался в улыбке. Она была долгожданным ребенком. Конечно, Вероника была более приятной, в ней угадывались задатки привлекательной женщины. Но она еще совсем маленькая, ей всего полтора года. Мы встретились, когда девочкам исполнилось по 4 года. День рождения был на природе и девочки бегали вокруг большого деревянного стола на лужайке. Закончив играть в салки, они принялись ползать друг за другом на четвереньках. Им очень весело. Я заметила, как выровнялась Анечка. Ее фигура стала более равномерной, короткие ножки удачно прикрывались платьем, она больше не кричала, а лишь задорно смеялась. Вероника стала еще симпатичнее. У нее пушистые белые волосы. Девочки весело барахтались на лужайке. Взрослые общались за столом. Родители Анечки по очереди приглядывали за ней из-за стола. Ее папа принес из дома большую коробку с игрушками. Мама Вероники сидела с отстраненным взглядом. За это время жизнь в семье Вероники изменилась. Отец, очень хотевший дочку, переменился, ребенок его не интересовал, она начал пить и задерживаться по вечерам. Мама ушла в себя. Ее настолько захватили личные переживания, что она тоже охладела к прелестной белокурой девочке. Ее воспитанием занималась бабушка. Даже за столом Вероника сидела рядом с любящей бабулей, а не родной мамой. Девочки вытащили из ящика с игрушками коробочку с детскими украшениями. Одев на себя все, что имелось в волшебной коробке, они стали кружиться в танце по лужайке. Этого им показалось мало, и они пошли хвастаться своими драгоценностями перед взрослыми. Анечка протянула перед мамой свои черные пыльные ручки с разноцветными кольцами. С восторгом посмотрела на маму и выдохнула: -Мамочка, правда, так очень красиво? -Нет.- Тихо ответила мама. -Почему? - удивилась Аня, разглядывая все десять колечек. -Посмотри. - Так же тихо продолжила ее мама и показала дочке свою руку - У всех чистые руки. Если ты вымоешь свои, то будет очень красиво. А так как сейчас - никому не понравится. Затем молодая женщина наклонилась к дочке и что-то неслышно сказала ей. Они вместе прошли в дом и вернулись с чистыми руками. Вероника стояла одна на лужайке, сверкая украшениями, как маленькая елочка. Она не подошла к столу. Позже я заметила, как плохо она разговаривает в свои четыре года. Не то чтобы она картавила или не выговаривала какие-то буквы. Нет, ее речь практически невозможно было разобрать. Она либо молчала, либо что-то пыталась сказать бабушке, но и та с трудом понимала. Сейчас девочки ходят в школу и по-прежнему любят играть на лужайке у бабушки. Аня очень хорошо учится, ходит на различные секции. В школе она часто выступает на концертах, т.к. у нее развита способность запоминать стихи и песни. Родители много читали ей, разговаривали, развивали музыкальный слух. С пяти лет она сама свободно читает книги. Родители уделяли внимание развитию бытовых навыков, выезжали на природу. Вероника тоже ходит в школу, разговаривает и читает. Ее родители по-прежнему не могут наладить свою семейную жизнь. На мой взгляд, если вводить понятие «качества жизни», то Аня живет более интересной и счастливой жизнью, чем Вероника. Для меня интереснее в общении тоже Аня, хотя от рождения ей было дано даже меньше, чем Веронике. Все родители хотят счастья своим детям, хотят дать им лучшее. Так почему же не дать им «багаж» знаний, умение разбираться в разных жизненных ситуациях, правильно вести себя с окружающими, иметь полезное хобби, которое пригодится им во взрослой жизни. Как нет лекарства от всех болезней, так нет и кратких четких советов подходящих для всех родителей. Ведь все дети и родители разные. Каждый должен сам выбрать для себя приемлемый способ воспитания своего малыша.


Начинать развивать музыкальные способности малыша можно дома! И для этого вовсе не обязательно иметь музыкальное образование и абсолютный слух. Для самых маленьких, например, подойдет игра в звуки животных. Играть в нее можно везде – на прогулке, по дороге в детский садик, дома. Суть ее проста – малыш учится управлять своим голосом, учится понимать, как произвести «высокий» звук (пропищать мышкой) или низкий (промычать, как корова). Первым шагом в развитии чувства ритма может стать игра «Домашний оркестр». Включаем любую музыку, и вместе с малышом, в такт музыке – играем на ложках, бубне, барабане, колокольчике – все зависит от Вашей фантазии. Обсудите с малышом, под какую музыку подойдет барабан, под какую – колокольчики. Многие родители начинают приобщать своего ребенка к миру музыки с песни «В лесу родилась елочка». Тогда как с точки зрения интонирования (чистого воспроизведения музыкального звука голосом) именно для детей эта песенка не так проста. Начинать стоит с песен, в которых звуки расположены рядом, например, «Во поле березка стояла» (Сначала – мелодия на одной ноте, потом ноты идут по порядку вниз, без скачков, интервалов), «Кто пасется на лугу» (Далеко-далеко на лугу посутся ко) – так же, мелодия сначала идет на одной ноте. В качестве аккомпанемента подойдет караоке – несмотря на то, что противников у него множество. Конечно, аранжировки чаще всего примитивные, но все же присутствует мелодия, а в случае, если Вы сомневаетесь в чистоте своего пения, караоке – это выход из положения. Еще одна игра - упражнение «Лесенка» - позволяет ребенку прочувствовать диапазон своего голоса, понять принципы управления им. Есть время – клеим лесенку из 8 ступенек, нет времени – просто рисуем ее на листе бумаги. Далее все зависит от вашей фантазии – можно, например, на каждой ступеньке посадить по игрушке – внизу, соответственно – изображающую того, кто может издавать низкие звуки (мишку, волка), в середине – зайчика, лисичку, куколку, а наверху – мышку или птичку. Обсудите с малышом – кто из них какие звуки издает – кто низкие, кто высокие, и пропойте вместе с ним как будто бы голосами этих животных на слог ля-ля-ля всю лесенку. Можно просто предложить ребенку пальчиком «шагать» по ступенькам лесенки, и вести свой голос за пальчиком сначала вверх, потом вниз. Тем родителям, которые сомневаются в своих способностях чистого пения, можно порекомендовать проигрывать гамму (в нашем случае – лесенку) на музыкальном инструменте. Совсем не обязательно иметь дома фортепиано. Для этой цели вполне подойдет детский синтезатор, или обычный, недорогой синтезатор, но обязательно купленный в музыкальном магазине и желательно при помощи кого-то с музыкальным образованием, кто мог бы помочь с выбором. Это не обязательно должен быть профессиональный инструмент, для малыша вполне подойдет недорогая модель Casio. К слову - постарайтесь НЕ покупать малышу игрушки, в которые встроена клавиатура. Симпатичные цветастые мини-пианинки на книжках и панельках как правило издают невыносимую фальшь, и ничего кроме извращенного музыкального слуха сформировать не могут. Если такие игрушки уже есть дома, постарайтесь хотя бы вынуть из них батарейки. Если это любимые игрушки малыша и на такие жертвы пойти вы не готовы – хотя бы меняйте батарейки часто – садящиеся батарейки очень влияют на звуки, издаваемые игрушкой, часто изменяя их до неузнаваемости. Задавшись целью грамотного музыкального воспитания и формирования хорошего музыкального слуха у своего малыша, придется пожертвовать и другими так называемыми электронными музыкальными игрушками. Распознать игрушки с фальшивой музыкой несложно – как правило, это недорогие китайские игрушки, в которые встроены сразу несколько мелодий (чаще всего заморских). Впрочем, последнее время стали появляться игрушки, так же относительно недорогие, в которых встроены мелодии из советских мультфильмов, как правило, в оригинальном звучании (качество воспроизведения которых тоже сомнительно, но все же не фальшиво – что главное). Их дома иметь можно, но лучше просто посмотреть с малышом мультфильм с понравившейся ему песенкой из игрушки. Увы, зачастую уже с первых дней жизни из мобилей над детскими кроватками наших малышей доносится измененная до неузнаваемости волшебная колыбельная Иоганна Брамса. Очень хотелось бы, чтобы наши дети все же не пополнили ряды тех, про которых анекдот о том, что Моцарт – это «чувак, что пишет музыку для мобильных телефонов». И это в наших с Вами силах. Однако в эпоху дискотек и ширпотребной музыки чрезвычайно сложно сформировать у ребенка хороший музыкальный вкус. Как может понравиться музыка классическая, если малыш ее слышал пару раз в жизни, и то случайно? Классическая музыка сложна для восприятия большинства. И знакомство с ней начинать нужно с так называемой легкой классики – в народе называемой популярной классической музыкой. Подойдет «Шутка» Баха, «К Элизе» Бетховена, «Щелкунчик» Чайковского. Идут споры о том, стоит ли приучать малышей к классической музыке в современной обработке – здесь однозначно сказать сложно. Все же дети наши с Вами – современные дети, возможно, им проще воспринимать эту музыку именно в современной обработке? В качественной. Классику можно сделать фоном дома – подберите спокойные произведения. Включайте музыку сразу, как просыпаетесь – делайте под нее вместе с малышом домашние дела, завтракайте. Это лучше, чем фон включенного телевизора. Классические произведения, которые кажутся Вам эмоционально насыщенными, можно слушать с малышом, выделяя для этого 2-5 минут в день – просто устройтесь с ним удобно в кресле, предложите закрыть глазки и помечтать о чем-нибудь под музыку. Когда произведение закончится – спросите малыша, что он себе представлял, поделитесь своими фантазиями. И пусть Вас не разочаровывает, что сначала под Турецкий марш Моцарта он будет представлять себе чупа-чупс, который Вы купили утром, а под Сентиментальный вальс Чайковского – черепашек ниндзя. Все же это его выбор. Со временем он научится ценить и понимать эту музыку. Но ни в коем случае не стоит навязывать ему мнение о том, что вот это – настоящая музыка, а все иное – нет. Необходимо просто дать ему выбор, дать возможность в дальнейшем определиться с тем, какая музыка ему близка – классика, джаз, рок, барды или все же поп? Однако если в машине настроены только Кекс-fm и Русское радио, а по телевизору вы смотрите «Субботний вечер» - жалкую пародию Голубого огонька, возможности выбора у Вашего малыша, увы, не будет. Уже с 3-4-х лет малыша можно водить на концерты. Даже на «взрослые». Только необходимо очень тщательно подходить к выбору программы. Если это симфонический концерт – подойдет легкая классика. Одного отделения малышу будет вполне достаточно. Но, конечно, не нужно говорить ему о том, что сейчас будет продолжение, а мы с тобой пойдем домой. К сожалению, только в нашей стране после первого отделения зачастую в зале остается половина зрителей – а ведь это невоспитанно, это - неуважение к артистам и музыкантам. Постарайтесь сделать все возможное, чтобы Ваш ребенок не пополнил ряды невежественных со временем. Если сомневаетесь насчет сложных программ – начните с абонементов для детей, например, в Московском Международном Доме Музыки на Павелецкой. Замечательные музыкальные занятия и встречи проводятся так же по абонементам для детей в Музее музыкальной культуры им. Глинки. Концертный зал им. Чайковского, предлагает, например, цикл программ «Сказки с оркестром» - для малышей, камерный зал Московской филармонии – абонемент «Учимся слушать музыку». Только вот, к сожалению, таких бюджетов на рекламу всех этих замечательных программ не выделяется, как на ставшие последнее время популярными ледовые шоу и мюзиклы, на которые мы с вами идем с детьми. Поэтому и остаются программы классического музыкального воспитания вне поля нашего внимания. P.S. На даче есть у меня один знакомый мальчик. В этом году родители отдали его в музыкальную школу, и он уже вполне сносно играет на аккордеоне. Увидев меня, он сразу попросил разучить с ним «Песню про батончики», которую мы с ним пели в прошлом году. Песню про батончики в своем репертуаре я вспомнить никак не могла. «Ну из рекламы, про батончики» – внимал моей непонятливости маленький музыкант. Песня оказалась из кинофильма «Мама», «Мама-первое слово», шедевр, созданный Жераром Буржоа и Юрием Энтиным 35 лет назад. Тогда они, наверное, еще не подозревали, что станут крутыми парнями, которые пишут песни для рекламы Kinder шоколада.


Складывая бумагу в несколько раз и наблюдая за тем, как она обретает объем, мы не просто с удовольствием проводим время – мы соприкасаемся с японской культурой и с присущим этой культуре чувством красоты, которое передается из поколения в поколение. Простое в освоении, искусство оригами открывает перед нами мир, полный неожиданных открытий. Рисовые поля и традиционная архитектура – эстетика квадрата Из квадратного листа бумаги можно сложить невероятное множество разнообразных фигур, и совсем не удивительно то, что сегодня оригами является популярной формой досуга в Японии. Вероятно, это стало возможным благодаря способности японцев бережно хранить свое древнее культурное наследие. Традиция выращивания риса в Японии уходит корнями в далекое прошлое. Страна богата водными ресурсами, к которым относится и дождевая вода. Выпавшая дождевая вода проходит по каналам, устроенным с учетом перепадов высоты почвы, затем попадает на рисовые поля, которые очень часто имеют форму правильных квадратов. Поля и прилегающие деревни образуют вместе неповторимый сельский пейзаж. Золотистые стебли риса, высаженные в линию внутри квадратных полей, традиционно предвещают скорый урожай. Климат и топография архипелага способствовали появлению здесь удивительных по красоте лесов, в которых произрастает кедр, кипарис и другие породы, являющиеся превосходным строительным материалом. Традиционная японская архитектура базируется на квадратных модулях, составленных из деревянных столбов и перекладин, чем отличается от каменных или кирпичных построек с дугообразными очертаниями арок и круглящимися поверхностями куполов. Так из прямых линий и образованных ими квадратов родился традиционный сельский пейзаж, укоренивший в сердцах японцев любовь к этим формам и прививший им способности ценить их красоту. В то же время Япония обладает ограниченными земельными и природными ресурсами, и самым важным сегодня становится их эффективное использование. Как следствие этого, развилась культура экономии. Вероятно, с этим связано и появление способа пошива традиционной японской одежды, при котором каждый квадратный отрез ткани идет в использование без остатка. Вот лишь часть того, что можно выполнить в виде оригами. Слева вверху: фигурные конвертики тато для небольших вещей (слева вверху и внизу), куклы хинанингё, воздушные шары, кролик, кабан, обезьяна и улитка. Справа вверху: самурайский шлем, маленькая коробочка (вверху справа), морской котик, собаки, декоративный шар, журавли и кораблик для хранения драгоценностей. Расширяя границы мира оригами В стремлении найти новые формы создатели оригами пускают в дело все свои фантазию и умение. Как выразить в материале нарисованный воображением образ, если этот материал бумага? Дизайнер Цуда Ёсио рассказывает о радостях и трудностях, возникающих при создании оригами. Потрясающий воображение комар (слева). Справа: Комар в развернутом виде. Складки образовали целый лабиринт линий, но профессионал, внимательно изучив их, сможет сделать такое же насекомое. Пытаясь сложить все в правильном порядке, даже Цуда Ёсио, настоящий специалист по оригами, иногда ошибается: чтобы сделать все верно требуются огромные концентрация и энергия. На изготовление одной такой фигуры у него уходит около четырех часов. Ботинки на шнуровке (слева) и гэта (справа) – шедевры Цуда Ёсио. Он говорит, что нахождение правильного расположения складок для ботинок со шнурками заняло у него два года. Оригами заставляет мозг работать Профессор Кавасима Рюта занимается изучением физиологии мозга в Институте возрастной медицины при Университете Тохоку. Он показал, что выполнение оригами увеличивает поток крови, проходящей через префронтальную зону головного мозга, помогая ему лучше работать. Вот почему во многих клубах для пожилых людей открыли кружки оригами. В одном из таких клубов, который называется «Синия нэттоваку Сэндай», раз в неделю проводятся посиделки за оригами. Их посещают пожилые люди в возрасте от шестидесяти до восьмидесяти лет. Своим лозунгом они выбрали слова: «Радость знакомства с оригами – трижды в жизни». Это означает, что первый раз люди встречаются с оригами в детстве; затем, став родителями, они рассказывают о нем своим детям и, наконец, в третий раз они открывают оригами уже в пожилом возрасте. Самолеты из оригами взлетают со специально для них построенной башни Гору Ёнами жители местечка Дзинсэкикогэн-тё любовно называют Тоёмацу Фудзи. На ее вершине, расположенной на высоте 663 метров, стоит башня, которая поднимается на 26 метров. Это Башня бумажных самолетов Тоёмацу; из смотровой комнаты, расположенной в ее верхней части, открывается панорамный вид на горы региона Тюгоку. Гора Ёнами находится на границе между префектурами Хиросима и Окаяма. Оригами в виде самолета в руках Тода Такуо достигает примерно метра в длину. За его спиной расположена Башня бумажных самолетов Тоёмацу. Идея строительства башни принадлежит Тода Такуо, председателю Японской ассоциации самолетов из оригами. В 2002 году представители муниципального правительства поинтересовались его мнением относительно того, как можно стимулировать развитие местной экономики, и он ответил – привлечь туристов, построив такую башню. Его проект был реализован уже в следующем году. В том же году в этом местечке состоялся национальный чемпионат самолетов из оригами. И с тех пор было проведено еще два чемпионата. «Это первая в мире башня, построенная специально для летающих самолетов, сделанных в технике оригами», - рассказывает Тода, тем временем беря самолет, который он сам ловко сложил, и запуская его через одно из окон башни. Самолет попадает в восходящий воздушный поток и плавно скользит над горами. Наблюдая за ним, я невольно воскликнул от восторга. Тода увлекся изготовлением бумажных самолетов еще в детстве. Со временем его интерес к ним все возрастал, и в 1995 году он основал Ассоциацию самолетов оригами. Сегодня в нее входят около 2 тысяч человек со всей Японии. «Каждый самолет выполнен из одного листа бумаги. Не используются ни клей, ни ножницы. Превращаясь в объект, который может летать, бумага обретает новую ценность. В этом преображении много притягательного. Кроме того, покоряет то, что любой может сложить бумажный самолет и сделать так, чтобы он взмыл в небо. При этом качество полета зависит от того, как вы его сложите. И наконец, еще одним привлекательным моментом является тот эмоциональный подъем, который вы испытываете, наблюдая за своим высоко парящим самолетом». Тода словам предпочитает дело. На сегодняшний день он создал около 500 типов самолетов из оригами. Его рекорд - 19-секундный полет в помещении в неподвижном воздухе - пока никем не побит. Японская Ассоциация имеет отделения во Франции и Тайланде, и Тода мечтает сделать башню местом паломничества для создателей самолетов оригами со всего мира. «В 2010 году планируется провести мировой чемпионат, к тому времени мы надеемся иметь представительства в 15 странах». Космический корабль (слева) и самолет в виде журавля, названный Оридзуру-го. Тода захотел продемонстрировать воздушные суда, подобные этим, широкой публике, и с этой целью он открыл у себя дома в городе Фукуяма (префектура Хиросима) Музей бумажных самолетов.


Читающий ребенокНи для кого не секрет, что сегодня все больше детей вырастает, так и не взяв в руки книгу. Их литературный опыт в этом случае ограничивается комиксами, более-менее случайными журналами, а впоследствии — вялыми попытками освоить произведения школьной программы в сокращенном изложении. Как бороться с таким положением вещей и надо ли с ним бороться вообще? — вот тот вопрос, который в той или иной связи часто задают родители. Попробуем разобраться. В чем причина того, что сегодня дети в среднем читают меньше, чем их сверстники 15—20 лет назад? Можно предположить, что ответственны за это несколько причин, в том числе — изменение характеристик информационного потока, общее ускорение темпов жизни, смена общественных ценностей и изменившееся отношение к книге вообще. Начнем с последнего — наблюдая разноцветные развалы полуголых девиц и космических монстров (а именно так впервые видят книги наши дети), никакому нормальному человеку не придет в голову произнести какую-нибудь вполне банальную для предыдущих поколений фразу, типа «Всем лучшим в себе я обязан книге» или «Любите книгу — источник знаний» или даже «Книга — это святое». До высоких библиотечных залов и пыльных фолиантов доходят далеко не все, а книжные развалы во множестве видел любой ребенок абсолютно любого возраста. Далее. Все большее количество информации, особенно информации актуальной для юношества и масскультуры в целом, идет сегодня через аудио- видеопродукцию, телевизор, а также через компьютер и компьютерные сети. Это объективная реальность, и с этим ничего не поделаешь. Общее ускорение темпов жизни и, пожалуй, даже каких-то сторон мышления заключается в том, что ребенок с детства привыкает к определенному удельному количеству информации и событий на единицу экранного или книжного времени. Это количество, судя по современным мультфильмам и видеоклипам, очень велико. Большинство взрослых просто не способно следить за этими бесконечными «шлепами», погонями, содроганиями и падениями, которым с неунывающим постоянством подвергаются современные мультяшечные герои. Дети делают это легко. Привыкнув к такой «плотности информации», наши дети, естественно, с трудом читают, к примеру, английские или русские романы девятнадцатого века, где скорость существования событий и образов принципиально отличается от последнего клипа группы «Ногу свело» или современной продукции диснеевской киностудии. Для того чтобы они все же это делали, нужны специальные приемы, о которых мы будем говорить ниже. И наконец, сегодня ребенок или подросток, проводящий большую часть своей жизни за чтением художественной или научно-популярной литературы, часто воспринимается другими детьми как почти комический персонаж. Даже если это и не так, то у сверстников, во всяком случае, возникают (зачастую обоснованные) сомнения в адаптивности такого ребенка, то есть молодёжное общественное мнение постепенно отходит от «высоколобых» в сторону компанейских «своих парней и девчонок». Тем самым мы снова, уже в следующем поколении «догоняем Америку». Подведем итог. Дети мало читают, и это вроде бы нормально. Но предположим, что мы имеем достаточно культурную, читающую семью, которая праведно и слегка снобистски дрожит от современного засилья масскультуры и которая хотела бы любыми средствами добиться того, чтобы их дети читали книги. Что делать таким родителям? В первую очередь, определиться. Что вы хотели бы видеть в руках своих детей? Современное криминально-любовно-фэнтезийное чтиво? Здесь не стоит даже особенно напрягаться. С самого раннего детства покупайте ребенку комиксы про черепашек-ниндзя и похождения куклы Барби. Позже купите пару литературных изложений любимых сериалов ребенка, сами чи¬тайте и обсуждайте в семье последний детектив Александры Марининой или последний фэнтезийный роман Ника Перумова. Рано или поздно ребенок тоже присоединится к вам. Если все же не присоединился, не расстраивайтесь, не так уж много он потерял. К тому же еще не вечер. Все будет хорошо. Вы хотите, чтобы ваш ребенок «нес с базара Белинского и Гоголя», зачитывался Пушкиным, Мольером и Достоевским? Вот здесь придется потрудиться. Для начала придется забыть о комиксах и журналах с наклейками. Читайте вслух маленькому ребенку детскую «классику», приучая его и к странноватым на взрослый слух народным сказкам (попробуйте африканские — сами получите огромное впечатление), и к вяловатым описаниям Бианки, и к суховатой политизированности Родари, и к явной социалистический риторике Носова. Не забудьте о дидактике Льва Толстого и Константина Ушинского. Начиная с пяти-шести лет плотно переходите к историческим повестям для детей («Приключения первобытного мальчика», «Листы каменной книги»), рассказам о животных и сентиментальным повестям (Лидия Чарская, «Маленький лорд Фаунтлерой» «Без семьи" и т. д.). Даже когда ребенок научится читать самостоятельно, не бросайте читать ему вслух, потому что он, конечно, свободно читает букварь или хрестоматию для второго класса, но большие, интересные книжки ему самому еще не осилить. Можно читать по очереди, можно устраивать семейные чтения. Но где-то начиная с восьми лет вы проявляете хитрость. Хитрость заключается в том, что чтение обрывается на самом интерес ном и драматичном месте, у вас появляется неотложное дело, а книжка остается лежать на углу стола. Вряд ли эксперимент пройдете первой или даже пятой книжкой. Но когда-нибудь наступит такой момент, что ребенок устанет «ждать милостей от природы» и возьмет их сам. Дальше ваша задача — осторожно и настойчиво подсовывать ребенку книги. Упаси вас Бог идти по пути прямых рекомендаций. Книжки должны нена-вязчиво появляться в вашем доме. Они могут приноситься из библиотеки и просто «выползать» из шкафов. Для начала это должен быть именно тот жанр, к которому принадлежала «первая» книга ребенка. Историческая повесть о первобытных людях? Пожалуйста! Вот тебе еще одна. «Волшебник Изумрудного города»? Вот тебе продолжение! И так далее. Постепенно расширяйте палитру жанров. Если ваш ребенок с детства привык на слух воспринимать неадаптированный, высокохудожественный текст, то его возможности уже в третьем-четвертом классах весьма широки. Автору известны дети, которые в девятилетнем возрасте с удовольствием читали зануднейшего «Властелина колец», Жюля Верна и «Чайку по имени Джонатан Ливингстон». И помните: ребенку, который «научился читать» в вышеописанном смысле, никакие мультики и компьютерные игры не помеха. Он уже умеет воспринимать систему образов с печатного листа настоящей книги, и другие системы образов не заслоняют, а лишь дополняют его мир. Ино¬гда, подрастая, такие дети перестают читать нравящиеся родителям книги и переходят к современной литературе. В этом нет ничего страшного. Вы сделали все, что могли, и к Пушкину, Шекспиру и Достоевскому ваши дети еще вернутся на следующих этапах возрастного развития. Из книги "Понять ребенка", г.Екатеринбург, "У-Фактория", 2004 г.


Детские часы- Я заберу тебя сразу, как освобожусь, - в четыре часа! Пожалуй, ваше обещание его совсем не успокоило, в глазах - обреченность: когда-когда заберешь? Слова минута, час для вашего четырех-пятилетнего ребенка еще пустой звук, туманная и потому тревожная фраза. Ему легче ориентироваться на привычные "метки", размечающие день: это будет после обеда, сразу после сна, после музыкального занятия и т. п. Он живет в другой системе измерения времени. Быть может, это и позволяет нам строить иллюзии о детстве как о безмерно счастливом периоде жизни. Но, так или иначе, время все-таки существует для ребенка. Как мы помним, в сказках оно играет очень важную роль. То здесь, то там раздается бой часов, означающий начало или конец какого-то события. Поэтому внутренне к пяти годам ребенок уже вполне готов к тому, чтобы учиться сверять свою жизнь с ходом стрелок. Вам нужно только предложить ему некоторую систему игровых упражнений, при помощи которых привычные нам часы и минуты станут для него осознаваемой меркой жизни. Первый вид таких упражнений связан с ограничениями в продолжительности действий. Для этого нет лучшего приспособления, чем песочные часы. Купить их можно в магазинах медицинского оборудования, и обладают они совершенно замечательными свойствами. Время в них перестает быть абстрактным и материализуется в виде песчинок. Видно, как оно наглядно, зримо течет по стеклянным трубочкам и как иссякает. Я (совершенно серьезно) полагаю, что без колдовства тут не обошлось. Может быть, какая-то фея плескалась в незримых потоках бесконечной реки времени, а потом зачерпнула из нее чуточку, произнесла заклинание, и невидимое сделалось видимым - превратилось в песок. Может, память о том, что у реки времени есть дно? Вообще-то невидимое время - могущественная, неостановимая, неподвластная людям сила. А вот заколдованное время-песок, заключенное в колбочку, послушно даже ребенку. Оно начинает двигаться только тогда, когда этого захочет человек. Вы вправе со мной не согласиться. Тогда придумайте (вычитайте, сформулируйте) более устраивающее вас объяснение о происхождении песочных часов. Важно, чтобы не было расхождений в практических действиях. А они могут быть следующими. Вы ставите песочные часы на стол и говорите: "Попробуем съесть кашу за время, которое потребуется песчинкам, чтобы перебежать из верхней части колбочки в нижнюю два раза. Начали!.. Интересно, а сколько времени нужно для того, чтобы съесть суп? Больше или меньше?" Чтобы не тревожить тень гигиенистов и избежать соревновательности во время еды, можно поставить одним из условий, что кашу нельзя есть не только медленнее отпущенного времени, но и быстрее. Согласитесь: это очень важное умение - укладываться точно в срок! Песочные часы могут оказать неоценимую услугу в процессе одевания на прогулку. А вы можете все время сравнивать, сколько времени (сколько "песочных пробегов") потребовалось вам и ребенку на разные виды занятий. Можете даже завести специальную ведомость на стене (лучше - большую, величиной в ватманский лист) и заполнять ее условными значками. В какой-то момент вы почувствуете, что воспитательная сила песочных часов, связанная с эффектом новизны, пошла на убыль, а познавательный урок усвоен. Тогда можно двигаться дальше. Раздобудьте секундомер. Не часы с секундной стрелкой, а именно настоящий секундомер - с крупной стрелкой на крупном циферблате. Это - всем игрушкам игрушка! С появлением секундомера начинается новый период экспериментов, замеров и сопоставлений - период именованного времени. Во-первых, путем наблюдений за резвой стрелкой устанавливается, что время может не только течь, как в песочных часах, но и прыгать, скакать, бежать. Во-вторых, выясняется (с авторитетных слов папы или дедушки), что пробег стрелки по кругу (от отметки 0) - это минута, а прыжок с черточки на черточку - секунда. Отрезки времени приобретают имена. Теперь можно выяснить, сколько кругов обежит стрелка, пока в песочных часах пересыпается песок. Можно взять бутылку, наполнить водой, закрыть крышкой с маленькой дырочкой и подвесить над кастрюлькой донышком вверх. Сидим, наблюдаем, отмечаем, за сколько времени вода перельется из бутылки в кастрюльку. Вот вам и водяные часы собственной конструкции. Ну а дальше можно мерить все подряд: за какое время пробегаем расстояние в 30 м, за какое время пешком взбегаем на третий этаж, за какое время преодолеваем полосу препятствий на детской площадке и т. д. и т. п. Следующее важное наблюдение ставит своей целью сравнить, что происходит на циферблате домашнего будильника или настенных часов в то время, как стрелка секундомера отмеряет свой бег по кругу. Оказывается, минутная стрелка перемещается с одного маленького деления на другое. И когда она отсчитает так все деления, большие часы покажут: миновал час! Теперь можно пересчитывать деления, считать пятерками, учиться определять, который час. Время в ваших руках! За ним можно постоянно наблюдать, и важным этапом в этих наблюдениях становится приобретение к Новому году отрывного календаря! Каждый вечер вы вместе с ребенком будете торжественно произносить: Секунды сложились в минутки, Минутки сложились в часы, И так пробежали сутки, Время вперед спешит. После этого отрывается листочек календаря и подбрасывается в воздух со словами: "День пролетел!" Оказывается, время умеет не только течь, и бежать, но и летать! Это очень нравится ребенку, а для вас важно, чтобы в представлениях ребенка о времени календарь занял место рядом с секундомером и часами - как еще одно приспособление для измерения отрезков времени (только более длинных). Третий вид упражнений связан с умением чувствовать время. Это различные игры на как можно более точное определение временного отрезка. Например, вы просите ребенка замереть или хранить молчание ровно полминуты. Он сам должен определить, когда нужно кончить упражнение. Или, наоборот, даете задание, а по окончании предлагаете ребенку определить, сколько времени ушло на его выполнение. Во "временные игры" можно играть и на детских праздниках. Вот игра "Заколдованный путник" Играющие двигаются вокруг ведущего, который хлопает в ладоши и говорит: Входишь ты в волшебный круг, Замирает все вокруг! Три минуты лишь пройдет, Путник снова отомрет. Можно назначать различные промежутки времени: полминуты лишь пройдет, две минуты лишь пройдет, но минутка лишь пройдет, пятьдесят секунд пройдет, двадцать пять секунд пройдет, семь секундочек пройдет и т. п. С последним словом ведущий нажимает кнопку секундомера и начинает отсчет времени. Тот, кто наиболее точно почувствовал нужное время, становится ведущим. Вариант: Входишь ты в волшебный круг, Замирает все вокруг. Но как время истечет, Путник снова отомрет. С последними словами играющие застывают, а ведущий включает секундомер. Через некоторое время секундомер выключается и раздается хлопок в ладоши или другой звуковой сигнал, по которому "застывшие" путники вновь оживают. Им предлагается отгадать, сколько времени они были "заколдованы". Кто называет самое близкое к действительному значению число, становится ведущим. А вот еще несколько полезных упражнений: Когда это бывает? Первый вариант: взрослый или ребенок по очереди загадывают какое-нибудь время суток и показывают, что они в это время делают. Например, утром - чистят зубы, вечером - раздеваются и т. д. Задача наблюдающего - определить, что делает водящий, и назвать время суток. Второй вариант: взрослый или ребенок называет какое-нибудь время суток и показывает, что он в это время делает (несколько действий), но одно действие при этом заведомо неправильное. Например: утром встаю с постели, умываюсь, сплю. Задача наблюдателя - отгадать, что делает водящий, и определить, какое действие неправильное. Время года Постепенно начинайте знакомить ребенка с календарем, понятиями года, месяца, недели. Заставлять его специально заучивать названия месяцев или дней недели, конечно, не следует. В игре, в совместном чтении связывайте то или иное время года с приметами собственной жизни ребенка (зимой ты будешь кататься на санках, а летом - купаться в речке) и жизни окружающего мира, природы (весной на ветках вырастают листочки, а осенью они опадают). Побуждайте ребенка самостоятельно находить особенности того или иного дня недели, месяца или времени года. Читая малышу стихи, просите его сказать, о каком времени года в них идет речь, сравнить зиму и лето, весну и осень. Зима или осень? Рассматривая фотографии в журналах, иллюстрации в книгах, задавайте вопросы: "Это весна или осень?", "Бывает так в декабре?", "Скоро ли наступит здесь зима?" и т. д. Всего одна минута! Предложите малышу представить, что может произойти в мире за одну минуту (секунду, час). Покажите лист цветной бумаги (например, красного или зеленого цвета) и попросите представить, что это дверь в волшебный мир, в котором можно пробыть только одну минуту. По "возвращении" спросите, что ваш "путешественник" успел сделать в том волшебном мире. После путешествий После настоящих совместных путешествий и поездок с ребенком у вас наверняка будут накапливаться фотографии. Расположите их в альбоме в том порядке, в котором они были сделаны, и рассмотрите их вместе с малышом. При этом обсуждайте последовательность происходивших событий: "Сначала мы...", "Потом было...", "После этого ты..." и т. д. Ростомер Старший дошкольник может почувствовать и оценить более длительные промежутки времени. Бумажная лента-ростомер в детской показывает, что за день и за неделю ничего не изменилось. А через месяц? Через три месяца? Можно обрисовать ладошку на бумаге или сделать отпечаток в специальной пластической массе. Какой твоя ладошка станет через полгода? Попробуем сравнить! Можно изготовить "капсулу времени" из какой-нибудь плотно закрывающейся емкости (например, банки с завинчивающейся крышкой). Пусть ребенок заполнит ее предметами, которые важны для него именно сейчас. Спрячьте "капсулу" подальше и договоритесь о дате ее "вскрытия". Что изменилось за этот срок? Статья подготовлена по материал книги М.С. Аромштам "Дом, в котором живет малыш" и книги Г.Е. Акимовой "Расту, играю, развиваюсь!".


Обучение с пеленок — проблема родителей Раннее развитие: есть ли чем гордитьсяЯ предлагаю посмотреть на раннее развитие детей с несколько иных позиций, чем это обычно делается. И, во-первых, хочу сказать, что здесь я не вижу никакой проблемы. Дети прекрасно развиваются в раннем возрасте, поглощая умопомрачительные объемы информации, если им не мешают взрослые. Независимо от того, стремятся ли родители развить ребенка или не делают этого он пройдет колоссальный этап развития именно в первые 3 года жизни, из которых особенно насыщен первый год. Это происходит просто потому, что ребенок так устроен. Но родители, зная об этой природной особенности ребенка и не вполне понимая, зачем она нужна, боятся чего-нибудь недодать своему чаду. Многие из них окрылены идеей развития гения, чтобы гордиться своими достижениями в воспитании дитяти. Ну, очень хочется маме двухлетнего малыша сказать другой маме: «А наш уже читает!» И непременно подчеркнуть — «вот чего мы достигли!», подразумевая, «какая я молодец, какая я замечательная мама». Раннее развитие ребенка — это всегда проблема родителей, а не малышей. Это всегда стремление испытать гордость за свои родительские достижения, даже если мама и папа искренне уверяют, что они хотят только общения с ребенком, хотят дать ему только самое лучшее. Причем очень часто родители стремятся к этому любой ценой, и все неудачи ребенка рассматривают как личное поражение, подтверждение собственной несостоятельности. Педагоги и психологи из практики знают, что если к ним пришел ребенок, прошедший школу раннего развития, то это, прежде всего, проблемные родители, а потом уже — трудные дети. Зачем ребенку нужно раннее развитие или аргументы «за» Главным аргументом приверженцев идеи раннего развития является особенность развития головного мозга ребенка. В течение первого года жизни мозг развивается на 60%, а к трем годам — на 80%. В самом деле, — это впечатляет! Но это развитие происходит не за счет появления новых клеток мозга, т.е. серого вещества, а за счет разветвления нервной сети, миелинизации нервных волокон и образования связей между ними. Это говорит о том, что задачей развития головного мозга является не столько накопление информации, сколько ее систематизация. Задача накопления информации решается примерно до исполнения малышу 8-9 месяцев, а затем начинается ее систематизация и параллельно продолжается накопление. А зачем ребенку нужно, чтобы к трем годам была накоплена и систематизирована большая часть информации о внешнем мире? Человек существо социальное и ему необходим развитый мозг, чтобы он мог успешно встроиться в социум. Для этого необходимо овладеть многими понятиями. Например, надо знать иерархию группы и общества, различные формы взаимоотношений между ее членами, запретные зоны, свое положение в группе, культурные особенности, быт и систему хозяйствования. Но кроме этого необходимо также знать и то, что позволит выжить, понять взаимосвязи с окружающим миром и уметь ориентироваться в нем. А для этого необходимо знать животный и растительный мир, атмосферные и астрономические явления, смену времени суток и времен года, и т.д. Таким образом, к моменту социальной адаптации, которая начинается у ребенка примерно в 3-3,5 года, он должен знать все, что поможет ему жить по законам группы и выжить в природной среде обитания. Поэтому в зависимости от сложности устройства социума и условий выживания ребенок усваивает тот или иной объем знаний и проводит взаимосвязи между полученными понятиями. С этой точки зрения его развитие в этот период должны быть оптимальным, востребованным жизненной необходимостью. Поэтому попытки навязать ему программу развития определенную не естественным образом жизни, а рекомендациями папы или мамы, Зайцева, Глена Домана или Никитина, мы неизменно вторгаемся в процесс индивидуального развития ребенка и нарушаем его. Авторы и разработчики идеи раннего развития Итак, возможности раннего развития действительно колоссальны и есть механизмы их задействования. В общем, это не новая и вполне доступная информация. Авторы методик раннего развития всегда подают эту информацию как некую диковинку, известную только им. Они наслаждаются этим открытием, и им кажется, что все остальные просто слепцы, которые не видят этих возможностей ребенка. Понятая закономерность позволяет им нажимать на «кнопки», регулирующие развития мозга ребенка, и радоваться — «ура! заработало!». Интересен тот факт, что подавляющим большинством разработчиков идеи раннего развития являются мужчины: Глен Доман, Масару Ибука, Никитин, Зайцев, Чарковский, Гуттерман. Однако сегодня в психологии и психиатрии доказано, что в отличие от женщины, мужчина не способен к идентификации себя с ребенком раннего возраста. Идентификация с ребенком, это особое состояние женщины-матери, позволяющее ей точно понимать все потребности малыша. Именно поэтому в древних обществах мужчина допускался к воспитанию только после исполнения ребенку 3, а то и 7 лет. В некоторых русских деревнях для мужчины считалось позором, принимать участие в воспитание детей до 3 лет. Если он совершал подобный проступок, то женщины могли его публично побить и с криками выгнать из дому. Отец мог баловать маленького ребенка, но не мог воспитывать или учить его. Известно также, что мальчики переходили на мужскую половину не ранее исполнения им 5-6 лет. В этих правилах поведения заключалось прекрасное знание психологии пола, и многовековая мудрость — только женщина-мать может точно чувствовать потребности ребенка и не сможет ему навредить. Мужчина же стремится к нововведениям, плохо рассчитывает силу и поэтому ребенок может стать жертвой оплошности или неудачного эксперимента. Вот когда малыш окрепнет и подрастет, у него появится потребность расширить поле деятельности, тогда ему необходимо участие мужчины. Итак, мужчины придумали, на какие кнопки надо нажимать, чтобы получить вожделенный результат — маленького гения. А что же придумали женщины? А женщины оказались намного мудрее и придумали программу поощрения и поддержки грудного вскармливания, методы мягкой адаптации новорожденного к внеутробному существованию и методику спонтанного развития творческих способностей ребенка. Чему хотят научить ребенка раннего возраста? Многообещающее раннее развитие ребенка, которое начинают, чуть ли не на следующий день после родов (чтобы не опоздать), не отличается разнообразием. Если мы посмотрим, какой именно набор знаний вкладывается в понятие «раннее развитие», то мы увидим, что это чтение и счет. Еще говорят о живописи, иностранных языках и музыке, но мало. Если мы вспомним, какой объем системной информации должен усвоить ребенок (иерархия и культура группы, различные формы поведения, объекты живого и неживого мира, атмосферные и астрономические явления и т.д.), возникает вопрос, а не обедняем ли мы его? Не сводим ли мы его по истине гениальные возможности к собственным примитивным представлениям о том, что такое гениальность? Наверное, для мамы, которая не знает иностранного языка, не умеет складывать в уме трехзначные числа и не любит читать книги, высшее проявление гениальности — это умение читать и считать. Но с точки зрения ребенка это совсем не так. Он готов усваивать знания по зоологии, ботанике, изучать звездное небо, рассматривать облака, познать мир озер, изучить мифологию. Но взрослым трудно дать ему эти знания, они просто не знают этого сами. Зато все они знают алфавит и цифры. Я знала маму, которая гуляла в парке со своей двухлетней дочкой с определителем растений. Девочка прекрасно говорила и задавала матери многочисленные вопросы: «А это — какое дерево? А эта травка как называется? А это что за цветочек?», на которые та не могла ответить. Закончилось это тем, что дочь поправляла маму, если та забывала название растения, и мама, в конце концов, выучила растительный мир средней полосы. Надо сказать, что до этого момента мамаша знала только три названия деревьев береза, сосна и ель, в чем она откровенно и призналась: «Если бы не дочь, так бы и не узнала. А зачем мне это? Я же не лесничий». Зачем детям знания, которые им навязывают взрослые? И все-таки, зачем же родители так упорно хотят, чтобы ребенок умел читать и считать? Ответ прост: чтобы сам читал книги и познавал мир. Но дети не могут познать мир, читая книги. Они просто по-другому устроены и им не нужны те знания, которые нужны взрослым. Более того, они не могут полноценно усваивать информацию теми способами, которыми ее усваивают взрослые. Взрослый человек большую часть информации получает, читая, но она ложится у него на уже сложившийся базис понятий, которые он получил в раннем детстве. У ребенка такого базиса нет, и поэтому прочитанному не на что опереться и не к чему пристроиться. Специфика детского восприятия состоит в том, что лучше всего они усваивают только то, что видят и слышат, то, что получают в непосредственном общении со взрослыми. Но видеть они должны не знаковые символы (цифры и буквы), а объекты внешнего мира и взаимоотношения в группе людей. Из многолетнего опыта воспитания детей первых лет жизни могу сказать, что они очень хорошо запоминают информацию на слух. Трехлетний ребенок способен рассказывать наизусть сказки и стихи, которые слышал от матери или бабушки в 1,5 года притом, что эти стихи ему больше ни разу не читали. Но малыш не может в 3 года воспроизвести стихи и сказки, которые он прочел в 2 года сам. И здесь дело не в технической стороне запоминания, а в эмоциональности восприятия. Ребенок воспринимает то, что передано в непосредственном общении и окрашено эмоцией и множеством интонаций. Текст же, который он читает самостоятельно, не расцвечен эмоциями, потому что малыш пока не имеет опыта эмоциональной передачи информации. Этот опыт складывается у него в результате длительного ежедневного общения, в результате слушания рассказов и переживания различных событий. Формирование эмоционального опыта ребенка раннего возраста чрезвычайно важно для развития у него нравственных понятий. Вся информация должна быть пронизана чувствами. Понятия о добре и зле, счастье и горе, и даже понятие о светлом утре, жарком лете, опасной поездке, уютной комнате и старом диване складываются только тогда, когда ребенок непосредственно наблюдает проявления чувств и эмоций, характеризующих эти понятия. А можно ли вложить глубокие и возвышенные чувства в таблицу умножения и счет? Хочется также сказать о зрительном восприятии объектов внешнего мира. Все знают, что ребенок любит рассматривать и запоминать увиденное. Зная эту особенность ребенка, многие экспериментаторы в игровой форме подсовывают ему таблички со словами, кубики со слогами и т.д., стремясь научить его читать. Наибольшее недоумение у меня вызывает метода развешивания табличек с названиями на все вещи в квартире. Это делается, чтобы ребенок выучил названия предметов, соотнеся объекты с внешним видом слов. Этот метод, к сожалению, не учитывает того, что малыш, глядя на предмет с табличкой, не преследует задачу соотнести объект с его названием, а честно считает, что на всех вещах в доме должны быть вывески. Я думаю, что в таком восприятии мира нет эстетики и реалистичности. Как объяснить ребенку, что остались «неподписанными» деревья в лесу, звезды на небе, облака, цветы и многое другое в этом мире. А еще очень важно понимать, что, глядя на предмет для малыша гораздо важнее соотнести с ним не печатное слово, а услышать как он «звучит». Ребенок занят тем, как вы называете предмет, и какое отношение к этому предмету отражается в ваших словах. Из этого следует, что детям необходим эмоциональный опыт общения со взрослыми и объектами внешнего мира: мир в глазах ребенка становится живым благодаря переживаемым эмоциям, которые он наблюдает во время общения. Но у взрослых другие цели: им надо, чтобы ребенок самостоятельно читал и считал, т.е. занимал себя сам. Получается, что взрослые хотят чисто технически использовать возможности развития ребенка, ограниченные первыми тремя годами жизни, и задействовать все ресурсы его мозга, но при этом они не хотят тратить на малыша много времени. Они будто бы рассчитывают «вот, я научу его всему сейчас, а потом он уже будет все уметь, и не будет меня беспокоить». Скорее всего, эти цели даже не вполне осознаваемы. И здесь возникает еще одна проблема — проблема возможностей взрослых. Оказывается, что маме проще написать сотню табличек и развесить их по всей квартире, чем выразительно прочесть сказку «Курочка ряба» 30 раз подряд (а ребенку раннего возраста именно столько раз и нужно, чтобы он был удовлетворен чтением сказки). Родители пытаются технократизировать общение с малышами, сводя его к тем возможностям, которыми располагают сами. И их можно понять. Им трудно читать сказки вслух с выражением по 20 раз подряд, им трудно найти на небе созвездия, определить геологические породы и виды растений и животных, просто потому что у них нет сил и нет должных знаний о мире. Они просто не могут дать ребенку необходимый ему эмоциональный опыт, насытить его жизнь увлекательными событиями и разнообразием. У них даже нет традиционных праздников, возможности каждый день гулять по лесу, или хотя бы по парку, наблюдать за облаками и звездами, мастерить что-то руками для дела, а именно эти несложные события дают наиболее богатые возможности для развития ребенка и познания им мира. Кто самый умный? Итак, наши цивилизованные родители японцы, русские, англичане, американцы, немцы, французы и многие другие стремятся полностью задействовать ресурсы развития своих детей и прилагают к этому титанические усилия. Но кто же в итоге оказывается самым интеллектуальным из народов, населяющих мир? Аборигены Австралии, индейцы Америки и другие народности, сохранившие первобытные подходы к воспитанию детей. В свое время Гумилев рассказывал о необыкновенной интеллектуальной одаренности индейцев Северной Америки, которые продолжают вести традиционный образ жизни. Никто из родителей не обучает малышей чтению и счеты в раннем возрасте. Но их дети очень быстро осваивают школьную программу, а затем поступают в высшие учебные заведения и успешно закачивают их, также опережая программу. Воззрения древних На каких же принципах строится воспитание детей раннего возраста у нецивилизованных племен. В древности практически все народности считали, что новорожденный ребенок — это целостное существо, обладающее полным вселенским знанием. Его считали божественной сущностью, и поэтому поведение взрослых было ориентировано на удовлетворение всех его потребностей и желаний. По мере роста и приобщения к миру людей ребенок постепенно утрачивал свои связи с миром богов, а вместе с ними и полное божественное знание. Таким образом, в воспитательные задачи взрослых входило сохранение этих изначальных знаний ребенка. Это вполне понятно, — что может быть полнее вселенского знания. Никому не приходило в голову чему-либо учить младенца до исполнения трех лет. Это представлялось абсурдным — ведь никому из нас не придет в голову учить именитого математика таблице умножения. Так же и здесь, как можно осмелиться учить бога человеческим глупостям? Чтобы сохранить божественные знания дитяти существовала целая система приемов воспитания, среди которых немалое место занимали расспросы ребенка. После исполнения малышу полугода родители, бабушки и дедушки ласковым голосом расспрашивали его об устройстве мира, пытаясь таким образом удержать уходящие знания. И, судя по результатам, это им удавалось. Спонтанное развитие творческих способностей Представления о целостности и божественном знании новорожденного были частью представлений о совершенно ином способе восприятия информации. Считалось, что можно все знать, ничему не обучаясь. Эта философия гласила: «В каждой частице Вселенной содержится информация обо всей Вселенной». Значит, в новорожденном уже содержатся все знания о Вселенной, надо только научиться ими пользоваться. Именно на этих представлениях основывались древние методы «развязывания ума» у ребенка, которые сегодня можно назвать методикой спонтанного развития творческих способностей. Эти методы позволяют беспрепятственно осваивать иностранные языки и игру на музыкальных инструментах, делают доступными понимание многих областей знаний, которые кажутся чрезвычайно сложными. Те дети, к которым была применена эта методика, обладают неограниченными интеллектуальными способностями. Наблюдая процесс усвоения ими знаний, складывается впечатление, что ребенок не учится, а лишь знакомится или вспоминает то, что он когда-то хорошо знал. Удивительно, что для раскрытия безграничных возможностей в познании, необходимым условием является правильное пересечение и перевязывание пуповины новорожденного, а затем проведения ряда поддерживающих действий до исполнения ребенку 3-х лет. Наиболее поразительной является способность к освоению музыкальных инструментов и удивительная музыкальность этих детей. Я это знаю на примере своего дедушки, человека, к которому эта методика была применена. Он беспрепятственно осваивал игру на любом музыкальном инструменте, но особенно любил гитару и мандолину. Никогда не зная ни одной ноты, он делал прекрасные гитарные аранжировки популярных мелодий, за что на конкурсе импровизаторов в 20-е годы получил первый приз — испанскую гитару, инкрустированную перламутром и золотом. Примечателен один случай. Однажды дедушка отмечал какой-то праздник в веселой компании своих товарищей. Когда дело дошло до песен и танцев, оказалось, что из инструментов у хозяев есть только рояль. Дед сел за инструмент, прошелся по клавишам и сказал, что он попробует акомпонировать. Когда компания попела и поплясала, один из товарищей деда сказал: «А я и не знал, что ты на рояле играть умеешь!» На что дед ответил: «До сегодняшнего дня я тоже об этом не знал». Заинтересовавшись возможностями неограниченного развития интеллекта и творческих способностей я собрала около 500 свидетельств людей, по отношению к которым эти методы применялись, что позволило им осваивать многие области знаний практически без ограничений. В дальнейшем это послужило базой для проведения небольшого эксперимент, в котором участвовало 20 будущих мам. По отношению к 10 новорожденным этот метод был применен, а по отношению к остальным 10 — нет. Через 5 лет можно было судить о результатах по оценке этих двух групп детей. Дети из группы, где применялся метод спонтанного развития творческих способностей, по оценке педагогов, психологов и родителей, действительно проявляли неординарные способности в понимании многих вещей и проявляли неординарные музыкальные способности. Правда, были затруднения в оценке степени их интеллектуальности: у разных детей она проявлялось в той или иной мере, не являясь однородной. Тем не менее, их интеллектуальный уровень явно превосходил уровень детей из контрольной группы. Эти наблюдения, несмотря на ограниченность выборки, являются достаточными, чтобы расширить применение этого метода, тем более, что он выражается в ряде мер, никоим образом не влияющих на здоровье и психику ребенка. Кроме того, этот эксперимент заставляет задуматься о развитии интеллектуальных способностей вообще. Он открывает принципиально новые, неизвестные ранее возможности развития и подвергает сомнению целесообразность «раннего развития» способностей ребенка с помощью обучения, пусть даже и игрового. Более того, этот эксперимент подтверждает возможность совершенно иного способа получения и использования информации. Существуют механизмы, позволяющие пробудить к жизни и использовать интуитивное бессознательное знание, которое современными людьми практически не используется. Эта возможность значительно облегчает процесс познания и делает его гораздо более эффективным. Резюме Итак, необходимость в раннем развитии ребенка несомненна, но методы, которые пытаются для этого использовать, оставляют желать лучшего. Во всяком случае, я не торопилась бы ставить эксперименты на собственном ребенке, тем более, что никто из разработчиков этих методик не говорит о том, что происходит с гениальностью чада к исполнению ему 30 лет. А это очень важно, потому что только к этому возрасту можно произвести оценку педагогического воздействия на ребенка. Если после всех воздействий и воспитательных мер к 30 годам мы получим яркую личность, человека с устойчивыми нравственными понятиями, способностью к творчеству и широкими интеллектуальными возможностями, значит, мы получили хороший педагогический результат. А если нет? И еще, существуют совершенно иные пути познания и способы творческого развития ребенка. К сожалению, эти методы остаются сегодня недоступными, хотя именно они наиболее просты и наименее трудоемки. Более того, они известны, и их можно широко применять. Но видимо, современным родителям гораздо проще идти по пути технических решений и рисовать на табличках слова и точечки, покупать кубики Зайцева и т.д. Парадокс состоит в том, что, стремясь к развитию интеллекта, мамы и папы не замечают информации о возможности его неограниченного развития, которое достигается другими методами, чем они привыкли представлять. Именно поэтому проблемы «раннего развития» — это проблемы родителей и их представлений о развитии, а детям остается развиваться настолько, насколько им это позволяют сделать взрослые.


МультфильмыМаленькие дети понятия не имеют о множестве вещей, хорошо знакомым нам. Родители выбирают, на что обратить внимание, какую купить книгу, игрушку, какой посмотреть мультфильм. Это НАШ выбор. И ребенок НАМ верит. Экран вместо мамы Летом мы отдыхали в пансионате. Три раза в день приходили в столовую и наблюдали такую картину. Одна мама приводила двухлетнего сына, сажала за стол, доставала ноутбук, включала мультфильм и шла за едой. Затем мальчик, словно загипнотизированный, замирал перед экраном, а мама заполняла его желудок принесенной пищей. А вы подобное не встречали? Дома разве так не бывает? Ребенок, увлечённый мультиком, не мешает заниматься своими делами или под просмотр проглатывает всё, что вы ему предложили. Телевизор выручает, когда надо быстро сбегать в магазин, сходить к соседке, срочно позвонить или ответить по электронной почте. Получается, что мы добровольно предлагаем экран вместо себя. А потом недоумеваем: почему ребенка не оторвать от телевизора? Это не выступление против телевизора и тем более против мультфильмов. Это попытка «приручить» экран, чтобы он служил нашим человеческим целям, а не заменял родителей. Телевизор, при разумном потреблении, может принести много пользы, он расширяет кругозор, способствует общему развитию, служит хорошим развлечением. Но как сделать так, чтобы подчинить экран развитию ребенка? Превратить зло в добро? Как выбрать мультфильм? Сначала вспомним свое детство. Практически все любили смотреть телевизор, и тем более мультфильмы. Многие родители помнят, как они в детстве ждали начала «Спокойной ночи, малыши!» или «В гостях в сказки». Выбор был невелик. Сегодня всё по-другому. Родительские предпочтения формируют репертуар просмотра подрастающего малыша. Одни утверждают, что ребенку полезно смотреть только старые отечественные мультфильмы «потому что они добрые и смысловые», только их покупают и показывают. Другие считают, что дите может смотреть любые мультфильмы, лишь бы они ему нравились. Одна мама пишет: «Специально во время беременности скачала и пересмотрела около 300 мультфильмов для дочки. Отсортировала их по темам и по продолжительности. Очень удобно. Начинали с коротких и музыкальных, с поучительным сюжетом и народным фольклором…» Редко кто во время беременности задумывается о такой, казалось бы, мало значимой теме, а ведь потом уже кажется, что нет времени на фильтрацию, будем смотреть из имеющегося в наличии. Правда, существует и другая точка зрения: любой мультфильм может послужить в умелых руках полезным занятием. Это значит, что просматривать (а затем и обсуждать) мультфильмы нужно вместе с детьми. И чем младше ребенок, тем это важнее. Хотелось бы привести слова Юрия Красного, педагога и писателя, автора стихов, сказок и книг о творческом развитии детей: «Дело в том, что максимальная польза (или хотя бы минимальный вред) от просмотров зависит не столько от перечня фильмов, сколько от многообразных и многочисленных приемов и форм работы с экраном. В самых общих чертах, выбор фильма зависит от: а) соответствия возрасту, б) соответствия конкретному опыту и ожиданиям ребенка (в группе – не так, как в семье), в) художественного уровня, г) развивающих задач, которые вы сегодня решаете». Учимся видеть, слышать, думать Осенью этого года мы попали на «Большой фестиваль мультфильмов» в Москве. Билеты стоили копейки и заказывать их надо было заранее. Большинство фестивальных мультфильмов невозможно посмотреть по телевизору, купить на диске или скачать. Почти все фильмы уникальны и оригинальны. На таком фестивале понимаешь, что мультфильм не обязательно должен быть снят в трехмерном формате и со спецэффектами, важно, чтобы была история, которая берет за душу. После сеанса нам раздали анкеты, в которых просили отметить понравившийся фильм. Такой живой дискуссии детей с родителями я давно не видела! Это как раз то, о чем говорил Юрий Красный – о форме работы с мультфильмом. Оказалось, что не всегда дети на экране видят то, что видят родители. Анимация – это концентрированный напиток с множеством содержаний. И для ребенка иногда оказывается важнее тот или иной персонаж, деталь или действие, на которое родитель вообще не обратил внимание. Именно поэтому совместное обсуждение так важно: не упустить момент, когда появляются страхи, или когда вдруг активно начинает работать воображение. Как лучше организовать просмотр мультфильма? Выберите на ваш взгляд самый лучший фильм, исходя из критериев, предложенных выше. Посмотрите его сами, без ребенка и составьте список вопросов. Для совсем маленьких детей это в основном вопросы: ЧТО и КТО. Для детей после трех лет: ПОЧЕМУ? ЗАЧЕМ? СКОЛЬКО? КАК? И т.д. Посмотрите с ребенком мультфильм. Обратите внимание на реакции ребенка во время просмотра. В какой момент оживился или расстроился, как сопереживал. Если ребенок испугался, заплакал, убежал в другую комнату, прекратите просмотр и проанализируйте, что так впечатлило ребенка. После просмотра обсудите, что понравилось, а что нет, задайте приготовленные вопросы. С ребенком постарше можно договориться о том, что после окончания мультфильма он будет задавать маме вопросы. Дети живо включаются в игру и «ловят» маму на нюансах: какого цвета был шарик, кто первый побежал, что стояло на столе и т.д. Разговаривайте с ребенком после просмотра о том, что он увидел и что понял, какой эпизод и почему произвел на него большее впечатление. Предложите на следующий день или спустя несколько дней посмотреть еще раз этот мультфильм с остановками. Вы почувствуете, что ребенок начнет иначе смотреть фильм. А дальше включайте воображение: лепите и рисуйте с малышом персонажей, разыгрывайте ситуации из мультфильма, придумывайте другое окончание мультфильма или продолжение. Помните, что сказал А. Эйнштейн: «Воображение важнее, чем знание…». Что смотреть? Список рекомендованных к просмотру мультфильмов вы можете составить сами. Только помните, что первые фильмы должны быть короткими, простыми и понятными маленькому зрителю. По тематике лучше всего – фольклор (народные сказки), затем – авторские сказки, увязанные с современными реалиями (например, сюжеты о Чебурашке, Карлсоне, Простоквашино и т.п.). Хорошо начинать с музыкальных мультфильмов или созданных по мотивам известных стихов Энтина, Маршака, Барто, Чуковского, Токмаковой, Хармса и др. У профессионалов лучшим мультфильмом всех времен и народов считается «Сказка сказок» Юрия Норштейна. А японцы назвали таковым его же «Ежика в тумане». В художественном отношении хороши фильмы Ф.Хитрука, И.Иванова-Вано, Э.Назарова, Ю.Норштейна, Л.Атаманова, Р.Качанова, И.Аксенчука, Б.Степанцева и многих других мастеров. Есть еще много отличных режиссеров английских, американских, чешских, французских, польских, итальянских, эстонских – только всё это труднее раздобыть. Осторожно относитесь к избыточно динамичным мультфильмам, пресыщенным героями и событиями. Очень интересно и важно смотреть мультфильмы, сделанные самими детьми. Их можно найти и скачать в Интернете. Например, вот здесь: http://video.mail.ru/mail/y.krasny/ В последнее время анимационное кино развивается в двух направлениях. Это короткометражные сериалы и полнометражные мультфильмы. Для маленьких зрителей лучшим будет смотреть короткометражные сериалы, поскольку трех-четырехлетнему ребенку будет сложно уследить за сюжетом полнометражного мультика и тем более длительный просмотр создает большую нагрузку на его психику и глаза. Короткометражные сериалы можно ограничить одной или двумя (в зависимости от возраста ребенка и продолжительности серии) сериями в день. Но лучше не смотреть две-три серии подряд. Делайте перерыв на обсуждение. Ребенок ведь только учится с помощью взрослых адекватно оценивать показанные ситуации, разбираться в тонкостях эмоций и оттенков. При просмотре двух мультфильмов подряд впечатления могут наложиться одно на другое. А для ребенка важнее углубление в одной теме, чем скольжение по сразу нескольким. Нужно время на размышление, а не сразу следующий мультфильм. Хотелось бы в этой теме привести слова из книги И.Н. Тимофеевой «Что и как читать вашему ребенку от года до десяти». В главе «Книга и телеэкран» она рассказывает о знакомых детях. «Настина мама, пользуясь видеопрокатом, познакомила дочку с экранной классикой мировой детской литературы уже к 4—5-ти годам, что внесло в жизнь девочки много радости и очень обогатило ее духовный мир. Помногу раз она смотрела «мультики» по мотивам русских народных сказок, сказок Пушкина, Андерсена, Э. Успенского, диснеевские шедевры... Буратино, Аленушка, оленёнок Бемби, Дюймовочка, Винни-Пух, Белоснежка и гномы, Маугли, Микки Маус, Золушка, Незнайка, Чебурашка — все они друзья Насти. Она говорит о них, играет с ними и даже видит их во сне. «Мультики» дали Насте первое представление о любви, чистое, красивое, поэтичное, и она даже сумела связать его с жизнью. Однажды зимним вечером мы гуляли вместе с Севой, который, убегавшись до изнеможения, на секунду прилег на горке, закрыв глаза (у ребят такое часто бывает). Настя посмотрела и сказала: «Сева — принц, его надо поцеловать». Мальчик замер...» Мультфильмы и книги Если мультфильм сделан по какому-то произведению, то как лучше, - сначала читать книгу или смотреть фильм? Однозначного ответа нет. Некоторые мультфильмы хорошо дополняют восприятие книги, а некоторые настолько далеки от основного сюжета, что может лучше их и вообще не связывать. Если вы решите и читать, и смотреть, то лучше начать… с пересказа «своими словами». Тогда в контакте, глаза в глаза, вы поймете, насколько интересна эта тема ребенку, как он реагирует, есть ли «всплеск» на сюжет. Пересказывая книгу, интонируйте, включайте мимику, жесты, даже движения. Потом можно вместе почитать и посмотреть мультфильм. Первая ласточка Есть еще две темы, о которых хотелось бы поговорить – это обучающие фильмы для детей и мультфильмы своими руками. Об этом в следующий раз. К сожалению, ни нас, на наших детей никто не учит, КАК и ЧТО смотреть на экране. В Эстонии, например, много лет назад в школьные программы был официально введен курс по экранным искусствам. Дети не просто учили теорию, они выполняли практические задания, входили в «кухню» кино и ТВ. В России эта идея не прошла. Но вот на днях прочитала такую новость: «Национальный детский фонд при поддержке Департамента образования города Москвы готовит к выпуску сборник статей, посвященный развитию и перспективам анимационного образования в современной отечественной школе. В основе сборника – статьи и материалы преподавателей московских школ, отобранные по итогам профессионального конкурса «Анимационное образование сегодня: опыт, ресурсы и перспективы». Может быть это первая ласточка?


Copyright © 2012-14 Здоровье и воспитание детей
  Яндекс.Метрика